Статья 1020. Права и обязанности доверительного управляющего

1. Доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий осуществляет в случаях, предусмотренных договором доверительного управления.

2. Права, приобретенные доверительным управляющим в результате действий по доверительному управлению имуществом, включаются в состав переданного в доверительное управление имущества. Обязанности, возникшие в результате таких действий доверительного управляющего, исполняются за счет этого имущества.

3. Для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушения его прав (статьи 301, 302, 304, 305).

4. Доверительный управляющий представляет учредителю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельности в сроки и в порядке, которые установлены договором доверительного управления имуществом.

Комментарий к Ст. 1020 ГК РФ

1. Комментируемая статья, несмотря на ее название, регламентирует не все права и обязанности доверительного управляющего, возникающие из данного договора, а только те, которые образуют и «обеспечивают» функцию управления имуществом через доверительного управляющего. При этом термин «управление» употребляется здесь не как «особое правомочие» <1> доверительного управляющего, а как его «целенаправленная деятельность» в отношении имущества собственника-учредителя, обусловленная задачами доверительного управления (сохранностью имущества, его эксплуатацией, эффективным функционированием и др.).

———————————
<1> Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991. С. 66.

Права, связанные с управлением имуществом, доверительный управляющий приобретает из внутреннего отношения с учредителем управления, а осуществляет их в процессе такого управления во внешних отношениях с третьими лицами. Такая структура отношений очень сходна с отношениями, возникающими в связи с хозяйствованием в отношении имущества собственника (с правами оперативного управления и хозяйственного ведения), однако кардинально отличается от них по своей природе.

Управление, осуществляемое в связи с хозяйствованием в отношении имущества собственника, основано на экономическом обособлении его субъектов (государственных и муниципальных предприятий и учреждений) от собственника, поэтому облекается в вещно-правовую форму оперативного управления или хозяйственного ведения и реализуется через триаду правомочий, определенную законом. По сути такое управление представляет собой вещно-правовую форму реализации права собственности.

Доверительное управление может быть связано (например, по отношению к такому объекту, как предприятие), а может быть и не связано с хозяйствованием в отношении имущества учредителя-собственника (например, когда имущество в своей совокупности не образует такого единого объекта, как хозяйство), но во всех случаях оно не основывается на экономическом обособлении доверительного управляющего. Как отмечается в комментарии к п. 1 ст. 1018 ГК РФ, обособляется для целей доверительного управления само имущество учредителя, а управление им облекается в обязательственно-правовую форму, позволяющую этому имуществу участвовать в гражданском обороте стараниями доверительного управляющего. Поэтому и управление реализуется не через «триаду» правомочий собственника, а через действия доверительного управляющего по осуществлению только тех правомочий учредителя-собственника, которые допускаются законом и (или) договором. Такое управление по сути представляет собой иную обязательственно-правовую форму реализации права собственности.

2. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. Содержание этого правила позволяет судить, с одной стороны, о структуре правомочий собственника, через которые доверительный управляющий может осуществлять управление имуществом, и с другой стороны, о пределах осуществления этих правомочий доверительным управляющим.

Структура правомочий собственника, через которые доверительный управляющий вправе осуществлять управление имуществом учредителя, целиком и полностью определяется внутренним (договорным) правоотношением между ними, которое в качестве общего правила п. 1 комментируемой статьи моделирует эту структуру в самом широком смысле — как «все правомочия» собственника (триада). Такой подход в полной мере корреспондируется с правилами п. п. 2 и 4 ст. 209 ГК РФ о праве собственника совершать в отношении своего имущества любые действия, в том числе передавать другим лицам права владения, пользования и распоряжения имуществом. Однако, как верно отмечается в литературе, обязательственно-правовая природа доверительного управления не предполагает «жестко фиксированного (Typenfixierung, numerus clausus) перечня правомочий» <1>. В частности, тот же п. 1 комментируемой статьи гласит, что распоряжение недвижимым имуществом доверительный управляющий может осуществлять только в случаях, предусмотренных договором доверительного управления. А при осуществлении деятельности по доверительному управлению автомобильными дорогами доверительный управляющий вправе передавать их только во временное владение и в пользование операторам (лицам, ответственным за содержание, ремонт автомобильных дорог, оказание услуг по организации проезда и взимание платы), но не вправе производить их отчуждение под страхом ничтожности таких сделок (ст. ст. 30, 31 Федерального закона от 17 июля 2009 г. N 145-ФЗ «О государственной компании «Российские автомобильные дороги» и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» <2>). Иногда исключительный характер имущества, передаваемого в доверительное управление, предопределяет права доверительного управляющего по распоряжению им. Так, управление ценными бумагами, денежными средствами просто невозможно без распоряжения ими путем совершения сделок (ст. 5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» <3>).

———————————
<1> Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. М., 2008. С. 83.

<2> Собрание законодательства РФ. 2009. N 29. Ст. 3582.

<3> Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

Точно так же и пределы осуществления доверительным управляющим названных правомочий собственника могут определяться и законом, и договором. Например, при осуществлении управляющим правомочий по управлению имуществом подопечного он, в силу прямого указания п. 2 ст. 37 и ч. 2 п. 1 ст. 38 ГК, не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки: а) по отчуждению, в том числе обмену или дарению, имущества подопечного; б) по сдаче его внаем, в безвозмездное пользование или в залог; в) влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, раздел его имущества или выдел из него долей; г) любые другие сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного. Аналогичные или иные пределы, исходя из конкретных случаев и специфики управления различными видами имущества, могут быть предусмотрены и в самом договоре доверительного управления.

3. Пункт 2 комментируемой статьи определяет правовой режим прав и обязанностей, приобретенных доверительным управляющим в результате совершения действий по доверительному управлению имуществом.

В основе построения такого режима лежит, во-первых, отмеченная выше идея «автономности» имущества, переданного в доверительное управление. Благодаря действиям доверительного управляющего имущество учредителя включается в гражданский оборот, что отражается на составе и стоимости этого имущества: права, приобретенные доверительным управляющим, включаются в состав имущества, а обязанности, возникшие в результате действий управляющего, исполняются за счет этого имущества. Внешними показателями включения прав в состав имущества и исполнения за счет него обязанностей являются документы регистрационного учета (по правам на недвижимое имущество), данные отдельного бухгалтерского баланса и бухгалтерского учета, состояние отдельного лицевого счета (по ценным бумагам) и отдельного банковского счета (по денежным средствам).

Во-вторых, равновесный механизм «обогащения» переданного в управление имущества приобретенными правами и «обременения» его возникшими обязанностями работает при условии проявления доверительным управляющим должной заботливости об интересах выгодоприобретателя и учредителя управления. Отход от этих интересов обязывает доверительного управляющего к возмещению убытков, причиненных имуществу, переданному в доверительное управление, за счет собственного имущества доверительного управляющего (см. комментарий к п. 1 ст. 1022 ГК).

В-третьих, отмеченный равновесный механизм также работает при условии, если доверительный управляющий действует в соответствии с теми правомочиями учредителя-собственника и в тех пределах, которые допускаются законом и договором. Поэтому за действия, совершенные доверительным управляющим с нарушением установленных для него ограничений или с превышением установленных пределов, доверительный управляющий также будет отвечать лично (см. комментарий к п. 2 ст. 1022 ГК).

4. Права и обязанности, приобретенные доверительным управляющим в результате совершения действий по доверительному управлению имуществом, отражаясь в данных регистрационного, бухгалтерского и иного учета, позволяют судить о степени эффективности действий доверительного управляющего, который должен в соответствии с п. 4 комментируемой статьи предоставить учредителю управления и выгодоприобретателю отчет о своей деятельности. Хотя п. 4 комментируемой статьи и говорит об отчете в единственном числе, речь все же идет о разных видах отчета доверительного управляющего.

Обязанность доверительного управляющего отчитаться перед учредителем управления объясняется тем, что за учредителем сохраняются все правомочия собственника имущества, которым как чужим управляет доверительный управляющий. Поэтому право учредителя требовать отчет от управляющего по действиям, совершенным в порядке управления таким имуществом, представляет собой форму контроля со стороны учредителя порядка такого управления и его результатов. Для учредителя в зависимости от целей управления нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий может выступать наличие минимально необходимых выгод от использования имущества, а в ряде случаев — отсутствие в нем реального ущерба (см. комментарий к п. 1 ст. 1022 ГК). Поэтому в зависимости от оснований возникновения, вида имущества и целей доверительного управления отчет может включать данные о состоянии имущества (сохранности), о совершенных действиях, в том числе о сделках с ним, о приобретенных правах и обязанностях, об осуществлении прав и исполнении обязанностей, о финансовых результатах управления и др. К отчету доверительного управляющего должны быть приложены документы, подтверждающие факты, отраженные в отчете.

Обязанность доверительного управляющего отчитаться перед выгодоприобретателем обусловлена положением его как третьего лица, в пользу которого заключен договор (ст. 430 ГК), и его статусом. Как третье лицо, выгодоприобретатель не приобретает всего комплекса прав и обязанностей по договору доверительного управления, а поэтому не вправе требовать отчета о всех действиях доверительного управляющего. Но как лицо, имеющее право на выгоды от доверительного управления, выгодоприобретатель вправе требовать отчета о результатах доверительного управления. Для выгодоприобретателя нижней границей эффективности результатов совершенных доверительным управляющим действий выступает лишь наличие минимально необходимых выгод от имущества (доходов, выгод в иной форме), от доверительного управления им (см. комментарий к п. 1 ст. 1022 ГК).

Отчеты доверительный управляющий обязан представлять в сроки и в порядке, предусмотренные договором доверительного управления.

5. Для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, п. 3 комментируемой статьи предоставляет доверительному управляющему право использовать вещные иски. Такой подход в выборе способов защиты объясняется опять же характером обособления имущества, передаваемого в доверительное управление, которое как бы находится в «автономном состоянии», участвует в гражданском обороте через доверительного управляющего — титульного владельца этого имущества и превращает последнего в наиболее актуальную фигуру при посягательстве на это имущество третьих лиц.

С момента получения имущества, переданного в доверительное управление, в титульное владение, доверительный управляющий вступает в абсолютные правоотношения со всеми третьими лицами и при посягательстве на это имущество вправе использовать виндикационный (ст. ст. 301, 302 ГК) и негаторный (ст. 304 ГК) иски. Используя эти иски, доверительный управляющий должен доказать законность своего владения путем ссылки на заключенный договор доверительного управления, а при передаче в доверительное управление недвижимого имущества — на государственную регистрацию такой передачи. Закон со ссылкой на ст. 305 ГК РФ допускает использование этих исков и против учредителя-собственника <1>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (том 2) (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) включен в информационный банк согласно публикации — Юрайт-Издат, 2006 (3-е издание, переработанное и дополненное).

<1> Такое толкование п. 3 комментируемой статьи достаточно распространено и в научной литературе. См., например: Суханов Е.А. Договор доверительного управления имуществом // Вестник ВАС РФ. 2000. N 1. С. 90; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3 т. / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина; Институт государства и права РАН. М., 2004. Т. 2. С. 850. Иное толкование см.: Эрделевский А.М. О защите прав титульного владельца // СПС «КонсультантПлюс». 2003.

Однако, как представляется, такое понимание противоречит самой природе доверительного управления. Доверительный управляющий хотя и приобретает право владения, тем не менее оно, как отмечается в п. 3 комментария к ст. 1018 ГК, не представляет собой некое отдельное, самостоятельное право. Поскольку доверительный управляющий никаких правомочий собственника не получает, а получает лишь возможность их осуществления, то возникает вопрос: может ли доверительный управляющий, осуществляя чужие права, а значит, действуя в чужом интересе, защищаться против обладателя этих прав и интереса с помощью вещных исков? Очевидно, что нет. Доверительный управляющий не получает ни одного из правомочий собственника, не имеет собственного интереса в извлечении полезных свойств из вещей собственника, а поэтому, находясь с управляющим не в абсолютном, а в относительном правоотношении, вправе потребовать от учредителя в случае его противоправных действий, связанных с изъятием вещей, находящихся во владении доверительного управляющего, или не связанных с лишением владения, лишь возмещения причиненных убытков (ч. 2 ст. 398 ГК) <1>.

———————————
<1> Как верно отмечает К.И. Скловский, если бы ГК предусматривал владельческую защиту, то нужда в использовании ст. 305 Кодекса в этих случаях отпала бы вовсе. См.: Право собственности: актуальные проблемы / Отв. ред. В.Н. Литовкин, Е.А. Суханов, В.В. Чубаров. С. 92.

Использование доверительным управляющим вещно-правовых исков не следует абсолютизировать и в силу того, что объектами доверительного управления не всегда бывают телесные вещи. Поэтому при посягательстве на такие объекты доверительного управления, как бездокументарные ценные бумаги, имущественные и исключительные права, не находящиеся в составе имущественных комплексов, доверительному управляющему следует использовать весь арсенал средств защиты, который ему предоставляет ст. 12 ГК РФ.