Статья 1546. Права Российской Федерации и субъектов Российской Федерации на технологию

1. Право на технологию, созданную за счет или с привлечением средств федерального бюджета, принадлежит Российской Федерации в случаях, когда:

1) единая технология непосредственно связана с обеспечением обороны и безопасности Российской Федерации;

2) Российская Федерация до создания единой технологии или в последующем приняла на себя финансирование работ по доведению единой технологии до стадии практического применения;

3) исполнитель не обеспечил до истечения шести месяцев после окончания работ по созданию единой технологии совершение всех действий, необходимых для признания за ним или приобретения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав технологии.

2. Право на технологию, созданную за счет или с привлечением средств бюджета субъекта Российской Федерации, принадлежит субъекту Российской Федерации в случаях, когда:

1) субъект Российской Федерации до создания единой технологии или в последующем принял на себя финансирование работ по доведению технологии до стадии практического применения;

2) исполнитель не обеспечил до истечения шести месяцев после окончания работ по созданию единой технологии совершение всех действий, необходимых для признания за ним или приобретения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав технологии.

3. В случаях, когда в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи право на технологию принадлежит Российской Федерации или субъекту Российской Федерации, исполнитель обязан в соответствии с пунктом 2 статьи 1544 настоящего Кодекса принять меры для признания за ним и получения прав на соответствующие результаты интеллектуальной деятельности для последующей передачи этих прав соответственно Российской Федерации и субъекту Российской Федерации.

4. Управление правом на технологию, принадлежащим Российской Федерации, осуществляется в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Управление правом на технологию, принадлежащим субъекту Российской Федерации, осуществляется в порядке, определяемом органами исполнительной власти соответствующего субъекта Российской Федерации.

5. Распоряжение правом на технологию, принадлежащим Российской Федерации или субъекту Российской Федерации, осуществляется с соблюдением правил настоящего раздела.

Особенности распоряжения правом на технологию, принадлежащим Российской Федерации, определяются законом о передаче федеральных технологий.

Комментарий к Ст. 1546 ГК РФ

1. Пункт 1 комментируемой статьи определяет первые три исключения из общего правила п. 1 ст. 1544 ГК РФ, в которых право на технологию, созданную за счет или с привлечением средств федерального бюджета, принадлежит России. Во всех этих случаях право на технологию принадлежит Российской Федерации вне зависимости от степени участия государства в финансировании создания единой технологии, что практически исключает заинтересованность частных лиц в частно-государственном партнерстве при создании единой технологии.

2. Первая группа единых технологий, права на которые в императивном порядке принадлежат Российской Федерации, — это технологии, непосредственно связанные с обеспечением обороны и безопасности.

Возможность ограничения гражданских прав «в целях… обеспечения обороны страны и безопасности государства» определена в качестве одного из основных начал гражданского законодательства в абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ. В комментируемой статье выделены технологии, «непосредственно» связанные с обеспечением обороны и безопасности Российской Федерации, что требует их обособления в общей массе технологий, связанных с обеспечением обороны и безопасности государства.

Комментируемая норма реализует в законодательстве ряд положений ранее принятых нормативных правовых актов концептуального характера в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности. Так, в соответствии с абз. 3 разд. 1 Основных направлений реализации государственной политики по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности, одобренных распоряжением Правительства РФ от 30 ноября 2001 г. N 1607-р <1>, обеспечение оборонной, технологической и экономической безопасности Российской Федерации относится к «основным целям государства при вовлечении в хозяйственный оборот объектов интеллектуальной собственности и других результатов научно-технической деятельности». Для решения этой задачи «уполномоченные федеральные органы исполнительной власти… должны обеспечить в обязательном порядке закрепление за государством прав на объекты интеллектуальной собственности и другие результаты научно-технической деятельности, созданные за счет средств федерального бюджета, которые непосредственно связаны с обеспечением обороны и безопасности страны». В подп. 3 и 4 п. 22 Основ политики Российской Федерации в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу, утвержденных письмом Президента РФ от 30 марта 2002 г. N Пр-576, отмечается, что одной из основных задач повышения эффективности использования результатов научной и научно-технической деятельности является «нормативно-правовое закрепление за государством прав на объекты интеллектуальной собственности и иные результаты научной и научно-технической деятельности, созданные за счет средств федерального бюджета, прежде всего связанные с интересами обороны и безопасности страны» <2>.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 2001. N 50. Ст. 4803.

<2> http://base.consultant.ru

Согласно ст. 1 Федерального закона от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ «Об обороне» <1> под обороной понимается система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 1996. N 23. Ст. 2750.

Тема обособления технологий (изобретений, иных результатов интеллектуальной деятельности), непосредственно связанных с обеспечением обороны государства, возникла в российском праве еще в позапрошлом веке. Еще в 1867 г. при выдаче привилегий на изобретения, которые (привилегии) могли затрагивать интересы военного ведомства, было предложено выделять «изобретения и усовершенствования, до боевых потребностей и до средств обороны государства относящиеся, каковы: артиллерийские орудия, снаряды, ударные трубки и другие принадлежности артиллерийских орудий, броня для судов, подводные мины, судовые вращающиеся башни и т.п., пользование которыми доступно одному только правительству». Именно эти изобретения в письме министра финансов Российской империи С.В. Витте в Сенат именовались «непосредственно относящимися к средствам обороны государства» <1>. Помимо них выделялись «изобретения и усовершенствования предметов, хотя и употребляемых в войсках, но пользование которыми доступно также и частным лицам, каковы: ручное огнестрельное оружие, металлические патроны, пули и другие принадлежности такового оружия», т.е. технологии двойного назначения. В отношении первых привилегии не выдавались, что обусловливалось отсутствием собственных разработок (созданных как по инициативе российской промышленности, так и за счет государства) <2>. В отношении вторых привилегии выдавались, но их действие не распространялось на военное ведомство. Исключительные права на изобретения, допускающие их использование войсками, которые не относились к оружию (седла, колеса для повозок, ткани, палатки, койки), предоставлялись в обычном порядке, что было подтверждено Указом Сената от 11 июня 1894 г.

———————————
<1> Цит. по: Пиленко А.А. Право изобретателя. М.: Статут, 2001. С. 312 — 313.

<2> Такой подход справедливо критиковался, в частности, Министерством финансов и А.А. Пиленко как не соответствующий опыту промышленно развитых стран и потребностям развития отечественных технологий. При этом отмечалось, что поставка вооружения и боеприпасов вполне может относиться к кругу частной деятельности.

Таким образом, под технологиями, непосредственно относящимися к обороне, изначально понимались те военные технологии, использование которых осуществлялось исключительно для нужд Российского государства. При таком понимании норма закона о принадлежности Российской Федерации прав на технологию, которая непосредственно связана с обеспечением обороны и безопасности Российской Федерации, является самоочевидной.

К началу XXI в. общественные отношения по созданию и использованию военных технологий существенно усложнились. Во-первых, разработкой технологий и поставкой вооружений занимаются преимущественно частные предприятия. Во-вторых, если опытно-конструкторские работы по созданию опытных образцов вооружения и военной техники и конструкторской документации на них (опытно-конструкторские работы) проводятся за счет средств федерального бюджета (п. 5 ст. 2 Федерального закона от 27 декабря 1995 г. N 213-ФЗ «О государственном оборонном заказе» <1>), то собственно технологические работы по созданию технологий производства зачастую проводятся предприятиями за счет собственных средств. В-третьих, существенная часть продукции военного назначения производится для нужд обороны не за счет Российской Федерации, а за счет финансирования и в интересах иностранных государств в рамках военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 6.

Широкое распространение гражданско-правовых отношений в сферах военно-технического сотрудничества и государственного оборонного заказа, в том числе значительный объем сделок в этой области, вызывает особый интерес к технологиям военного назначения, которые рассматриваются как наиболее важная для нужд гражданского оборота составная часть технологий, непосредственно связанных с обеспечением обороны и безопасности, в том числе Российской Федерации.

В литературе предпринят ряд попыток определить результаты интеллектуальной деятельности, в том числе технологии военного назначения. Так, В.А. Дозорцев предложил относить к изобретениям военного назначения охраняемые решения, отвечающие признакам продукции военного назначения, определенным законодательством о военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами <1>. На практике реализация такого подхода затруднена тем, что законодательство не содержит необходимых и достаточных критериев отнесения продукции к продукции военного назначения.

———————————
<1> Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: Сб. статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2003. С. 326.

Г.Н. Черничкина считает, что «под изобретением военного назначения следует понимать техническое решение задачи… подлежащее применению в вооружении, военной технике и иных средствах обеспечения военной безопасности Российской Федерации» <1>.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 641-57-14 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

———————————
<1> Черничкина Г.Н. Понятие изобретения военного назначения в российском законодательстве // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 3.

По мнению Г.М. Соловьевой, «единой технологией, непосредственно связанной с обеспечением обороны и безопасности, можно считать выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который… может служить технологической основой определенной практической деятельности в сфере подготовки к вооруженной защите и вооруженной защиты Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории… или технологической основой определенной практической деятельности в сфере обеспечения защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз» <1>.

———————————
<1> Соловьева Г.М. К вопросу о содержании обязанности практического применения (внедрения) единой технологии, созданной в ходе выполнения НИОКР за счет или с привлечением средств бюджета // Законодательство и экономика. 2008. N 10.

Из процитированных определений видно, что проблема разделения технологий (результатов интеллектуальной деятельности и информации) непосредственно военного (оборонного) и двойного назначения, поставленная в российском праве еще в XIX в., оказалась вне поля зрения современной юридической мысли. Следствием этого стали не всегда осмысленное стремление государства приобрести явно избыточные для него права, неоправданное ограничение возможностей частно-государственного партнерства в данной сфере, нарушение баланса интересов государства, бизнеса и авторов.

В действующем российском законодательстве термин «технологии, непосредственно относящиеся к обороне» (и (или) безопасности) не определен.

В соответствии с Приказом Росстата от 27 октября 2008 г. N 270 «Об утверждении статистического инструментария для организации статистического наблюдения на 2009 год» <1> к военной (оборонной) продукции относятся «серийно выпускаемые вооружение и военная техника, средства их производства, испытания, контроля и утилизации, комплектующие изделия и материалы, разрабатываемые на основе технических заданий государственных заказчиков и (или) производимые по технической документации (техническим условиям), согласованной с государственными заказчиками, включая продукцию двойного назначения. К продукции двойного назначения относится продукция (работы, услуги), предназначенная к поставке для народного хозяйства и нужд обороны страны с едиными требованиями, изготавливаемая по утвержденной (согласованной с государственными заказчиками) документации». Таким образом, для целей государственной статистики продукция военного назначения включает в себя и продукцию двойного назначения. Собственно технологии и иные результаты интеллектуальной деятельности в состав продукции военного назначения данный Приказ Росстата не включает.

———————————
<1> Вопросы статистики. 2009. N 4.

Законодательство об экспортном контроле и военно-техническом сотрудничестве обособляет продукцию, в том числе технологии, военного и двойного назначения. В частности, сопоставительный анализ ч. 2 и 3 ст. 2 Федерального закона от 18 июля 1999 г. N 183-ФЗ «Об экспортном контроле» <1> (в ред. от 29 ноября 2007 г. N 283-ФЗ) показывает, что не все технологии, «которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иных видов вооружения и военной техники», относятся к продукции военного назначения, экспорт которой осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации в области военно-технического сотрудничества.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 1999. N 30. Ст. 3774.

К технологиям, которые могут быть использованы при разработке и производстве продукции военного назначения, но не входят в ее состав, следует отнести:

— технологии гражданского назначения, которые в силу своих характеристик могут быть использованы для создания особо опасных видов продукции военного назначения, распространение которых контролируется в силу международных обязательств и законодательства РФ об экспортном контроле (технологии двойного назначения в узком смысле). В соответствии с законодательством об экспортном контроле к ним относятся контролируемые технологии <1>. Термин «технологии (результаты интеллектуальной деятельности) двойного назначения» в узком смысле используется, в частности, в Постановлении Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. N 1132;

———————————
<1> См., например: Список товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль, утвержденный Указом Президента РФ от 5 мая 2004 г. N 580 // Собрание законодательства РФ. 2004. N 19. Ст. 1881.

— все технологии, которые используются при производстве как военной, так и гражданской продукции. Согласно Федеральному закону от 13 апреля 1998 г. N 60-ФЗ «О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации» <1> «технологии двойного применения — технологии, которые могут быть использованы при создании как вооружения и военной техники, так и продукции гражданского назначения».

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 16. Ст. 1795. Закон утратил силу с 1 января 2005 г. в связи с принятием Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ.

Применению при производстве продукции военного назначения могут подлежать и те технологии, которые созданы в гражданских целях, в рамках или вне рамок соответствующих НИОКР, но используются и при производстве продукции военного назначения, например, изобретения в области электроники или авиационных материалов. В области программ для ЭВМ более простым примером являются операционные системы, созданные для использования в гражданском секторе, но используемые и при производстве продукции военного назначения. С другой стороны, возможность использования технологий военного назначения в гражданской сфере хорошо известна и упоминается также в нормативных правовых актах, в частности в п. 2 ст. 8 Федерального закона «О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации», которым была предусмотрена возможность финансирования из федерального бюджета работ по «внедрению военных технологий в производство продукции гражданского назначения».

Известно немало случаев, когда исследования первоначально сугубо невоенного характера засекречивались, а их результаты становились основой создания новых видов оружия. Имела место и обратная тенденция: во времена «холодной войны», например, фундаментальные НИР, а также ОКР, направленные на решение общетехнических задач, рассматривались как имеющие военно-прикладной характер, который на практике отсутствовал или утрачивался впоследствии.

Для обособления продукции военного назначения от продукции двойного и гражданского назначения важную роль играет норма, содержащаяся в примечании к приложению N 3 к Положению о порядке лицензирования в Российской Федерации ввоза и вывоза продукции военного назначения, утвержденному Указом Президента РФ от 10 сентября 2005 г. N 1062 «Вопросы военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами» <1>. Согласно этой норме к продукции военного назначения не относятся детали, агрегаты, оборудование, материалы, запасные части и комплектующие изделия, применяемые для обеспечения производства, эксплуатации и ремонта продукции военного назначения, если они имеют гражданское (общепромышленное) назначение или изготовлены для продукции военного и гражданского назначения по единым требованиям. В соответствии с терминами, введенными упомянутым выше Приказом Росстата, это означает, что к продукции военного назначения не относится продукция не только гражданского, но и двойного применения.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 2005. N 38. Ст. 3800.

Таким образом, к единым технологиям военного назначения можно было бы отнести единые технологии, используемые при разработке, производстве, эксплуатации, боевом применении, модернизации, ремонте и уничтожении (утилизации) вооружения и военной техники, за исключением технологий, разработанных для продукции военного и гражданского назначения по единым требованиям.

Согласно ст. 1 Закона о безопасности безопасность — состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Понятие «национальная безопасность» конкретизируется в п. 6 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 12 мая 2009 г. N 537 <1>, как «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства».

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 2009. N 20. Ст. 2444.

Таким образом, понятия обороны и национальной безопасности государства не являются независимыми друг от друга. Поэтому проблемы оборонных технологий специалисты в области военного права и национальной безопасности связывают с проблемой обеспечения военно-технологической безопасности, которую К.В. Фатеев определяет как «защищенность жизненно важных интересов государства в сфере развития ключевых технологий в оборонных отраслях промышленности, занятых разработкой и поставкой основных видов вооружения и военной техники, и способность… обеспечить решение вопросов разработки, производства и развития высокотехнологичных средств вооруженной борьбы» <1>.

———————————
<1> Фатеев К.В. Военная безопасность Российской Федерации и правовые режимы ее обеспечения (теоретико-правовое исследование). М.: Военный университет, 2004. С. 81.

Пункт 23 Стратегии национальной безопасности определяет основными приоритетами национальной безопасности Российской Федерации национальную оборону, государственную и общественную безопасность. Понятие государственной безопасности, которое можно рассматривать как тождественное понятию безопасности Российской Федерации, в п. 37 Стратегии национальной безопасности определяется через перечень соответствующих угроз государственной безопасности. Используя его, технологии, связанные с безопасностью Российской Федерации, можно определить как технологии, созданные с целью противодействия разведывательной и иной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на нанесение ущерба безопасности Российской Федерации; деятельности террористических организаций, группировок и отдельных лиц, направленной на насильственное изменение основ конституционного строя Российской Федерации, дезорганизацию нормального функционирования органов государственной власти, уничтожение военных и промышленных объектов, предприятий и учреждений, обеспечивающих жизнедеятельность общества, устрашение населения, дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации в стране; незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и т.п., а также созданные в интересах обеспечения сил национальной безопасности.

3. Второе основание возникновения права на технологию непосредственно у Российской Федерации — принятие ею на себя до создания единой технологии или в последующем финансирования работ по доведению единой технологии до стадии практического применения.

Из текста комментируемой статьи следует, что основанием возникновения права Российской Федерации на технологию является не финансирование работ, а принятие установленным порядком решения о таком финансировании. Частичное финансирование указанных работ со стороны исполнителя до принятия соответствующего решения Российской Федерацией не оказывает влияния на переход прав к Российской Федерации. Условия возмещения исполнителю затрат при таком финансировании ГК РФ не предусмотрены.

4. Третье основание возникновения права на технологию непосредственно у России — неисполнение до истечения шести месяцев после окончания работ по созданию единой технологии лицом, организовавшим ее создание, предусмотренной п. 2 ст. 1544 ГК РФ обязанности совершить все действия, необходимые для признания за ним или приобретения исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые входят в состав технологии.

Подпункт 3 п. 1 комментируемой статьи предусматривает, что право на технологию в этом случае принадлежит Российской Федерации. Однако следует иметь в виду, что механизмы перехода этого права к Российской Федерации (с учетом возможных исключительных прав третьих лиц на составляющие технологию результаты интеллектуальной деятельности) отсутствуют.

Таким образом, как представляется, обязанностью исполнителя является приобретение прав, достаточных для практического использования технологии, в частности, приобретение прав может осуществляться не только на основании договоров отчуждения, но и на основании лицензионных договоров. Под результатами интеллектуальной деятельности, в отношении которых требуется приобретение исключительных прав, следует понимать «охраноспособные» результаты.

Если единая технология создается в результате выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, то в соответствии с абз. 3 ст. 773 ГК РФ обязанностью исполнителя по договору заказа НИОКР является согласование с заказчиком необходимости использования охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, принадлежащих третьим лицам, и приобретения прав на их использование. В свою очередь это предусматривает необходимость проведения патентных исследований в соответствии с ГОСТ РФ 15.011-96 «Система разработки и постановки продукции на производство. Патентные исследования» <1> и техническим заданием заказчика.

———————————
<1> Патенты и лицензии. 1997. N 3.

В целях снижения рисков неисполнения указанной обязанности и утраты права на технологию исполнителю следует урегулировать свои обязанности по объему приобретаемых прав в договоре, на основании которого осуществляется финансирование создания технологии.

Неисполнение указанной в подп. 3 п. 1 комментируемой статьи обязанности по приобретению прав на результаты интеллектуальной деятельности в установленный срок не освобождает исполнителя от обязанности приобретения прав в соответствии с п. 2 ст. 1544 Кодекса. Однако в случае нарушения установленного срока исполнитель в соответствии с п. 3 комментируемой статьи приобретает указанные права для их передачи Российской Федерации.

5. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает два исключения из общего правила п. 1 ст. 1544 ГК РФ, в которых право на технологию, созданную за счет или с привлечением средств бюджета субъекта Российской Федерации, принадлежит субъекту Федерации, а не лицу, организовавшему создание единой технологии (исполнителю). Основания возникновения права субъекта Федерации на технологию идентичны перечисленным в п. 1 комментируемой статьи основаниям возникновения права на технологию у Российской Федерации, за исключением единых технологий, связанных с обеспечением обороны и безопасности. Это обусловлено тем, что в соответствии с п. «м» ст. 71 Конституции РФ оборона и безопасность, оборонное производство относятся к ведению Российской Федерации и в соответствии с п. 5 ст. 2 Федерального закона «О государственном оборонном заказе» финансирование оборонного заказа осуществляется из средств федерального бюджета.

6. Пункт 3 комментируемой статьи определяет, что в тех случаях, когда право на единую технологию в соответствии с п. 1 и 2 настоящей статьи принадлежит публичным образованиям — Российской Федерации или ее субъекту, исполнитель не освобождается от предусмотренной п. 2 ст. 1544 обязанности незамедлительно принимать предусмотренные законодательством меры для признания за ним и получения прав на результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав единой технологии. Однако исполнитель обязан передать эти права в последующем соответственно Российской Федерации или субъекту Федерации. Данное положение неоднократно критиковалось в литературе как создающее неоправданные сложности, задержки во времени и приводящие к удорожанию процедуры закрепления прав за публичным образованием. Особые сомнения целесообразность данной нормы вызывает в случае, когда право на технологию у Российской Федерации возникает в силу неисполнения обязанности исполнителя по приобретению исключительных прав <1>. По-видимому, воля законодателя обусловлена результатами анализа сложившейся к моменту принятия части четвертой ГК РФ ситуации в сфере правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности, созданных за счет бюджетных средств. По сведениям Роспатента <2>, в 2006 г. количество действующих патентов и свидетельств на объекты интеллектуальной деятельности, выданных Российской Федерацией в лице уполномоченного органа, составляло 241 единицу. В федеральном бюджете средства на правовую охрану полученных результатов интеллектуальной деятельности государственными заказчиками, как правило, не предусматриваются. Таким образом, появление настоящей статьи обусловлено стремлением законодателя переложить на исполнителя риски, связанные с утратой прав на единую технологию из-за несвоевременного проведения мероприятий по правовой охране полученных результатов НИОКР и их выявлению. С данной обязанностью исполнителя не корреспондирует обязанность публичного образования оплатить расходы на приобретение правовой охраны, поэтому исполнителю следует по возможности урегулировать эти вопросы в соответствующем договоре заказа НИОКР (договоре на создание единой технологии).

———————————
<1> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев (и др.). М.: ТК «Велби»; Проспект, 2007. С. 757.

<2> Отчет Роспатента за 2007 г.

7. Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает отсылочную норму, в соответствии с которой порядок управления правом на технологию, принадлежащим публичному образованию, определяется соответственно Правительством РФ и органами исполнительной власти субъекта Федерации.

В отношении прав на технологии и результаты интеллектуальной деятельности в целом содержание функций государственных органов по управлению соответствующими правами не определено. На предприятиях промышленности под управлением правами на результаты интеллектуальной деятельности, как правило, понимают <1> осуществление следующих видов деятельности в отношении прав на результаты интеллектуальной деятельности: формирование политики предприятия; создание системы учета; обеспечение режима конфиденциальности (в том числе коммерческой тайны); своевременное выявление охраноспособных результатов интеллектуальной деятельности и оформление прав на результаты интеллектуальной деятельности; урегулирование в договорах отношений, связанных с созданием и использованием результатов интеллектуальной деятельности, созданных за счет средств государственного бюджета; оценка и принятие к бухгалтерскому и налоговому учету прав на результаты интеллектуальной деятельности; защита прав на результаты интеллектуальной деятельности в судебном и административном порядке.

———————————
<1> См., например: Методические рекомендации для руководителей предприятий по вопросам учета, правовой охраны и использования результатов интеллектуальной деятельности, созданных за счет средств федерального бюджета. Утверждены Министром образования и науки Российской Федерации 26 июля 2004 г.; распоряжение ОАО «РЖД» от 26 июня 2006 г. N 1282р «Об утверждении Положения об управлении интеллектуальной собственностью в ОАО «РЖД».

Как отмечает Э.В. Талапина <1>, понятие управления по отношению к собственному (в смысле своему) имуществу не используется в ГК РФ вообще. Оно появляется лишь тогда, когда отсутствует непосредственное взаимодействие собственника и имущества, субъекта и объекта управления. По отношению к исключительным правам используются институт коллективного управления авторскими правами и институт доверительного управления.

———————————
<1> Талапина Э.В. Вопросы организации управления государственной собственностью // Журнал российского права. 2001. N 3.

Поскольку единые технологии создаются главным образом в рамках научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, финансируемых из средств соответствующих государственных бюджетов, следует учитывать имеющееся в этой сфере правовое регулирование. Общественные отношения по заказу, инвентаризации и учету, обеспечению правовой охраны, приобретению прав на результаты НИОКР военного, двойного, специального и гражданского назначения регулируются в настоящее время соответствующими нормами административного, бюджетного, гражданского, финансового права. Бюджетное законодательство о результатах интеллектуальной деятельности военного назначения представлено нормами законов о бюджетной классификации, о бюджетах Российской Федерации на соответствующий период начиная с 2000 г., а также Постановлением Правительства РФ от 31 мая 2002 г. N 372 «О Правилах зачисления в доход федерального бюджета и использования средств, получаемых от реализации договоров, заключаемых при вовлечении в экономический и гражданско-правовой оборот результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения» <1>. Основные положения об управлении правами Российской Федерации на результаты НИОКР военного назначения, в том числе об их правовой охране, содержатся в Указе Президента РФ от 14 мая 1998 г. N 556 «О правовой защите результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения» <2> и в принятом во исполнение его Постановлении Правительства РФ от 29 сентября 1998 г. N 1132 «О первоочередных мерах по правовой защите интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения». В соответствии с этим Постановлением, а также с Приказами Минюста России от 8 октября 1998 г. N 139, от 30 октября 1998 г. N 152, от 23 декабря 2005 г. N 247 значительная часть функций по управлению правами Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности была возложена на Минюст России и созданный при нем ФГУ «ФАПРИД».

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 23. Ст. 2174.

<2> Собрание законодательства РФ. 1998. N 20. Ст. 2146.

Основные положения об управлении правами Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности гражданского назначения содержатся соответственно в Указе Президента РФ от 22 июля 1998 г. N 863 «О государственной политике по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности и объектов интеллектуальной собственности в сфере науки и технологий» и в Постановлениях Правительства РФ от 2 сентября 1999 г. N 982 «Об использовании результатов научно-технической деятельности», от 17 ноября 2005 г. N 685 «О порядке распоряжения правами на результаты научно-технической деятельности» <1>. Вопросы инвентаризации и учета результатов интеллектуальной деятельности, в том числе военного назначения, рассматриваются в Постановлениях Правительства РФ от 14 января 2002 г. N 7 «О порядке инвентаризации и стоимостной оценке прав на результаты научно-технической деятельности» <2>, от 26 февраля 2002 г. N 131 «О государственном учете результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения, права на которые принадлежат Российской Федерации» <3>.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 2005. N 47. Ст. 4939.

<2> Собрание законодательства РФ. 2002. N 3. Ст. 218.

<3> Российская газета. N 53. 26.03.2002.

8. Абзац 1 п. 5 комментируемой статьи предписывает осуществлять распоряжение правом на технологию, принадлежащим Российской Федерации или субъекту Федерации, с соблюдением правил разд. VII ГК РФ. Это означает, в частности, что передача права на единую технологию осуществляется в соответствии с требованиями гл. 69 ГК РФ, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (ст. 1234 ГК) или предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (ст. 1235 ГК). Условия передачи прав на отдельные результаты интеллектуальной деятельности, входящие в состав единой технологии, определяются соответствующими правилами разд. VII ГК РФ, в том числе с учетом требований ст. 1240 и комментируемой главы.

9. Абзац 2 п. 5 комментируемой статьи содержит отсылку к закону о передаче федеральных технологий, который должен определять особенности распоряжения правом на технологию, принадлежащую Российской Федерации. Федеральный закон с таким наименованием пока не принят.

Отношения по распоряжению правами на единые технологии гражданского, военного, специального или двойного назначения, которые принадлежат Российской Федерации или субъекту Федерации либо совместно Российской Федерации и (или) или субъекту Федерации и иным лицам, путем их передачи на основе проведения конкурсов или аукционов, а также порядок передачи прав на единые технологии без проведения конкурсов или аукционов урегулированы Законом о передаче прав на единые технологии. К числу содержащихся в данном Законе особенностей распоряжения правом на технологию, принадлежащую Российской Федерации, не упомянутых в гл. 77 ГК РФ, следует отнести:

1) возможность передачи прав на единые технологии, принадлежащие Российской Федерации, без проведения конкурсов или аукционов в соответствии с лицензионным договором на условиях предоставления простой (неисключительной) лицензии в случае, если единые технологии связаны непосредственно с обеспечением обороны и безопасности Российской Федерации и необходимость сохранения этих прав за Российской Федерацией не утрачена (п. 4 ст. 4 и п. 9 ст. 8). Эта норма позволяет сохранить принятый в сфере военно-технического сотрудничества и экспортного контроля порядок передачи прав на технологии иностранным заказчикам (см. комментарий к ст. 1551 ГК);

2) определение перечня существенных условий договоров о передаче прав на единые технологии (п. 2 ст. 10), к числу которых в том числе отнесены:

— план реализации единой технологии, обеспечивающий практическое применение единой технологии на территории России и достижение определенных экономических или иных показателей в результате ее практического применения;

— порядок и сроки представления отчетности о выполнении плана реализации единой технологии лицом, приобретшим право на единую технологию;

— обязанность лица, приобретшего право на единую технологию по договору об отчуждении права на единую технологию, выдать безвозмездную простую (неисключительную) лицензию субъекту, указанному лицом, осуществляющим от имени Российской Федерации распоряжение правом на единую технологию, если впоследствии возникнет необходимость применения единой технологии для обеспечения обороны и безопасности России;

3) безвозмездность договоров о передаче прав на единые технологии как исключение из общего правила о возмездности данного вида договоров в случаях, установленных Правительством РФ (п. 5 ст. 10).