Статья 1428. Лицензионный договор о предоставлении права использования селекционного достижения

По лицензионному договору одна сторона — патентообладатель (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне — пользователю (лицензиату) удостоверенное патентом право использования соответствующего селекционного достижения в установленных договором пределах.

Комментарий к Ст. 1428 ГК РФ

1. Лицензионный договор не предполагает передачи исключительного права. В использовании селекционного достижения «в установленных договором пределах» нет ничего исключительного.

2. Прежде всего даже исключительная лицензия, если ею непосредственно не предусмотрено иное, не лишает патентообладателя права использовать свое селекционное достижение самому <1>.

———————————
<1> Пункт 14 Постановления Пленума ВС РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.

3. Существенными по ГК РФ могут быть признаны только три условия лицензионного договора:

— о предмете договора (п. 1 ст. 432, подп. 1 п. 6 ст. 1235; по лицензионному договору передается право использования «соответствующего» селекционного достижения);

— о способах использования (подп. 2 п. 6 ст. 1235);

— о размере вознаграждения либо о безвозмездном характере договора (п. 5 ст. 1235).

4. Что касается указания в договоре способов использования селекционного достижения, то мнение о том, что «если договором не предусмотрено иное, лицензиат вправе совершать в отношении селекционного достижения любые действия, предусмотренные ст. 1421″ <1>, по нашему мнению, является вполне обоснованным. Действительно, в общем случае «право использования… прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату» (п. 1 ст. 1235 ГК). И если в договоре указано, что лицензиату передается просто «право использования», без конкретизации, то право ни на один вид использования, предусмотренный п. 3 ст. 1421 ГК РФ, прямо не названо. Однако, как уже говорилось выше (см. комментарий к ст. 1426 ГК), характерная особенность селекционных достижений состоит и в том, что именно для них исключительное право не является неограниченным, оно «распадается» только на шесть конкретных видов использования, перечисленных в п. 3 ст. 1421. В этой ситуации «право использования как таковое», т.е. все шесть его видов в совокупности, оказывается исчерпывающим образом определенным и четко ограниченным в силу закона. И пределы использования селекционного достижения, установленные лицензионным договором (в полном соответствии с комментируемой статьей), в данном случае совпадут с пределами, очерченными ГК РФ.

———————————
<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный): Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев и др. С. 539.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

5. Как и в случае с отчуждением патента, условие о вознаграждении при умолчании о нем в договоре не может быть восполнено; общие правила определения цены, предусмотренные Кодексом (п. 3 ст. 424), применению не подлежат. Договор, не содержащий условия о цене (либо о безвозмездности), является незаключенным и не может быть зарегистрирован федеральным органом исполнительной власти по селекционным достижениям. При этом Кодексом в отличие от вознаграждения автору служебного селекционного достижения (см. комментарий к ст. 1430 ГК) в данном случае не предусмотрен ни минимальный размер вознаграждения лицензиару, ни даже непременно периодический его характер (роялти). Лицензия, в том числе исключительная, вполне может быть оплачена разовым платежом.

6. Из числа прочих возможных условий лицензионного договора четыре по ГК РФ могут быть отнесены к числу восполнимых:

— о виде лицензионного договора (по умолчанию — неисключительная лицензия; п. 5 ст. 1235);

— о территории, на которой может осуществляться использование селекционного достижения (по умолчанию — Российская Федерация; п. 3 ст. 1235);

— о сроке использования (по умолчанию — пять лет, но не долее срока действия исключительного права; п. 4 ст. 1235);

— о предоставлении лицензиатом отчетов об использовании селекционного достижения (договор может или определить порядок предоставления отчетов, или вовсе освободить лицензиата от этой обязанности; по умолчанию отчеты должны предоставляться по требованию лицензиара <1>; п. 1 ст. 1237).

———————————
<1> Непредоставление лицензиатом информации об использовании интеллектуальных прав, в частности экономической, бухгалтерской, статистической, отчетной и иной документации, может быть в ряде случаев признано существенным нарушением лицензионного договора и достаточным поводом для его расторжения судом (см.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июня 2008 г. N Ф04-3493/2008 (6184-А46-21)).

Об объеме использования селекционного достижения см. комментарий к ст. 1423 ГК РФ.

7. Вознаграждение выплачивается лицензиару за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности (п. 5 ст. 1235, п. 4 ст. 1237 ГК); таким образом, отказ от выплаты вознаграждения по мотивам неиспользования селекционного достижения не допускается. В том случае, если в лицензионном договоре размер вознаграждения указан в форме процентных отчислений от дохода, а использование сорта или породы лицензиатом не осуществлялось, сумма вознаграждения должна определяться исходя из цены, которая в сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование объекта интеллектуальных прав <1>.

———————————
<1> Подпункт 13.7 Постановления Пленума ВС РФ N 5, ВАС РФ N 29 от 26 марта 2009 г.

У правообладателя нет ни права отказаться от лицензионного договора по причине невыплаты вознаграждения (в отличие от обладателя авторских и смежных прав; п. 4 ст. 1237), ни в судебном порядке потребовать прекращения договора в случае нарушения лицензиатом его условий (в отличие от принудительной лицензии; п. 4 ст. 1423 ГК).

8. Лицензионный договор предусматривает переход к лицензиату прав патентообладателя, но не его обязанностей.

Таким образом, обязанность поддерживать сорт или породу (ст. 1440 ГК) может быть «возложена» на лицензиата договором, но по умолчанию ему на основании лицензионного договора не передается. И ответственность за такое поддержание, даже в случае предоставления исключительной лицензии, будет продолжать нести патентообладатель.

9. Общие нормы гл. 69 ГК РФ возлагают на лицензиара «обязанность воздержаться от действий, способных затруднить» использование объекта интеллектуальных прав (п. 2 ст. 1237), т.е. вменяют ему в обязанность бездействие, а не совершение каких-либо действий. В частности, закон не обязывает патентообладателя совершать действия, призванные облегчить лицензиату использование селекционного достижения или вообще сделать его возможным. Так, ГК РФ не предусматривает автоматического возникновения у лицензиара обязанности снабжать лицензиатов, например, оригинальными семенами. Даже право один раз потребовать от патентообладателя предоставления семян или племенного материала «в количестве, достаточном для использования лицензии» предоставлено Кодексом обладателю не любой, а лишь принудительной лицензии (п. 3 ст. 1423). В иных случаях, в том числе и при открытой лицензии (ст. 1429 ГК), либо порядок и условия предоставления лицензиату оригинального материала должны быть предусмотрены договором в явном виде, либо лицензиату предстоит решать свои проблемы самостоятельно.

10. Глава 73 ГК РФ не содержит норм о сублицензионных договорах на селекционное достижение.

По общему правилу право заключать сублицензионные договоры может предоставляться лицензиату и не на основании собственно лицензионного договора, достаточно письменного согласия лицензиара (п. 1 ст. 1238 ГК). Такое согласие может и не являться частью лицензионного договора и, будучи дано «отдельно», оно не нуждается в государственной регистрации <1>. Однако сами сублицензии в ней заведомо нуждаются, поскольку к сублицензионным договорам применяются все положения Кодекса о лицензионных договорах (п. 5 ст. 1238), т.е. и положение о необходимости их государственной регистрации для селекционных достижений.

———————————
<1> В то же время, например, письмо патентообладателя, «разрешающее» использовать семена («заниматься элитным семеноводством… с правом реализации выращенных семян»), не признается лицензией в отсутствие факта государственной регистрации (см.: Постановление Президиума ВАС РФ от 29 мая 2007 г. N 1769/07).

Итак, предоставление права использования результата селекционной деятельности подлежит государственной регистрации посредством регистрации лицензионного договора (п. 3 ст. 1232 ГК); право же заключать сублицензионные договоры в общем случае регистрации не требует. Это различие служит еще одним доказательством того, что право «по своему усмотрению разрешать и запрещать использование» (ст. 1229 ГК), т.е. выдавать лицензии и сублицензии, с одной стороны, и право «использовать», которое, собственно, и передается по лицензии, — с другой, суть разные права и первое не может признаваться подмножеством второго.

В личности патентообладателя два этих права сосуществуют слитно и нераздельно; в личности лицензиата они разделены, и право использования результата интеллектуальной деятельности вполне может не сопровождаться правом разрешать такое использование иным лицам. Посему отказ федерального органа исполнительной власти регистрировать сублицензионные договоры, заключенные лицензиатом при отсутствии указаний на наличие права выдавать сублицензии непосредственно в тексте зарегистрированного лицензионного договора, будет незаконным. В то же время требование подтвердить при регистрации сублицензионного договора наличие письменного согласия патентообладателя (которое, несомненно, будет предъявляться Министерством сельского хозяйства РФ в том случае, если отказ регистрировать сублицензии, право выдачи которых предусмотрено не в лицензионном договоре, а дано в письменной форме отдельно, будет все же признан не соответствующим законодательству) окажется совершенно правомерным, хотя и не предусмотрено Кодексом прямо.

11. Переход исключительного права на селекционное достижение к новому правообладателю не является основанием для изменения или расторжения лицензионного договора (п. 7 ст. 1235 ГК). Гражданский кодекс РФ не требует ни внесения изменений в лицензионные договоры, заключенные лицензиатами с предшествующим правообладателем, в том числе в части имени или наименования лицензиара, ни их перерегистрации.