Статья 1419. Право на наименование селекционного достижения

1. Автор имеет право на наименование селекционного достижения.

2. Наименование селекционного достижения должно позволять идентифицировать селекционное достижение, быть кратким, отличаться от наименований существующих селекционных достижений того же или близкого ботанического либо зоологического вида. Оно не должно состоять из одних цифр, вводить в заблуждение относительно свойств, происхождения, значения селекционного достижения, личности его автора, не должно противоречить принципам гуманности и морали.

3. Наименование селекционного достижения, предложенное автором или с его согласия иным лицом (заявителем), подающим заявку на выдачу патента, должно быть одобрено федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям.

Если предложенное наименование не отвечает требованиям, установленным пунктом 2 настоящей статьи, заявитель по требованию указанного федерального органа обязан в тридцатидневный срок предложить иное наименование.

Если до истечения указанного срока заявитель не предложит другого наименования, соответствующего указанным требованиям, или не оспорит отказ в одобрении наименования селекционного достижения в судебном порядке, федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям вправе отказать в регистрации селекционного достижения.

Комментарий к Ст. 1419 ГК РФ

1. Категория «право на наименование» селекционного достижения предусмотрена Кодексом впервые.

В составе права на наименование выделяют три правомочия <1>:

———————————
<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев и др. С. 524.

— дать наименование селекционному достижению;

— требовать его государственной регистрации (это правомочие подлежит судебной защите, причем защиту личного неимущественного права автора вправе осуществлять и заявитель, п. 3);

— требовать применения (использования) наименования в отношении зарегистрированного сорта любым лицом.

2. Автор сорта или породы может не называть селекционное достижение сам, а согласиться с названием, которое предложено заявителем, в том числе работодателем или заказчиком автора. Без согласия автора название сорта или породы не может быть зарегистрировано. Напротив, у заявителя, не являющегося автором, нет ни права, ни возможности оспорить название, данное автором, следовательно, и навязать последнему свое название сорта или породы. Научно-исследовательский институт, желающий зафиксировать в названии селекционного достижения, в том числе и служебного, свое наименование, должен договариваться об этом с автором или даже со всем авторским коллективом.

О возможности злоупотребления правом на наименование в отношении служебных селекционных достижений см. комментарий к ст. 1430 ГК РФ.

3. Название селекционного достижения должно удовлетворить не только его автора, но и федеральный орган исполнительной власти, поскольку возможности словотворчества существенно ограничены требованиями и условиями, предусмотренными Кодексом (п. 2 и 3 ст. 1419).

В течение некоторого времени после вступления части четвертой ГК РФ в законную силу к наименованиям селекционных достижений, несомненно, будут продолжать предъявляться и другие требования. Так, например, «название селекционного достижения должно удовлетворять требованиям Правил присвоения названия селекционному достижению, утвержденных Госкомиссией 30 августа 1994 г. N 13-3/63″ <1> (п. 3 Правил составления и подачи заявки на выдачу патента на селекционное достижение).

———————————
<1> Правила действуют в редакции от 12 марта 1997 г. N 12-04/3 (размещены на интернет-сайте Госсорткомиссии РФ: ). Указано, что их положения «необходимо учитывать» при присвоении названия селекционному достижению. При подготовке Правил использован документ UPOV/INF/10. В настоящее время действуют Разъяснения (Explanatory Notes on Variety Denominations under the UPOV Convention), принятые 19 октября 2006 г. (UPOV/INF/12/1).

Отказ в «одобрении» предложенного наименования (и, следовательно, в государственной регистрации селекционного достижения) допускается только по мотивам несоответствия требованиям, предъявляемым ГК РФ, и может быть обжалован в суд в течение 30 дней. Поскольку Кодекс не уточняет, с каким событием связано начало течения срока, следовательно, должно применяться общее правило и 30-дневный срок исчисляется с момента, когда заявитель узнал или должен был узнать об отказе (п. 1 ст. 200 ГК). Несмотря на краткость, этот срок является обычным сроком исковой давности. Таким образом, течение срока, предоставленного заявителю для предложения нового наименования, в силу ст. 203 ГК РФ прерывается предъявлением иска в установленном порядке и в случае отказа в удовлетворении требования заявителя после вступления в законную силу решения суда начинается заново.

4. Предлагаемое автором или заявителем наименование фактически оказывается еще одним из признаков сорта или породы, проверяемым на отличимость от других общеизвестных селекционных достижений. Однако поиск здесь оказывается более широким, поскольку такой «признак», как наименование, должен отличаться не только от наименований сортов или пород того же ботанического или зоологического вида, но и от других «близких» видов.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

При этом, будучи одним из признаков, одним из «критериев охраноспособности» <1> наименование все же не является.

———————————
<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. В 2 т. Т. 2: Части третья, четвертая ГК РФ / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова; Ин-т государства и права РАН. С. 527.

5. Российская Федерация как страна — член UPOV приняла на себя обязательство не только информировать компетентные органы других стран-членов о представлении, регистрации и отмене наименований охраняемых сортов растений, о любых иных связанных с ними вопросах, но и принимать — и, следовательно, учитывать — ответные замечания (п. 6 ст. 20 Конвенции UPOV). Таким образом, необходимо считаться и с такой вполне реальной возможностью, когда окажется, что предложенное селекционером название сорта не удовлетворило компетентный орган не своего, а иного государства.

Для пород животных такой угрозы, естественно, не возникает.

6. Если различные средства индивидуализации оказываются тождественными или сходными до степени смешения и в результате такого тождества или сходства могут быть введены в заблуждение потребители и (или) контрагенты, общие положения части четвертой ГК РФ предусматривают, что преимущество в подобном случае имеет то средство индивидуализации, исключительное право на которое возникло раньше (п. 6 ст. 1252). Правообладатель вправе потребовать признания недействительным предоставления правовой охраны «конкурирующему» обозначению.

К сожалению, эта норма не может быть распространена на наименования селекционных достижений, даже по аналогии, поскольку те виды средств индивидуализации, в отношении которых (точнее, в случае «конфликта» между которыми) она может применяться, перечислены ГК РФ прямо: это фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания, коммерческое обозначение.

Для наименований селекционных достижений ГК РФ предусмотрен только один случай, в котором может быть применено аналогичное правило. Кодекс (п. 8 ст. 1483) запрещает регистрацию в качестве товарных знаков «в отношении однородных товаров», т.е. живых растений и семян, живых животных и племенного материала, обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, право на которое в Российской Федерации возникло у иного лица ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака. При этом экспертиза обозначения, заявляемого в качестве товарного знака, на совпадение или сходство с наименованиями селекционных достижений не проводится (п. 1 ст. 1499 ГК) <1>. Регистрация товарного знака может быть лишь оспорена заинтересованным лицом впоследствии (подп. 1 п. 2 ст. 1512 ГК).

———————————
<1> В ходе проведения экспертизы проверяется соответствие заявленного обозначения только требованиям ст. 1477 и п. 1 — 7 ст. 1483 ГК РФ, а «коллизия» товарного знака и наименования селекционного достижения предусмотрена п. 8 ст. 1483.

Наименование охраняемого сорта или породы или обозначение, сходное с таким наименованием до степени смешения, может быть в отношении однородных товаров зарегистрировано как товарный знак только самим патентообладателем (п. 8 ст. 1483 ГК). Однако для сортов растений верно и обратное. Если в отношении однородных товаров ранее зарегистрирован «чужой» товарный знак, попытка обозначить сорт аналогичным или сходным наименованием не увенчается успехом. Поскольку регистрацией названия охраняемого сорта не могут затрагиваться ранее приобретенные права третьих лиц, то в ситуации, когда «в силу ранее приобретенного права» (в первую очередь в связи с ранее состоявшейся регистрацией этого наименования в качестве товарного знака третьим лицом для семян, живых растений или иных однородных товаров) для любого иного лица использование предложенного автором наименования сорта оказывается невозможным, федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям обязан будет потребовать от заявителя представить другое наименование для заявленного сорта (п. 4 ст. 20 Конвенции UPOV 1991 г.). Описанное обстоятельство потребует установления и поддержания постоянного рабочего взаимодействия между федеральными органами исполнительной власти, регистрирующими соответствующие объекты интеллектуальных прав.

Конвенция UPOV в редакции 1978 г. (п. 3 ст. 13) запрещала правообладателю давать сорту название, ранее уже зарегистрированное им как товарный знак, или же требовала отказаться от прав на такой знак после регистрации наименования сорта. В редакции Женевского акта 1991 г. подобное требование отсутствует.

Такое изменение позиции Международного союза по охране новых сортов растений представляется вполне логичным. Если семена или племенной материал приобретены без нарушения исключительных прав, то дальнейшее использование наименования сорта или породы как в связи с таким материалом, так и в связи с животными или растениями, для выращивания которых они применялись в полном соответствии с законом и, следовательно, с согласия патентообладателя, правами на товарный знак ограничено быть не может в связи с их исчерпанием (ст. 1487 ГК). Если же материал для воспроизводства сорта или породы контрафактен, то регистрация товарного знака лишь предоставляет правообладателю дополнительные возможности для защиты своих прав.

7. Положение о том, что любое лицо, использующее охраняемое селекционное достижение, должно применять его зарегистрированное наименование (абз. 4 ст. 6 Закона о селекционных достижениях), в итоговом тексте части четвертой Кодекса сохранено не было, хотя и присутствовало во внесенном законопроекте. Однако в отношении сортов растений такое требование к посадочному материалу прямо установлено п. 7 ст. 20 Конвенции UPOV; в отношении племенного материала пород животных оно фактически подразумевается п. 2 ст. 1446 ГК РФ, поскольку его неисполнение в ряде случаев рассматривается как нарушение прав патентообладателя.

При этом необходимо учитывать, что Конвенция возлагает такую обязанность на лицо, реализующее семена. Но обязанность, а не ответственность. Поэтому ГК РФ вправе был установить, что субъектом нарушения права на наименование является лицо, присвоившее семенам или племенному материалу «неправильное» наименование, а не лицо, производящее или реализующее уже поименованные семена.

Итак, любое лицо, реализующее семена охраняемого сорта, обязано использовать наименование этого сорта (п. 7 ст. 20 Конвенции). Каждая страна — участница UPOV обязана обеспечить, чтобы никакие права в отношении наименования сорта не препятствовали его свободному использованию «даже после истечения срока действия права селекционера» (подп. «b» п. 1 ст. 20 Конвенции). Ситуация, когда патентообладатель теряет исключительное право на селекционное достижение в связи с истечением срока его действия, однако сохраняет «ранее приобретенное» право на правомерно зарегистрированный им тождественный товарный знак, оказывается злоупотреблением правом. Сорт поступает в общественное достояние, появляются новые источники оригинальных семян, по отношению к выпуску которых в гражданский оборот согласие обладателя прав на товарный знак (бывшего патентообладателя) не давалось, поскольку отныне не требуется, и, следовательно, исчерпания прав на товарный знак не происходит. В результате использование наименования в связи с ранее охранявшимся сортом, обязательное для любого лица, желающего использовать такой сорт, перестает быть для него «свободным».

Формально федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям, чтобы устранить возникшие препятствия, может потребовать от бывшего патентообладателя, являющегося актуальным обладателем прав на аналогичный товарный знак, представить другое название для ранее охранявшегося сорта (п. 4 ст. 20 Конвенции). Однако гораздо логичнее и проще отказать такому «праву» в защите.

Кстати, некоторые меры, направленные на недопущение возникновения таких препятствий, прямо предусмотрены упоминавшимися выше Правилами по присвоению названия. Неприемлемы, в частности, названия, на которые заявитель имеет права (на название или товарный знак), позволяющие ему запретить использовать название в любое время, даже после истечения срока его охраны (подп. «а» п. 1 пятого положения).

8. Проект части четвертой ГК РФ предусматривал воспроизведение и некоторых иных норм ст. 6 Закона о селекционных достижениях. Так, предполагалось, что при наличии уважительных причин наименование селекционного достижения может быть изменено с согласия компетентного органа, а прежнее наименование аннулировано.

Означает ли отказ окончательной редакции Кодекса от этого положения, что сегодня селекционное достижение ни при каких обстоятельствах не может быть переименовано? Вероятно, нет. Например, если авторство успешно оспорено, то окажется, что и личным правом на наименование воспользовалось и распорядилось ненадлежащее лицо.

9. Право на наименование селекционного достижения, будучи личным неимущественным правом, действительно возникает в момент создания сорта или породы. Но защищается это право только в отношении «селекционного достижения» (ст. 1408 ГК) в том смысле, в котором использует это понятие ГК РФ, т.е. сорта и породы, претендующих на правовую охрану, охраняемых или перешедших в общественное достояние в связи с истечением срока действия патента. Право на наименование неохраняемого сорта, неохраняемой породы может, разумеется, защищаться массой иных способов, например путем регистрации товарного знака, но не путем применения правовых средств, предоставленных патентообладателю гл. 73 Кодекса, в том числе настоящей статьей.

Ранее действовавшим законодательством (абз. 1 ст. 6 Закона о селекционных достижениях) вместо права на наименование была фактически предусмотрена обязанность селекционера дать название селекционному достижению. В.И. Еременко <1>, например, полагает, что и в настоящее время присвоение названия селекционному достижению является скорее обязанностью автора, чем его правом. Сегодня наличие у сорта или породы наименования, удовлетворяющего сформулированным Кодексом критериям, является необходимым условием регистрации селекционного достижения. Если наименование отсутствует или не соответствует требованиям закона, заявитель не получит патент, а его исключительное право не будет признано, однако сами сорт или порода останутся. Между тем к наименованиям неохраняемых селекционных достижений никаких специальных требований Кодекс не предъявляет. Следовательно, наименования неохраняемых селекционных достижений в рамках гражданского права регулируются только общими положениями об идентификации объектов гражданского оборота (о товарных знаках, о защите прав потребителей и т.п.), а также вполне могут в принципе быть урегулированы в рамках специального законодательства о семеноводстве и племенном животноводстве.

———————————
<1> Гаврилов Э.П., Еременко В.И. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (постатейный). С. 638.

10. Возможные нарушения, связанные с присвоением произведенным или продаваемым семенам наименования (п. 2 — 4 ст. 1446 ГК), должны были бы признаваться нарушением личного неимущественного права на наименования. Они, собственно, и являются нарушением указанного личного права. Однако, поскольку ст. 1446 ГК РФ посвящена защите прав патентообладателя, т.е. имущественных прав, и даже права автора в отношении указанных нарушений защищаются в том случае, если отсутствует «иной патентообладатель», необходимо признать, что наименование селекционного достижения оказывается в данном случае не только объектом личного неимущественного права, но и своеобразным средством индивидуализации, видом коммерческого обозначения, на которое Кодексом фактически установлено также и имущественное право.

11. Случай, когда при введении в оборот зарегистрированное наименование сорта дополняется товарным знаком или коммерческим обозначением, не оговорен ГК РФ, однако прямо предусмотрен Конвенцией UPOV (п. 8 ст. 20) и, следовательно, не может составлять нарушения. Единственное условие — «в случае такого сочетания наименование сорта должно быть тем не менее легко узнаваемым».

12. Нарушением прав патентообладателя ГК РФ названо присвоение иного наименования не собственно сорту или породе как таковым, а только семенам или племенному материалу зарегистрированного селекционного достижения, конкретной партии конкретного товара (п. 2 ст. 1446). Таким образом, буквальное толкование приводит к неожиданному на первый взгляд выводу о том, что переименование растительного материала или товарного животного (биологического объекта, уже имеющего развитый фенотип, несоответствие которого признакам сорта или породы может быть обнаружено непосредственно) с точки зрения публичного права, разумеется, может быть в зависимости от обстоятельств квалифицировано как административное правонарушение в сфере законодательства о семеноводстве или племенном животноводстве, как обман потребителей, даже как мошенничество, но с точки зрения частного права не составляет нарушения ни интеллектуальных прав, ни исключительного права патентообладателя, ни личного неимущественного права автора на наименование селекционного достижения. Такое толкование полностью соответствует принципиальной позиции ГК РФ, который по общему правилу не распространяет категорию интеллектуальных прав на объекты, не предназначенные для воспроизводства сорта или породы.