Статья 1472. Ответственность за нарушение исключительного права на секрет производства

1. Нарушитель исключительного права на секрет производства, в том числе лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с пунктом 2 статьи 1468, пунктом 3 статьи 1469 или пунктом 2 статьи 1470 настоящего Кодекса, обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом.

2. Лицо, которое использовало секрет производства и не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно, в том числе в связи с тем, что оно получило доступ к секрету производства случайно или по ошибке, не несет ответственность в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Комментарий к Ст. 1472 ГК РФ

1. Комментируемая статья посвящена вопросам ответственности за нарушение исключительного права на секрет производства (ноу-хау).

Гражданско-правовая ответственность за нарушение данного исключительного права, к сожалению, является минимальной, что делает и сам секрет производства наименее правозащищенным, чем иные результаты интеллектуальной деятельности. Фактически ГК РФ предусматривает единственный способ защиты прав правообладателя в виде возмещения убытков, причиненных нарушителем исключительного права на секрет производства. Размер убытков определяется на основании ст. 1252 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье). Помимо возмещения убытков правообладателю сведений, составляющих ноу-хау, можно (с учетом специфики правонарушения) воспользоваться общими способами защиты, предусмотренными ст. 12 ГК РФ, общими способами защиты исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, предусмотренными ст. 1252 ГК РФ (см. комментарий к ней).

Диспозитивность п. 1 комментируемой статьи предполагает возможность наступления ответственности как на основании закона, так и на основании договора. Потому для наиболее эффективной защиты прав правообладателя необходимо использовать договорные «рычаги» воздействия на правонарушителя, включая неустойку.

2. Законодатель примерным образом определил круг лиц, ответственных за нарушение исключительного права на секрет производства, к которым относятся:

— нарушитель исключительного права на секрет производства, неправомерно получивший сведения, составляющие ноу-хау, и разгласивший или использовавший эти сведения;

— лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства, в частности правообладатель по договору об отчуждении исключительного права на секрет производства; обладатель исключительного права на секрет производства (лицензиар) или лицензиат по лицензионному договору о предоставлении права использования ноу-хау; работник, которому в связи с выполнением своих трудовых обязанностей или конкретного задания работодателя стал известен служебный секрет производства.

Первая категория — это лица, получившие сведения, составляющие секрет производства, не на законном основании, а в результате своих противоправных деяний (в том числе уголовно-правового характера) и разгласившие их (п. 9 ст. 3 Закона о коммерческой тайне трактует разглашение информации, составляющей коммерческую тайну, как действия или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя такой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору) или использовавшие указанные сведения (распорядившиеся ими в целях получения выгоды или в иных целях)).

Таким образом, основаниями для привлечения к ответственности за нарушение исключительных прав на секрет производства являются его незаконное получение, несанкционированное разглашение или использование. Данные деяния являются внедоговорными, в частности деликтными, и регулируются положениями ст. 15, § 1 гл. 59 ГК РФ.

Незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую тайну (секрет производства), может быть также признано актом недобросовестной конкуренции (п. 5 ст. 14 Закона о защите конкуренции).

Органы государственной власти, органы местного самоуправления, иные государственные органы, получившие доступ к сведениям, составляющим секрет производства, несут гражданско-правовую ответственность перед правообладателем за разглашение или незаконное использование этих сведений сотрудниками государственных органов, которые получили такие сведения в связи с выполнением ими своих должностных обязанностей (п. 3 ст. 14 Закона о коммерческой тайне).

Вторая категория лиц — это лица, обязанные сохранять конфиденциальность секрета производства: правообладатель по договору об отчуждении исключительного права на секрет производства (см. комментарий к ст. 1468 ГК); лицензиар или лицензиат по лицензионному договору о предоставлении права использования ноу-хау (см. комментарий к ст. 1469 ГК); работник, получивший доступ к секрету производства, на основании сложившихся трудовых правоотношений (см. комментарий к ст. 1470 ГК).

В данном случае основанием для привлечения к ответственности является нарушение договорных обязательств (как гражданско-правового характера, так и трудового) контрагентами, которыми могут быть правообладатель по договору об отчуждении исключительного права на секрет производства, лицензиар или лицензиат по лицензионному договору о предоставлении права использования ноу-хау, работник, которому стал известен секрет производства в связи с выполнением им своих трудовых обязанностей. Их обязательства носят договорный характер и соответственно регулируются положениями о договорной ответственности гл. 25 ГК РФ.

Гражданское законодательство не содержит каких-либо специальных указаний относительно рассмотрения данной категории дел. Поэтому правообладатель ноу-хау подает заявление о защите своих нарушенных прав по общим правилам гражданского судопроизводства и в соответствии с правилами подведомственности и подсудности.

3. Помимо гражданско-правовой ответственности работник за нарушение обязательства по сохранению конфиденциальности секрета производства может быть подвергнут дисциплинарной ответственности согласно трудовому законодательству.

Так, в соответствии с п. «в» ст. 81 ТК РФ разглашение работником охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей ему известной в связи с исполнением им трудовых обязанностей, является основанием для возможного расторжения трудового договора по инициативе работодателя.

Статья 238 ТК РФ, устанавливающая материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю, гласит, что работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб (реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение его состояния, в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам). А вот неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. Таким образом, устанавливается ограниченная ответственность работника. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка (ст. 241 ТК). Вместе с тем ущерб работодателя от разглашения секрета производства чаще всего состоит как раз в упущенной выгоде. Следует отметить, что возложение на работника полной материальной ответственности по данному обязательству все же возможно при причинении ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей (п. 8 ст. 243 ТК).

4. Помимо гражданской и дисциплинарной ответственности возможно наступление также административной и уголовной ответственности. Это предусмотрено и ст. 14 Закона о коммерческой тайне, согласно п. 1 которой нарушение настоящего Закона влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством РФ.

5. Административная ответственность может наступать, в частности, по ст. 13.12 КоАП РФ (п. 1), в соответствии с которой нарушение условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну), влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 300 до 500 рублей; на должностных лиц — от 500 до 1 тыс. рублей; на юридических лиц — от 5 тыс. до 10 тыс. рублей.

Статья 13.13 (п. 1) КоАП предусматривает административную ответственность за занятие незаконной деятельностью в области защиты информации (за исключением информации, составляющей государственную тайну) без получения в установленном порядке специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) в соответствии с федеральным законом обязательно (обязательна), в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от 500 до 1 тыс. рублей с конфискацией средств защиты информации или без таковой; на должностных лиц — от 2 тыс. до 3 тыс. рублей с конфискацией средств защиты информации или без таковой; на юридических лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. рублей с конфискацией средств защиты информации или без таковой.

Статья 13.14 КоАП предусматривает административное правонарушение в форме разглашения информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, что влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 500 до 1 тыс. рублей; на должностных лиц — от 4 тыс. до 5 тыс. рублей.

6. Уголовная ответственность представлена составами преступлений, содержащихся в ст. 183, 272 — 274 УК РФ. Так, в отношении преступлений в сфере экономической деятельности ст. 183 УК РФ «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну» предусматривает уголовную ответственность: во-первых, собирание сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом (п. 1), наказывается штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до шести месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет; во-вторых, незаконные разглашение или использование сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, без согласия их владельца лицом, которому она была доверена или стала известна по службе или работе (п. 2), наказываются штрафом в размере до 120 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет; в-третьих, причинение крупного ущерба или деяния, совершенные из корыстной заинтересованности (п. 3), наказываются штрафом в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет; в-четвертых, деяния, повлекшие тяжкие последствия (п. 4), наказываются лишением свободы сроком до 10 лет.

Уголовная ответственность также предусмотрена за преступления в сфере компьютерной информации (информации на машинном носителе, в электронно-вычислительной машине (ЭВМ), системе ЭВМ или их сети), если эти деяния повлекли уничтожение, блокирование, модификацию либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, к таковым относятся:

— неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации (ст. 272 УК), который наказывается штрафом в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет. Это же преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо лицом с использованием своего служебного положения, а равно имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, наказывается штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет;

— создание вредоносных программ для ЭВМ или внесение изменений в существующие программы, заведомо приводящих к несанкционированному уничтожению, блокированию, модификации либо копированию информации, нарушению работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети, а равно использование либо распространение таких программ или машинных носителей с такими программами наказываются лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до 200 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев (ст. 273 УК). Те же деяния, повлекшие по неосторожности тяжкие последствия, наказываются лишением свободы на срок от трех до семи лет;

— нарушение правил эксплуатации ЭВМ, системы ЭВМ или их сети лицом, имеющим доступ к ЭВМ, системе ЭВМ или их сети, повлекшее уничтожение, блокирование или модификацию охраняемой законом информации ЭВМ, если это деяние причинило существенный вред, наказывается лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет (ст. 274 УК). То же деяние, повлекшее по неосторожности тяжкие последствия, наказывается лишением свободы на срок до четырех лет.

7. Пунктом 2 комментируемой статьи установлено основание освобождения правонарушителя от ответственности за неправомерное использование секрета производства при безвиновном нарушении исключительного права на секрет производства. Так, лицо, которое использовало секрет производства, но не знало и не должно было знать о том, что его использование незаконно, в том числе в связи с тем, что оно получило доступ к секрету производства случайно или по ошибке, не несет ответственность, предусмотренную комментируемой статьей. Это положение дублирует п. 4 ст. 14 Закона о коммерческой тайне, гласящий, что лицо, которое использовало информацию, составляющую коммерческую тайну, и не имело достаточных оснований считать использование данной информации незаконным, в том числе получило доступ к ней в результате случайности или ошибки, не может в соответствии с настоящим Законом быть привлечено к ответственности. Однако это лицо в дальнейшем обязано принять все возможные меры к охране конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, если этого требует ее обладатель. При отказе такого лица принять указанные меры обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, вправе требовать в судебном порядке защиты своих прав (п. 5 ст. 14 Закона о коммерческой тайне).

Как представляется, данное основание освобождения от ответственности несколько не вписывается в общие правила наложения ответственности, ослабляет защиту исключительного права на секрет производства, может быть даже способствуя «легкому» уходу от ответственности правонарушителя. Потому правообладатель должен доказать, что в силу ст. 3 Закона о коммерческой тайне, соблюдая режим коммерческой тайны, он ограничил доступ к коммерческой тайне (ноу-хау) и к ней не было свободного доступа на законном основании.

Применительно к п. 2 комментируемой статьи видится нецелесообразным применение п. 3 ст. 1250 ГК РФ, согласно которому отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав.