Статья 1360. Использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в интересах национальной безопасности

Правительство Российской Федерации имеет право в интересах обороны и безопасности разрешить использование изобретения, полезной модели или промышленного образца без согласия патентообладателя с уведомлением его об этом в кратчайший срок и с выплатой ему соразмерной компенсации.

Комментарий к Ст. 1360 ГК РФ

1. Комментируемая статья предусматривает специфичный случай ограничения исключительного права. Это ограничение устанавливается в интересах «национальной безопасности», как следует из названия комментируемой статьи. Законодатель перенес данный оборот из п. 4 ст. 13 Патентного закона РФ, но в самом тексте комментируемой статьи расшифровал «национальную безопасность» как «оборону и безопасность». Данные формулировки уже напрямую связаны с формулировками ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ. Таким образом, в комментируемой статье предусмотрен частный случай ограничения гражданских прав в целях обеспечения обороны страны и безопасности государства. Как представляется, именно таким должно быть содержание понятия «в интересах национальной безопасности».

Комментируемая статья предусматривает случай использования результата интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, но с выплатой за это использование вознаграждения («соразмерной компенсации»). В этом отношении использование объекта патентных прав в интересах национальной безопасности сходно с использованием объекта при чрезвычайных обстоятельствах (подп. 3 ст. 1359 ГК). Однако имеются существенные особенности, позволившие законодателю выделить рассматриваемый случай ограничения исключительного права в отдельную статью.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

2. В целом по сравнению со случаями ограничения исключительного права, описываемыми в ст. 1359 ГК РФ, использование объекта патентных прав в интересах национальной безопасности производится не в общественных интересах (в широком смысле), а в интересах государства, которые только косвенно связаны с общественными интересами. Что касается использования объекта патентных прав при чрезвычайных обстоятельствах, то оно осуществляется, во-первых, спонтанно (стихийные бедствия, катастрофы и аварии не прогнозируются); во-вторых, любым субъектом, который ликвидирует последствия чрезвычайных обстоятельств; в-третьих, имеет кратковременный характер (до ликвидации последствий чрезвычайных обстоятельств). Использование же объекта в интересах национальной безопасности означает постоянное ограничение исключительного права. По существу это напоминает принудительное лицензирование; в литературе даже высказано мнение, что принятию решения об использовании объекта в интересах национальной безопасности должен предшествовать отказ патентообладателя от заключения лицензионного соглашения в общем порядке <1>. Но отличие рассматриваемого случая от принудительного лицензирования заключается как раз в том, что законодатель решительно отказался от применения к данному случаю установленных ст. 1362 ГК РФ процедур. Принудительное лицензирование с общегражданской точки зрения представляет собой заключение договора в обязательном порядке (см. комментарий к ст. 1362 ГК). Использование же объекта патентных прав в интересах национальной безопасности осуществляется в принципе на бездоговорной основе: разрешение на использование объекта, как следует из текста комментируемой статьи, дает не патентообладатель (и суд не понуждает патентообладателя к даче согласия), а государство. Причем разрешение использовать объект патентных прав в интересах национальной безопасности дается без согласования с патентообладателем — последний только уведомляется о состоявшемся разрешении в кратчайший, как сказано в комментируемой статье, срок.

———————————
<1> См.: Гаврилин Ю.В. Ограничение прав патентообладателя: научно-практический комментарий к статье 11 Патентного закона РФ (подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2004).

В литературе можно встретить отождествление рассматриваемого случая ограничения исключительного права с реквизицией в пользу государства исключительных прав <1>. В законодательстве прошлых лет, где не были изжиты прямые аналогии с правом собственности, подобные термины могли употребляться <2>. Но сегодня подобное отождествление недопустимо даже в качестве образного сравнения: исключительное право в интересах национальной безопасности в пользу государства не отчуждается, правообладатель патента не лишается. Итак, в комментируемой статье закреплена возможность ограничения исключительного права патентообладателя в форме принудительного (бездоговорного) предоставления государству права постоянного использования объекта патентных прав на возмездной основе.

———————————
<1> См.: Гришаев С.П. Комментарий к Патентному закону Российской Федерации (постатейный) (подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2005) (п. 4 комментария к ст. 13).

<2> См.: Пиленко А.А. Указ. соч. С. 557 — 560.

3. Рассматриваемое ограничение исключительного права вводится государством — Российской Федерацией — в лице Правительства РФ. Учитывая беспрецедентный характер ограничения, следует предположить, что Правительство РФ не вправе делегировать свои полномочия в сфере национальной безопасности каким-либо федеральным исполнительным органам власти, не говоря уж об органах субъектов Российской Федерации. Разрешение использовать объект чужих патентных прав должно быть выдано в форме ненормативного правового акта Правительства РФ. Видимо, в этом акте должны быть указаны конкретные лица или органы, которым разрешается использовать объект патентных прав в интересах национальной безопасности. Не подлежит сомнению, что разрешение Правительства РФ может быть признано недействительным в судебном порядке (ст. 13 ГК, п. 1 ч. 1 ст. 27 ГПК, п. 2 ч. 2 ст. 34 АПК). Бремя доказывания наличия условий ограничения исключительного права возлагается на Правительство РФ. Споры о размере и порядке выплаты вознаграждения патентообладателю рассматриваются в судебном порядке в силу прямого указания закона (подп. 8 п. 1 ст. 1406 ГК) <1>.

———————————
<1> См. также: п. 56 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.