Статья 1019. Передача в доверительное управление имущества, обремененного залогом

1. Передача заложенного имущества в доверительное управление не лишает залогодержателя права обратить взыскание на это имущество.

2. Доверительный управляющий должен быть предупрежден о том, что передаваемое ему в доверительное управление имущество обременено залогом. Если доверительный управляющий не знал и не должен был знать об обременении залогом имущества, переданного ему в доверительное управление, он вправе потребовать в суде расторжения договора доверительного управления имуществом и уплаты причитающегося ему по договору вознаграждения за один год.

Комментарий к Ст. 1019 ГК РФ

1. Комментируемая статья в целом устанавливает основные условия доверительного управления имуществом, обремененным залогом.

Во-первых, законодатель в качестве общего правила допускает передачу в доверительное управление имущества учредителя управления, находящегося в залоге. Однако следует учитывать, что, поскольку договор доверительного управления относится к числу реальных договоров, его заключение связывается с фактом передачи объекта доверительного управления управляющему (вещным эффектом), а значит, и с нахождением этого имущества в момент заключения договора в обладании учредителя управления. Если это имущество находится в обладании залогодержателя, то передать его доверительному управляющему, а следовательно, и заключить договор доверительного управления в отношении такого заложенного имущества залогодатель не сможет. Таким образом, учредитель может передать в доверительное управление только те заложенные объекты, которые остаются во владении учредителя-залогодателя (ипотека, заложенные имущественные права и т.п.) и могут быть реально переданы доверительному управляющему.

Во-вторых, передача заложенного имущества в доверительное управление относится к числу распорядительных действий учредителя-залогодателя, а потому в силу п. 2 ст. 346 ГК РФ может осуществляться с согласия залогодержателя, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога.

Так, закон предусматривает несколько случаев запрета на передачу в доверительное управление заложенных ценных бумаг. Например, ч. 3 ст. 13 Федерального закона «Об инвестиционных фондах» запрещает передавать в доверительное управление паевым инвестиционным фондом имущество, находящееся в залоге, что объясняется необходимостью поддержания уровня ликвидности имущества паевого инвестиционного фонда <1>. Передаваемые в общие фонды банковского управления денежные средства и ценные бумаги также должны быть свободны от обременений, в том числе от залога (п. 2.3 Общих условий создания и доверительного управления имуществом общего фонда банковского управления <2>).

———————————
<1> См.: Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Комментарий к Федеральному закону «Об инвестиционных фондах» (постатейный). М., 2003 (комментарий к ст. 13) // СПС «КонсультантПлюс».

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

<2> Приложение N 2 к Инструкции ЦБ РФ от 2 июля 1997 г. N 63 «О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации» // Вестник Банка России. 1997. N 43.

В то же время договором о залоге залогодателю может быть предоставлено право распоряжаться предметом залога, в том числе и путем передачи его в доверительное управление, свободно, без необходимости получения согласия залогодержателя. Аналогичное правило может быть предусмотрено и законом. Например, п. 5 ст. 1233 ГК РФ допускает распоряжение залогодателем (правообладателем) исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в течение срока действия договора без согласия залогодержателя, если договором не будет предусмотрено иное.

В-третьих, в силу п. 1 комментируемой статьи передача заложенного имущества в доверительное управление не лишает залогодержателя права обратить взыскание на это имущество.

В-четвертых, при заключении договора доверительного управления управляющий, согласно требованию п. 2 комментируемой статьи, должен быть предупрежден о том, что передаваемое ему в управление имущество обременено залогом.

В целом соблюдение этих четырех условий передачи в доверительное управление имущества, обремененного залогом, направлено на обеспечение баланса интересов сторон в договоре доверительного управления и залогодержателя как кредитора учредителя доверительного управления.

2. Правило п. 1 комментируемой статьи говорит о сохранении права залогодержателя на обращение взыскания на имущество, которое было передано в доверительное управление, решая тем самым вопрос о соотношении сталкивающихся здесь двух видов обременений (ограничений) — залога как вещного обременения и доверительного управления как обременения обязательственно-правового <1>.

———————————
<1> В данном случае мы применяем терминологию, использованную законодателем в Федеральном законе «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (ст. ст. 1, 4 и др.), хотя в научной литературе нет единства взглядов в понимании доверительного управления как обременения (ограничения). См.: Микрюков В.А. Ограничения и обременения гражданских прав. М., 2007. С. 85 — 90.

Закон разрешает это столкновение прав в пользу залога в силу его вещно-правового характера и, в частности, качества следования, которое позволяет залогодержателю сохранять свое право и в том случае, когда объект залога (в нашем случае — имущество учредителя управления) переходит к другому лицу.

Права доверительного управляющего, несмотря на их «вещно-правовое оперение» (в виде наличия права владения, осуществления доверительным управляющим «правомочий собственника»), тем не менее имеют обязательственно-правовой характер, который по ряду признаков не позволяет распространить на них качество следования <1>.

———————————
<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 842; Беневоленская З.Е. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. СПб., 2002. С. 212; Микрюков В.А. Указ. соч. С. 87. Хотя существует и противоположная точка зрения. См.: Пьяных Е.С. Место договора доверительного управления имуществом в системе гражданско-правовых обязательств // Юрист. 2004. N 12. С. 24; Курбатов А.Я. Вещные права в правоотношениях доверительного управления имуществом: анализ правового регулирования (работа подготовлена для СПС «КонсультантПлюс». 2008).

Во-первых, хотя никаких запретов на совершение учредителем распорядительных актов закон не содержит, однако из самого смысла доверительного управления следует, что с момента заключения договора правомочия собственника, включая распоряжение, осуществляет все же доверительный управляющий. Поэтому сохранение за учредителем как собственником свободы распорядительных действий может если не подвергнуть сомнению саму целесообразность существования доверительного управления, то по крайней мере существенно снизить его ценность. Эта позиция находит подтверждение и в арбитражной практике <1>, и в ее доктринальной оценке <2>.

———————————
<1> Постановления ФАС Уральского округа от 13 апреля 2006 г. N Ф09-2588/06-С3; ФАС Дальневосточного округа от 21 ноября 2006 г. N Ф03-А59/06-1/4448.

<2> Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, частей второй и третьей / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2009. С. 1164 — 1166.

Во-вторых, допущение отчуждения учредителем имущества, переданного в доверительное управление, повлечет перемену лица в обязательстве на стороне учредителя управления, которая должна быть совершена в порядке и с соблюдением условий уступки прав и перевода долга, предусмотренных гл. 24 ГК РФ. Соблюдение этих правил может сделать такую перемену лиц невозможной и даже привести к прекращению договора (абз. 6 п. 1 ст. 1024 ГК).

3. Передача в доверительное управление имущества, обремененного залогом, хотя и допускается законом, тем не менее создает аналогичные угрозы для доверительного управляющего, что и отчуждение, и иные распорядительные акты учредителя управления в отношении этого имущества. В частности, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения учредителем обязательства, обеспеченного залогом, для удовлетворения требований кредитора взыскание может быть обращено на имущество, переданное в доверительное управление, что неизбежно подорвет материальную основу доверительного управления. Поэтому п. 2 комментируемой статьи обязывает учредителя управления при заключении договора предупредить доверительного управляющего о том, что передаваемое ему в управление имущество обременено залогом.

Казалось бы, такое предупреждение должно стать одним из существенных условий договора доверительного управления, однако характер последствий несоблюдения этого требования совершенно другой. Отсутствие уведомления о том, что имущество, передаваемое в доверительное управление, обременено залогом, не делает такой договор незаключенным, но дает доверительному управляющему право в судебном порядке потребовать расторжения договора и уплаты причитающейся ему по договору годовой суммы вознаграждения, при том условии, что доверительный управляющий не знал и не должен был знать о таком обременении. Из этого следует, что речь здесь идет об ответственности учредителя управления за неисполнение им преддоговорной обязанности <1>, возложенной на него правилом п. 2 комментируемой статьи. Такая ответственность учредителя управления наступает только перед добросовестным доверительным управляющим, который не знает и по обстоятельствам дела не должен знать о существующем обременении имущества. Например, управляющий проверил документацию по имуществу, в которой факт залога не нашел отражения. Другое дело, если речь идет о заложенной недвижимости, передаваемой в доверительное управление; управляющий может и должен получить эту информацию из ЕГРП. В случае спора учредитель управления должен доказать, что управляющий был извещен об обременении, лежащем на имуществе, а доверительный управляющий доказать отсутствие у него такой информации и невозможность ее получения им по обстоятельствам дела.

———————————
<1> Глинцевич К.В. Преддоговорная ответственность в российском гражданском праве (culpa in contrahendo) // Вестник ВАС РФ. 2009. N 3. С. 39.