Статья 1216. Право, подлежащее применению к уступке требования

1. Право, подлежащее применению к соглашению между первоначальным и новым кредиторами об уступке требования, определяется в соответствии с правилами настоящего Кодекса о праве, подлежащем применению к договору.

2. Допустимость уступки требования, отношения между новым кредитором и должником, условия, при которых это требование может быть предъявлено к должнику новым кредитором, вопрос о надлежащем исполнении обязательства должником определяются по праву, подлежащему применению к требованию, являющемуся предметом уступки.

Комментарий к Ст. 1216 ГК РФ

1. Настоящая статья устанавливает коллизионные нормы применительно к одному из способов перемены лиц в обязательстве — уступке требования. В ранее действовавшем законодательстве (ГК РСФСР 1964 г., Основах гражданского законодательства 1991 г.) подобной нормы не существовало. Однако по-прежнему в ГК РФ нет специальных норм о переводе долга. В зарубежном праве отношения, связанные с переводом долга, как правило, подчиняются праву, применимому к сделке.

Положения о перемене лиц в обязательствах содержатся и в международных договорах, в частности в Конвенции о Единообразном законе о переводном и простом векселе (Женева, 1930), в Конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам (Рим, 1980), в Конвенции УНИДРУА по международным факторным операциям (факторингу) (Оттава, 1988), в Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (Нью-Йорк, 2001) и др.

Уступка требования возможна как на основании сделки, так и в силу закона и представляет собой замену кредитора в обязательстве в полном объеме требования или частичном. Исходя из п. 1 комментируемой статьи можно сделать вывод о применении ее положений к уступке требования, возникающей из договора. Совершение сделки уступки требования представляет собой исполнение цедентом возникшего из соглашения об уступке права (требования) обязательства по передаче цессионарию права (требования).

Норма п. 1 комментируемой статьи дает возможность цеденту и цессионарию право выбора, подлежащее применению к договору права. При отсутствии такового к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан, т.е. право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Для договора уступки права это цедент. Для некоторых стран характерна коллизионная привязка к праву, применяемому к договору, требование из которого является предметом уступки, а подп. 9 п. 3 ст. 1211 ГК РФ предусматривает специальную коллизионную привязку к праву страны финансового агента применительно к договору финансирования под уступку денежного требования. В судебной практике тем не менее имеют место попытки применения норм комментируемой статьи и к этому договору, именуемому в зарубежном праве договором факторинга, с учетом даты вступления в силу части третьей ГК РФ (1 марта 2002 г.) <1>.

———————————
<1> Постановления ФАС Дальневосточного округа от 17 апреля 2007 г. N Ф03-А51/07-1/1122, от 27 июня и 4 июля 2006 г. N Ф03-А51/06-1/1760 по делу N А51-6886/98-8-246.

На основании п. 1 настоящей статьи согласно ст. 1215 ГК РФ определяются:

1) толкование договора;

2) права и обязанности сторон договора, кроме прав и обязанностей нового кредитора и должника;

3) исполнение договора, кроме исполнения обязательства должника перед новым кредитором;

4) последствия неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, кроме отношений между цессионарием и должником;

5) прекращение договора, кроме отношений между цессионарием и должником;

6) последствия недействительности договора.

2. В п. 2 комментируемой статьи содержатся исключения из общего правила, связанные с правом, которое применяется к уступаемому требованию, в связи с чем необходимо определить, право какой страны применяется к соответствующему обязательству. Если основанием возникновения обязательства является договор, применению подлежат нормы ст. ст. 1210 — 1214 ГК РФ. Пункт 2 настоящей статьи применяется к отношениям между новым кредитором и должником.

Допустимость уступки требования в российском законодательстве основывается на положениях ст. 383 ГК РФ, которая не допускает переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

Отношения между новым кредитором и должником, в частности объем уступленного права (ст. ст. 384, 388 ГК), возможность должника предъявлять против нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора (ст. 386 ГК), порядок уведомления новым кредитором должника и др.

3. Форма уступки требования (ст. 389 ГК) определяется в соответствии со ст. 1209 ГК РФ, согласно которой форма сделки подчиняется праву места ее совершения. Аналогичное положение содержится во французском праве. Законодательство Швейцарии требует простую письменную форму, а немецкое не предусматривает специальных требований. В Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности в международной торговле 2001 г. <1> форма сделки определяется в зависимости от того, заключен ли договор об уступке между цедентом и цессионарием, находящимися в одном государстве либо в разных государствах, форма этого договора определяется с использованием коллизионных привязок к «праву, регулирующему договор», «праву страны места его заключения» либо «праву одного из государств» <2>.

———————————
<1> Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности (Нью-Йорк, 12 декабря 2001 г.).

<2> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Под ред. Н.И. Марышевой, К.Б. Ярошенко. М.: Контракт; ИНФРА-М, 2004.

4. Важный вывод относительно взаимосвязи договора цессии и предусмотренной в основном договоре арбитражной оговорки сделан в п. 15 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 «Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц» <1>. Арбитражный суд оставляет без рассмотрения иск в случае цессии тогда, когда основной договор, по которому состоялась уступка права требования, содержал третейскую запись о передаче споров по сделке в международный коммерческий арбитраж.

———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 1998. N 4.

Предъявляя иск в арбитражный суд Российской Федерации, цессионарий считал, что арбитражная оговорка как соглашение сторон является самостоятельным, не зависящим от основного договора условием и имеет не материально-правовой, а процессуальный характер, поэтому не могла быть передана ему по договору цессии.

Согласно ст. 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, если иное не предусмотрено законом или договором.

Анализ указанной нормы и заключенного между сторонами договора цессии, которым предусмотрена также уступка права на предъявление исков, позволял сделать следующие выводы:

— предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору;

— сохранение ранее установленного сторонами порядка разрешения споров не ущемляет прав цессионария и позволяет обеспечить надлежащую защиту интересов должника.

5. Срок исковой давности по договорам уступки требования и перевода долга устанавливается в соответствии со ст. 1208 ГК РФ, согласно которой исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению. В соответствии со ст. 201 ГК РФ перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.