Статья 1215. Сфера действия права, подлежащего применению к договору

1. Правом, подлежащим применению к договору в соответствии с правилами статей 1210 — 1214, 1216 настоящего Кодекса, определяются, в частности:

1) толкование договора;

2) права и обязанности сторон договора;

3) исполнение договора;

4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора;

5) прекращение договора;

6) последствия недействительности договора.

2. Если иное не вытекает из закона, положения пункта 1 настоящей статьи не затрагивают, в частности, сферу действия права, подлежащего применению к вопросам, указанным в пункте 2 статьи 1202, статье 1205.1 и пункте 5 статьи 1217.1 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 1215 ГК РФ

1. Право, подлежащее применению к договору (применимое право), может определяться, как уже отмечалось в настоящем издании, соглашением сторон, а также коллизионными нормами. Комментируемая статья посвящена кругу вопросов, на которые распространяется применимое право. Наименование статьи содержит оборот «право, подлежащее применению к договору», который требует уяснения с точки зрения значения содержащегося в нем термина «договор». Как известно, договор может рассматриваться одновременно и как сделка (юридический факт), и как договорное правоотношение, возникающее из такой сделки <1>. В комментируемой статье, как видно из перечня вопросов, регулируемых применимым правом, договор рассматривается одновременно как правоотношение и как сделка.

———————————

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<1> Об этом см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 10 — 15.

Как отмечает Г.К. Дмитриева, право, компетентное регулировать обязательство, вытекающее из внешнеэкономической сделки, именуется обязательственным статутом сделки <1>. Пределы обязательственного статута сделок в ст. 566 ГК РСФСР 1964 г., как и в ст. 126 Основ гражданского законодательства 1961 г., а также в ст. ст. 165 — 166 Основ гражданского законодательства 1991 г., определялись лишь упоминанием о правах и обязанностях сторон.

———————————
<1> Международное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: Проспект, 2000. С. 355.

Действующий ГК РФ, определяя сферу действия той или иной правовой системы в случае заключения договора, перечисляет целый ряд вопросов, регулируемых этой правовой системой. Данный перечень не является закрытым, напротив, предполагается возможность расширения сферы действия применимого права за счет иных вопросов.

Сходный принцип нашел отражение в содержании ст. 12 Конвенции о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров 1986 г., в соответствии с которой право, применимое к договору купли-продажи, регулирует, в частности, толкование договора, права и обязательства сторон и исполнение договора, момент приобретения покупателем права на продукты, плоды и доходы, связанные с товарами, момент перехода на покупателя риска в отношении товаров, действительность и юридическую силу положений о сохранении права собственности на товары в отношениях между сторонами, последствия неисполнения договора, включая виды убытков, за которые может быть получена компенсация, без ущерба, однако, для процессуальных норм суда, различные способы погашения обязательств, а также сроки приобретательной и исковой давности, последствия ничтожности или недействительности договора. Как можно заметить, в российском ГК РФ к сфере действия применимого к договору права отнесены аналогичные вопросы <1>.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

———————————
<1> Статья 32 Вводного закона к Гражданскому уложению Германии также содержит весьма похожий перечень вопросов, относящихся к сфере действия права, применимого к договору. См.: Международное частное право: иностранное законодательство. М.: Статут, 2000. С. 282.

Однако такой подход создает проблему конкуренции коллизионных норм в случае рассмотрения спора, вытекающего из договора. В соответствии со ст. 1202 ГК РФ определяется право, подлежащее применению к объему правоспособности юридического лица, а также к последствиям выхода его органа или представителя за пределы своих полномочий. В то же время несоблюдение требований применимого права, относящихся к указанным вопросам, может повлечь или не повлечь недействительность заключенного юридическим лицом договора. Правила ст. ст. 1210 — 1214, 1216 ГК РФ могут определить право, применимое к договору, а в силу ст. 1215 ГК РФ к сфере действия этого права может быть отнесена недействительность договора.

В науке международного частного права эта проблема освещена широко. Так, Д. Чешир и П. Норт указывали, что «обстоятельства иногда могут требовать, чтобы разные вопросы регулировались разными правовыми системами. Например, вопросы о том, состоялось ли соглашение, обладают ли стороны право- и дееспособностью, действителен ли договор с формальной точки зрения и как следует толковать данную статью договора, необязательно будут регулироваться одним и тем же правом» <1>.

———————————
<1> Чешир Д., Норт П. Международное частное право. М.: Прогресс, 1982. С. 243 — 244.

Как отмечал Л.А. Лунц, не все вопросы сделок подчинены их обязательственному статуту. При этом он приводил в качестве примеров вопросы правосубъектности организации, формы и порядка подписания сделок <1>.

———————————
<1> См.: Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3 т. Т. 2. М.: Спарк, 2002. С. 514 — 515.

2. Прежде всего к вопросам, регулируемым применимым к договору правом, отнесена природа договора («толкование договора»). Действительно, разрешение спора по существу невозможно без определения того, к какому виду договоров относится соглашение сторон и что является его целью. Российское право ориентирует суд на установление волеизъявления сторон, поскольку в соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. В то же время, например, § 133 Германского гражданского уложения закрепляет правило о том, что при толковании волеизъявления необходимо следовать действительной воле, не придерживаясь буквального смысла выражений. В соответствии со ст. 1156 Французского гражданского кодекса при рассмотрении соглашений в первую очередь необходимо исследовать, каково было обоюдное намерение договаривающихся сторон, а не останавливаться на буквальном смысле выражений. Выражения, которые могут быть поняты в двух смыслах, должны пониматься в таком смысле, который в наибольшей степени подходит к существу договора.

Положения ст. 8 Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. несколько отличаются от норм российского гражданского законодательства. Конвенционные нормы отдают приоритет намерению (воле) стороны, о котором другая сторона знала или не могла не знать. Принцип толкования «заявления или иного поведения стороны», закрепленный в Конвенции, принято считать «средним» между теорией воли и теорией волеизъявления <1>.

———————————

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<1> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 220.

Если применимое право определено, то суд может установить, какие правовые последствия стороны создали путем заключения договора, сравнив его с теми или иными институтами договорного права применимой национальной правовой системы. Этим же правом должны определяться и критерии толкования договора: теория «воли», теория «волеизъявления» или иная. Так, например, если применимым правом будет право Германии, то суд, отталкиваясь от принципа, закрепленного в § 133 ГГУ и установив действительную волю сторон, должен квалифицировать совершенную ими сделку по германскому праву.

Установив, какой именно договор заключили стороны, суд, руководствуясь той же национальной правовой системой — применимым к договору правом, определяет права и обязанности сторон (содержание договорного правоотношения), порядок исполнения договорного обязательства, последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договорного обязательства, а также основания и последствия прекращения договора.

3. В качестве одного из вопросов, входящих в сферу действия применимого права, российский законодатель указывает последствия недействительности договора. Вместе с тем основания, по которым тот или иной договор мог бы являться или быть признанным недействительным, в комментируемой статье не упомянуты в числе вопросов, относящихся к сфере действия применимого права.

Между тем основания недействительности сделок в правовых системах различны. Так, например, в соответствии с § 138 ГГУ сделка, по которой одно лицо, пользуясь стесненным положением, неопытностью, легкомыслием или слабоволием другого, в обмен на какое-либо предоставление со своей стороны заставляет его пообещать либо предоставить себе или третьему лицу имущественные выгоды, явно несоразмерные указанному предоставлению, является недействительной. Российское право не содержит правил о невыгодных сделках, совершенных лицом неопытным, легкомысленным или слабовольным. Кроме того, в силу ст. 179 ГК РФ кабальная сделка — сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась, — не является ничтожной, она может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Н.Г. Вилкова приводит пример, касающийся права, применимого к вопросам действительности сделки. Иностранный ответчик заявил, что иск не признает, так как договор, из которого возник спор, от его имени подписан лицом, которое не получало полномочий на подписание договора. При определении действительности договора арбитры руководствовались правом страны места учреждения фирмы ответчика. В данном случае обязательственный статут сделки не сыграл роли при решении вопроса о ее действительности. Как указывает при этом Н.Г. Вилкова, «сфера действия права, подлежащего применению к договору, затрагивает именно обязательственные отношения сторон такого договора» <1>.

———————————
<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. М.: Контракт; ИНФРА-М, 2004.

Однако М.Г. Розенберг полагает, что в сферу действия права, применимого к договору, включаются вопросы, связанные с заключением договора и признанием его действительным или недействительным <1>.

———————————
<1> Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского и Е.А. Суханова. С. 450.

С учетом оговорки, содержащейся в комментируемой статье и определяющей сферу действия права, подлежащего применению к договору в соответствии с правилами ст. ст. 1210 — 1214, 1216 ГК РФ, необходимо считать, что пределы обязательственного статута сделки ограничены действием иных коллизионных норм, в том числе норм, определяющих личный статут сторон сделки.

4. К сфере действия права, применимого к договору, следует отнести также исковую давность в правоотношениях, вытекающих из договора. Как уже отмечалось, перечень вопросов, отнесенных к обязательственному статуту сделки комментируемой статьей, не является закрытым. С учетом положений ст. 1208 ГК РФ, в силу которой исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению, следует считать, что обязательственный статут включает в себя вопросы исковой давности <1>. Как отмечал Л.А. Лунц, «при этом иностранная квалификация исковой давности как института процессуального права не препятствует тому, чтобы наш суд или арбитраж применил сроки давности по соответствующему иностранному праву» <2>.

———————————
<1> Об этом см.: Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 1998. С. 208.

<2> Лунц Л.А. Курс международного частного права. В 3 т. Т. 2. С. 510 — 511.