Статья 1411. Соавторы селекционного достижения

1. Граждане, совместным творческим трудом которых создано, выведено или выявлено селекционное достижение, признаются соавторами.

2. Каждый из соавторов вправе использовать селекционное достижение по своему усмотрению, если соглашением между ними не предусмотрено иное.

3. К отношениям соавторов, связанным с распределением доходов от использования селекционного достижения и с распоряжением исключительным правом на селекционное достижение, соответственно применяются правила пункта 3 статьи 1229 настоящего Кодекса.

Распоряжение правом на получение патента на селекционное достижение осуществляется соавторами совместно.

4. Каждый из соавторов вправе самостоятельно принимать меры по защите своих прав.

Комментарий к Ст. 1411 ГК РФ

1. Соавторство в сфере селекции фактически могло быть реализовано только по аналогии с законодательством об изобретениях <1>. Закон о селекционных достижениях в принципе допускал саму возможность соавторства, но упоминал о ней только однажды. Соответственно и понимание соавторства в области селекции растений и животных сформировалось под влиянием патентного права.

———————————
<1> Статья 526 ГК РСФСР, п. 2 ст. 144 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. и др.

В рамках изобретательского процесса и теория, и правоприменительная практика четко различают творческий вклад, приводящий к возникновению соавторства, с одной стороны, и «техническое, консультационное, организационное или материальное содействие», в том числе «контроль за выполнением соответствующих работ» (п. 1 ст. 1228 ГК), — с другой. Однако именно в сфере селекции, где тщательная и высокопрофессиональная, иногда многолетняя техническая работа оказывается едва ли не главной составной частью творческого процесса, а сам процесс селекции, т.е. отбора (формирование и утверждение критериев отбора, принятие решений о проведении испытаний, выбор или выбраковка отдельных экземпляров и т.п.), выглядит порой как рутинная административно-организационная процедура, в буквальном смысле слова «контроль за выполнением», провести такое разделение особенно трудно. Более того, как уже говорилось (см. комментарий к ст. 1410 ГК), Конвенция UPOV признает создание (выведение) и дальнейшую разработку («доводку», усовершенствование) сорта двумя нераздельными составными частями одного и того же творческого процесса.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

2. Творческий вклад должен быть внесен в создание селекционного достижения именно в процессе «совместного творческого труда». Однако реальная работа над созданием сорта или породы иногда занимает много лет, и, вообще говоря, в разное время над одним и тем же селекционным достижением могли последовательно работать разные люди. Причем независимо от наличия между ними договоренности об этом, даже от того обстоятельства, известно ли этим лицам друг о друге. В советское время первоначально автором сорта считался «тот селекционер, который довел работу с сортом для передачи его в государственное сортоиспытание» <1>; вопрос о самой возможности «соавторства по преемственности» был поднят лишь в 70-е гг. XX в. <2>. Подобная позиция, безусловно, имеет право на существование и даже, вероятно, могла бы быть признана справедливой и желательной; однако сегодня ГК РФ говорит именно о «совместном творческом труде» (п. 1 комментируемой статьи), т.е. о сознательном сотрудничестве соавторов.

———————————
<1> Райгородский Н.А. Изобретательское право СССР. М.: Госюриздат, 1949. С. 222.

<2> См.: Дручок Г.В. Правовая охрана результатов селекции в СССР и некоторых зарубежных странах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Киев, 1970. С. 13.

3. Комментируемая статья подразделяет вопросы, возникающие в процессе взаимодействия соавторов, на две группы, каждую из которых в свою очередь также разделяет надвое. Она, во-первых, отграничивает любые формы распоряжения исключительным правом от собственно использования селекционного достижения; во-вторых, «разводит» отношения, связанные с использованием селекционного достижения (п. 2), с одной стороны, и с распределением дохода от такого использования (абз. 1 п. 3) — с другой <1>, а также отделяет распоряжение правом на получение патента (абз. 2 п. 3) от распоряжения исключительным правом как такового. Фактически налицо четыре различных правоотношения.

———————————
<1> Четкость классификации немного нарушается тем обстоятельством, что в состав дохода от использования селекционного достижения Кодексом несколько неосторожно включен доход от предоставления лицензий (п. 5 ст. 1430), несмотря на то что выдача лицензий является формой распоряжения исключительным правом, а не видом использования. Так, Правила государственной регистрации договоров о распоряжении исключительным правом на селекционное достижение и перехода такого права без договора, утвержденные Постановлением Правительства РФ от 30 апреля 2009 г. N 384, предусматривают только три вида договоров о распоряжении исключительным правом на селекционное достижение, подлежащих государственной регистрации: 1) об отчуждении исключительного права; 2) о его залоге; 3) о предоставлении права использования селекционного достижения (т.е. именно лицензионный договор).

Действительно, право на получение патента (п. 2 ст. 1408) не тождественно исключительному праву (п. 1 ст. 1408). Соответственно распоряжение исключительным правом не совпадает с распоряжением правом на получение патента. Пока патент не получен, право не признано. Общие нормы п. 3 ст. 1229 ГК РФ не затрагивают права на получение патента; специальная норма п. 3 ст. 1411 императивна: распоряжение правом на получение патента может осуществляться соавторами только совместно. Следовательно, изменение этого порядка каким-либо соглашением соавторов не допускается.

4. Исключительное право на селекционное достижение принадлежит соавторам совместно, хотя гл. 73 ГК РФ (в отличие от общего случая п. 3 ст. 1229) нигде об этом не упоминает.

«Права на результат интеллектуальной деятельности, созданный совместным творческим трудом двух и более граждан (соавторство), принадлежат соавторам совместно» (п. 4 ст. 1228); «исключительное право на результат интеллектуальной деятельности… может принадлежать одному лицу или нескольким лицам совместно» (п. 2 ст. 1229). Эти общие положения гл. 69 ГК РФ определяют режим распоряжения исключительным правом; однако в данном случае они не могут трактоваться как определяющие режим использования селекционного достижения, поскольку этот вопрос прямо и непосредственно урегулирован комментируемой статьей.

Исключительное право на селекционное достижение является «правом использования» (п. 1 ст. 1421 ГК). Поскольку каждый из соавторов вправе использовать новый сорт или новую породу «по своему усмотрению», следовательно, исключительное право принадлежит каждому из них в полном объеме и не зависит ни от права других соавторов, ни от способов его реализации, ни от того, является ли данный соавтор держателем патента (патент выдается только одному из соавторов, указанному в заявке первым; п. 3 ст. 1439). Никто не должен испрашивать у своих соавторов разрешения на совершение с семенами или племенным материалом действий, предусмотренных п. 3 ст. 1421 ГК РФ; один соавтор ничего не вправе запретить или навязать другому. Любые ограничения здесь могут быть установлены только соглашением соавторов.

5. В отличие от ст. 23 Закона о селекционных достижениях гл. 73 ГК РФ не содержит общей нормы о том, что между соавторами вознаграждение распределяется в соответствии с их соглашением. В.И. Еременко полагает, что в отсутствие соглашения между соавторами (как «об ином», так и в случае отсутствия такого соглашения как такового) вознаграждение должно распределяться между ними в равных долях <1>. Представляется, что здесь действительно должно по аналогии применяться положение п. 1 ст. 245 ГК РФ о долевой собственности, доли в которой считаются равными, если не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех участников. Тем более что, поскольку авторство не связано с осуществлением предпринимательской деятельности, соавторы не являются солидарными кредиторами и никто из них не вправе требовать исполнения денежного обязательства в полном объеме (п. 2 ст. 322, ст. 326 ГК).

———————————
<1> Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). С. 645.

6. Гражданский кодекс РФ не требует достижения соавторами соглашения о порядке использования селекционного достижения.

Казалось бы, этот тезис противоречит положению п. 3 ст. 1229 Кодекса, на который имеется прямая ссылка в комментируемой статье, устанавливающему, что взаимоотношения лиц, которым исключительное право принадлежит совместно, определяются соглашением между ними. Однако на деле противоречие здесь не возникает. Правила п. 3 ст. 1229 в силу прямого указания п. 3 ст. 1411 применяются «к отношениям соавторов». Причем даже не ко всем возможным отношениям, а лишь к распределению доходов и распоряжению исключительным правом. Если иное не предусмотрено соглашением между соавторами, т.е. в том числе и в отсутствие какого-либо соглашения, доходы от использования селекционного достижения распределяются между ними поровну, а распоряжение исключительным правом осуществляется совместно.

Как было сказано, исключительное право каждого из соавторов как право использования является независимым от прав других соавторов. Отношения, связанные с использованием селекционного достижения каждым из соавторов по своему усмотрению, просто не являются «отношениями между соавторами» и именно поэтому не требуют императивного урегулирования каким-либо соглашением. Для защиты своих имущественных прав взаимодействие авторов также не требуется; принимать меры по защите своих прав каждый из соавторов вправе самостоятельно (п. 4 комментируемой статьи).

7. О совместном распоряжении исключительным правом см. комментарий к ст. 1426 ГК РФ.