Статья 1192. Нормы непосредственного применения

1. Правила настоящего раздела не затрагивают действие тех императивных норм законодательства Российской Федерации, которые вследствие указания в самих императивных нормах или ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, регулируют соответствующие отношения независимо от подлежащего применению права (нормы непосредственного применения).

2. При применении права какой-либо страны согласно правилам настоящего раздела суд может принять во внимание императивные нормы права другой страны, имеющей тесную связь с отношением, если согласно праву этой страны такие нормы являются нормами непосредственного применения. При этом суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения.

Комментарий к Ст. 1192 ГК РФ

1. Положения комментируемой статьи посвящены особенностям применения императивных норм. В теории права императивная норма — это, как правило, норма, действие и условия которой не могут быть изменены участниками оборота посредством договоров, соглашений, уставов и т.д. Применительно к международному частному праву императивность понимается прежде всего как невозможность для участников отношений своим соглашением выбрать для себя применяемое право, т.е. ограничивается «автономия воли» (см. комментарии к ст. ст. 1210, 1211 ГК).

Однако комментируемая статья не запрещает сторонам договора выбирать применяемое право. Закон говорит лишь о том, что если в результате рассмотрения спора в суде будет установлено, что к правоотношениям должны применяться императивные нормы (правила), то соглашение сторон о выборе права другого государства и, как следствие, иного правила поведения не может быть препятствием к применению таких императивных норм. Не случайно в Концепции совершенствования гражданского законодательства Российской Федерации предлагается именовать настоящую статью иным образом — «Нормы непосредственного применения». Такая терминология представляется более удачной, нежели используемая законодателем сегодня.

2. Законодатель в п. 1 комментируемой статьи указал, во-первых, когда именно должны применяться императивные нормы российского права: тогда, когда об этом сказано в самой императивной норме, т.е. если «она регулирует соответствующие отношения независимо от подлежащего применению иностранного права». Во-вторых, законодатель подчеркнул «особое значение» императивной нормы, которое, в частности, может быть выражено в направленности нормы на «обеспечение прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота».

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

В качестве примера первой группы императивных норм в литературе <1> обычно делается указание на п. 3 ст. 162 ГК РФ, которая говорит о последствии несоблюдения простой письменной формы внешнеэкономической сделки в виде ее недействительности.

———————————
<> См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. В 2 т. Т. 2. Части третья, четвертая / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт, 2009 // СПС «Гарант»; а также Канашевский В.А. Международное частное право. М.: Международные отношения, 2006. С. 130.

Строго говоря, в ст. 162 ГК РФ не сказано о невозможности выбора сторонами применяемого права к сделке. Такое ограничение сделано в п. 2 ст. 1209 ГК РФ, где определено, что форма внешнеэкономической сделки всегда подчиняется российскому праву, что в совокупности со ст. 162 ГК РФ и приводит к выводу о невозможности иной формы внешнеэкономической сделки, кроме письменной.

Примером более точным здесь будут нормы п. 2 ст. 414 Кодекса торгового мореплавания РФ, где определено, что «стороны договора… могут при заключении договора или в последующем избрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по данному договору. наличие такого соглашения не может повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности, которую в соответствии с настоящим Кодексом перевозчик должен нести за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, утрату или повреждение груза и багажа либо просрочку их доставки». В данном случае видно, что возможность выбора сторонами применяемого права и как результат его применение для разрешения спора не могут повлечь за собой устранение или уменьшение ответственности, установленной российским законом.

Что касается императивных норм, применение которых обязательно ввиду их особого значения, в том числе для обеспечения прав и охраняемых законом интересов участников гражданского оборота, то, поскольку критерий их выделения неочевиден, возможность и необходимость их применения могут быть определены только судом исходя из конкретных обстоятельств дела. В качестве таковых могут быть нормы, устанавливающие обязательные государственные стандарты, нормативы и т.д., без следования которым невозможно обеспечение прав и охраняемых законом интересов участников оборота. Сюда можно также отнести нормы о защите прав потребителей, некоторые ограничения свободы договора. Кроме того, это могут быть и нормы публичного права, посредством которых вводятся антимонопольные ограничения, осуществляется экспортно-импортное регулирование и т.д.

Говоря о применении императивных норм в сфере брачно-семейных отношений, можно привести пример ст. 156 СК РФ, которой определено обязательное соблюдение положений ст. 14 СК РФ в отношении обстоятельства, препятствующего заключению брака российскими гражданами на территории Российской Федерации.

3. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен вопросам применения императивных норм иностранного права при рассмотрении дела в суде на территории России. В ходе рассмотрения спора может выясниться, что существуют императивные нормы иностранного права, регламентирующие спорные отношения. Однако в соответствии с нормами международного частного права к отношениям сторон должно применяться или российское право, или право третьего (по отношению к сторонам соглашения) государства, т.е. нормы иного правопорядка, нежели указанные императивные нормы.

В этом случае суд вправе применить императивные нормы, если установит, что они имеют тесную связь со спорным отношением. Следует заметить, что закон не обязывает суд применять такие нормы, так как сказано, что судебный орган лишь может принять во внимание императивные нормы права другой страны.

Суду необходимо учитывать и особенности применения императивных норм другого государства. Они заключаются в том, что суд должен учитывать назначение и характер таких норм, а также последствия их применения или неприменения. Иными словами, закон дает право суду отказать в применении таких императивных норм, если их применение существенно повлияет на права и интересы кого-либо из участников процесса.

4. В российской судебной практике можно встретить немногочисленные примеры применения правил о действии императивных норм. При этом следует заметить, что судебные органы напрямую не ссылались на комментируемую статью.

Так, в одном из дел суд указал, что в ст. 12 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров содержится норма императивного характера о письменной форме сделки. Российская Федерация при присоединении к Конвенции заявила о соблюдении требований ст. 12 Конвенции. Таким образом, возможность применения указанной Конвенции ООН к правоотношениям сторон возможна только в случае соблюдения сторонами письменной формы сделки купли-продажи (Постановление ФАС Московского округа от 14 сентября 2009 г. N КГ-А40/8830-09).

В другом деле судебный орган отметил, что «в соответствии с п. 1 ст. 2 Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»… Закон распространяется на отношения, влияющие на конкуренцию на товарных рынках в Российской Федерации. Закон применяется и в тех случаях, когда действия и соглашения, соответственно совершаемые либо заключаемые указанными лицами за пределами территории Российской Федерации, приводят или могут привести к ограничению конкуренции или влекут за собой другие отрицательные последствия на рынках в Российской Федерации. Поэтому суды обоснованно не применили нормы статей 1210 и 1215 ГК РФ, а суд апелляционной инстанции правомерно отказал ОАО «ПК «Юкос» в ходатайстве о назначении экспертизы по определению содержания, концепций и практики применения норм английского права, поскольку вопросы заинтересованности в совершении сделок во взаимосвязи с конкуренцией находятся в области российского публичного законодательства» (Постановление ФАС Московского округа от 26 августа 2004 г. N КГ-А40/7182-04).

5. Правила о применении императивных норм являются относительно новыми для нашего законодательства, поскольку ни ГК РФ 1964 г., ни Основы гражданского законодательства 1991 г. не содержали аналогичной нормы. Этот факт, а также немногочисленность судебной практики ее применения и отсутствие единства взглядов в доктрине позволяют сделать вывод о том, что заголовок и редакция данной статьи в будущем могут быть изменены <1>.

———————————
<1> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 150 (вступ. ст. А.Л. Маковского).