Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником

1. Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

2. Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

Комментарий к Ст. 1068 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает особенности ответственности за другое лицо, причинившее вред, а именно:

— работодателя за действия работников;

— заказчиков и других лиц на основании гражданско-правового договора за лиц, действовавших по их заданию и под их контролем;

— полных товариществ, товариществ на вере, производственных кооперативов за их участников при осуществлении ими деятельности товарищества или кооператива.

Положения настоящей статьи не означают, что в трудовых отношениях к работникам приравниваются лица, с которыми заключен гражданско-правовой договор. Как отмечается в ч. 4 ст. 11 ТК РФ, в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера (если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей). Наличие фактических трудовых отношений может быть установлено судом.

Положение абз. 1 п. 1 настоящей статьи распространяется не только на постоянных работников данной организации, но также и на временных (на основании срочного трудового договора), совместителей или внештатных работников, т.е. на всех лиц, с которыми заключен трудовой договор либо которые на основании фактического допущения приступили к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ст. 16 ТК).

Работник в момент причинения вреда должен находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, обусловленных трудовым договором. Трудовые (служебные, должностные) обязанности работника определяются в трудовом договоре, согласно которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации, профессии, должности, конкретного вида, с подчинением внутреннему трудовому распорядку.

В качестве работодателя согласно ст. 20 ТК РФ может выступать физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры. В качестве работодателей — физических лиц выступают физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности. Физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, не освобождаются от исполнения обязанностей, возложенных на работодателей — индивидуальных предпринимателей. Кроме того, в качестве работодателей выступают физические лица, вступающие в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства и не являющиеся индивидуальными предпринимателями.

Если работником вред был причинен при исполнении своих должностных обязанностей юридическому лицу, не являющемуся его работодателем, например при выполнении договорных обязательств между хозяйствующими субъектами, то вред возмещает юридическое лицо, являющееся работодателем работника.

Если вред причинен работником в нерабочее время, не при выполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то нормы комментируемой статьи не подлежат применению, что подтверждается и судебной практикой <1>.

———————————
<1> Определение ВАС РФ от 7 ноября 2007 г. N 14802/07 по делу N А65-38932/2005-СГ3-12. Исходя из положений ч. 1 ст. 1068 ГК РФ возложение ответственности на юридическое лицо за действия своего работника возможно в том случае, если работник причинил вред при исполнении трудовых обязанностей и имелись общие условия ответственности за вред, предусмотренные ст. 1064 ГК РФ.

В том случае, если вред причинен работником другим работникам юридического лица, то на данные отношения также распространяются нормы комментируемой статьи, что подтверждается и судебной практикой. Так, согласно приговору суда <1> причинитель вреда в момент причинения тяжкого вреда здоровью своего подчиненного, являясь командиром отделения, в котором служил потерпевший, руководил его работой в соответствии с должностными обязанностями. При таких условиях ответственность за вред, причиненный работником, должна нести войсковая часть, т.е. работодатель, где он состоял на военной службе.

———————————
<1> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов за 2001 год» // СПС «КонсультантПлюс».

В процессуальных отношениях работодатель выступает в качестве ответчика, а непосредственный причинитель вреда — в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика. Так, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» <1> отмечается, что в случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии с комментируемой статьей является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст. 43 ГПК).

———————————
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

В правоприменительной практике возникает конкуренция между нормами комментируемой статьи и ст. 1079 ГК РФ, и вопрос решается в пользу последней как специальной, устанавливающей ответственность владельца источника повышенной опасности независимо от вины. При этом не является самостоятельным владельцем и ответчиком по ст. 1079 ГК РФ лицо, управляющее чужим транспортным средством в силу исполнения трудовых или служебных обязанностей. В случае причинения вреда источником повышенной опасности за пределами служебных обязанностей, в нерабочее время, для личных нужд ответственность возлагается на работодателя, если тот не докажет, что транспортное средство выбыло из его владения в результате противоправных действий работника (п. 2 ст. 1079 ГК). При наличии вины работодателя в противоправном изъятии транспортного средства из его владения ответственность может быть возложена как на работодателя, так и на его работника — в долевом порядке.

3. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи распространяется также на лиц, которых связывают гражданско-правовые отношения, но при этом одно лицо действует по заданию и под контролем другого лица.

Возложение на хозяйственные товарищества (полные товарищества, товарищества на вере), производственные кооперативы ответственности за вред, причиненный их участниками (членами), объясняется тем, что их участники (члены) занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества или кооператива в силу участия (членства). Данные отношения носят гражданско-правовой характер. При этом в отношении товариществ на вере целесообразно рассматривать распространение норм настоящей статьи лишь на полных товарищей, которые осуществляют управление деятельностью товарищества на вере (ст. ст. 72, 73, 84 ГК), а не на вкладчиков, правовое положение которых аналогично положению участников хозяйственных обществ. Полные товарищи в полном товариществе и товариществе на вере, а также члены производственного кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества принадлежащим им имуществом (ст. ст. 69, 82, 107 ГК).

4. Несмотря на то что лица, указанные в настоящей статье, несут ответственность за вред, причиненный другими лицами, принцип вины, предусмотренный ст. 1064 ГК РФ, применяется и к данным правоотношениям с учетом п. 3 ст. 401 ГК РФ. Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 12-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полтавцевой Александры Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации», положения комментируемой статьи не могут применяться вне системной взаимосвязи с его ст. 1064. Наличие вины — общий принцип юридической ответственности, исходя из которого в гражданском законодательстве установлены основания ответственности за причиненный вред. Так, ст. 1064 ГК РФ, регламентирующей общие основания ответственности за причинение вреда, предусмотрено, в частности, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, которое освобождается от такого возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине; возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда может быть предусмотрено законом (п. п. 1 и 2 указанной статьи).

Вина названных физических лиц, если их действия совершались в пределах служебных (трудовых) обязанностей, рассматривается как вина самого юридического лица. Работодатель и иные лица, указанные в комментируемой статье, несут гражданскую (имущественную) ответственность за причинителей вреда при исполнении служебных обязанностей, вне зависимости от того, был ли данный причинитель вреда привлечен к уголовной, административной ответственности или нет.

5. Лица, возместившие вред, причиненный другим лицом, согласно п. 1 ст. 1081 ГК РФ имеют право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

Данное положение распространяется на требования о возмещении как материального, так и морального вреда. Возмещая моральный вред работнику, пострадавшему в результате несоблюдения требований охраны труда руководителем организации, работодатель вправе взыскать с последнего в порядке регресса выплаченные пострадавшему денежные средства в полном объеме. Если же вред причинен по вине другого работника, то он несет материальную ответственность перед работодателем в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами (ст. 241 ТК).

Лица, с которыми заключен трудовой договор, несут ответственность по нормам трудового законодательства. Глава 39 ТК РФ регулирует отношения, связанные с материальной ответственностью работника перед работодателем. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

6. Спорным является вопрос о применении норм о возмещении вреда в отношении требований о компенсации за нарушение исключительных прав в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ, согласно которому в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Судебная практика исходит из того, что требование о взыскании компенсации за нарушение интеллектуальных прав не входит в категорию требований из причинения вреда. Так, Постановлением ФАС Уральского округа от 11 января 2007 г. N Ф09-11655/06-С6 по делу N А60-8461/06 довод о необоснованном неприменении ст. 1068 ГК РФ был отклонен, поскольку указанной правовой нормой регламентирован порядок возмещения юридическим лицом вреда, причиненного его работником, в то время как иск заявлен о взыскании компенсации за нарушение авторских прав. По нашему мнению, поскольку компенсация взыскивается вместо причиненных убытков, то оснований для отказа в применение норм настоящей статьи к данным правоотношениям нет.

7. В случае ликвидации юридического лица или прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, когда не имелось возможности капитализировать платежи, права и обязанности по возмещению вреда прекращаются. При причинении вреда жизни или здоровью граждан видится целесообразным возложение обязанности по возмещению такого вреда на Фонд социального страхования.