Статья 1549. Право на технологию, принадлежащее совместно нескольким лицам

1. Право на технологию, созданную с привлечением бюджетных средств и средств других инвесторов, может принадлежать одновременно Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, другим инвесторам проекта, в результате осуществления которого создана технология, исполнителю и иным правообладателям.

2. Если право на технологию принадлежит нескольким лицам, они осуществляют это право совместно.

Распоряжение правом на технологию, принадлежащим совместно нескольким лицам, осуществляется ими по общему согласию.

3. Сделка по распоряжению правом на технологию, совершенная одним из лиц, которым совместно принадлежит право на технологию, может быть признана недействительной по требованию остальных правообладателей из-за отсутствия у лица, совершившего сделку, необходимых полномочий в случае, если будет доказано, что другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об отсутствии этих полномочий.

4. Доходы от использования технологии, право на которую принадлежит совместно нескольким правообладателям, а также от распоряжения этим правом распределяются между правообладателями по соглашению между ними.

5. Если часть технологии, право на которую принадлежит нескольким лицам, может иметь самостоятельное значение, соглашением между правообладателями может быть определено, право на какую часть технологии принадлежит каждому из правообладателей. Часть технологии может иметь самостоятельное значение, если она может быть использована независимо от иных частей этой технологии.

Каждый из правообладателей вправе по своему усмотрению использовать соответствующую часть технологии, имеющую самостоятельное значение, если иное не предусмотрено соглашением между ними. При этом право на технологию в целом, а также распоряжение правом на нее осуществляется совместно всеми правообладателями.

Доходы от использования части технологии поступают лицу, обладающему правом на данную часть технологии.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

Комментарий к Ст. 1549 ГК РФ

1. Глава 77 ГК РФ содержит две модели распределения прав на единую технологию. Первая модель действует, если финансирование создания технологии осуществлялось только из бюджета: в этом случае право на технологию принадлежит организатору ее создания с исключениями, установленными ст. 1546 ГК РФ, причем это распределение прав невозможно изменить договором. Если же для создания технологии привлекаются и средства иных инвесторов (которыми могут быть любые лица — физические и юридические, публично-правовые образования, иностранные и российские лица и т.д.), то ситуация меняется: стороны сами определяют, кого включить в состав правообладателей.

2. В случае совместного обладания правом на единую технологию применяется схема, значительно отличающаяся от закрепленной в общих положениях части четвертой ГК РФ (п. 3 ст. 1229). Когда исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации принадлежит нескольким лицам совместно и каждый из правообладателей вправе использовать такой результат или средство по своему усмотрению, если соглашением между ними не будет предусмотрено иное, то в этом случае комментируемая статья закрепляет императивное правило: осуществление права на единую технологию всегда осуществляется правообладателями совместно. Это означает необходимость согласования порядка использования технологии, в том числе и установление того, может ли каждый из правообладателей использовать единую технологию для собственных нужд, и т.д.

Формы согласования общей воли правообладателей закон не предписывает, но очевидно, что для предотвращения споров целесообразно заключение письменного соглашения между правообладателями, что может быть сделано как в инвестиционном договоре (или ином соглашении, на основании которого создается технология), так и в отдельном.

3. Любые сделки в отношении единой технологии (включая отчуждение права, лицензионный договор, договор залога права на единую технологию и т.д.) могут совершаться правообладателями только совместно (с учетом того, что правообладатели могут уполномочить одно или более лиц представлять свои интересы), в противном случае сделка будет являться недействительной. Однако следует заметить, что в этом случае речь идет не о ничтожности сделки, а лишь о ее оспоримости (см. п. 3 комментируемой статьи), поэтому если иные правообладатели не будут оспаривать сделку, то она будет являться действительной. Срок исковой давности по требованию о признании такой сделки недействительной и применению последствий ее недействительности составляет один год со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК).

4. Из общего правила о совместном распоряжении правом на единую технологию сделано одно исключение — в ст. 12 Закона о передаче прав на единые технологии. Согласно п. 2 этой статьи лицо, осуществляющее распоряжение правом на единую технологию от имени Российской Федерации или субъекта Федерации, имеет право распорядиться правом на данную единую технологию (с учетом интересов всех лиц, которым право на данную единую технологию принадлежит совместно с Российской Федерацией или субъектом Федерации) даже в случае, если не достигнуто общее согласие о передаче права на единую технологию. При этом в соответствии с п. 1 ст. 12 указанного Закона все иные правообладатели имеют преимущественное право на приобретение права на единую технологию в полном объеме. Лицо, осуществляющее от имени Российской Федерации или субъекта Федерации распоряжение правом на единую технологию, обязано предложить в первоочередном порядке этим лицам приобрести право на единую технологию в полном объеме. Условия договора об отчуждении права на единую технологию должны предусматривать отсрочку в выплате вознаграждения за отчуждение права на единую технологию на срок не менее чем один год.

5. Пункт 3 комментируемой статьи предусматривает возможность признания сделки по распоряжению правом на единую технологию недействительной, если другая сторона сделки знала или заведомо должна была знать об отсутствии этих полномочий. Представляется, что если лицо знает об обладателях права на данную единую технологию, то ему следует убедиться в наличии согласия всех правообладателей на совершение сделки.

6. Соглашением между правообладателями может быть предусмотрено, каким образом осуществляются распределение доходов от использования технологии (куда можно включить и доходы, полученные отдельными правообладателями) и распоряжение правом на нее. Если стороны не договорятся о распределении таких доходов, то в силу п. 3 ст. 1229 ГК РФ доходы будут распределяться поровну.

7. Пункт 5 комментируемой статьи касается вопросов использования частей технологии. Если технология не имеет самостоятельного значения (т.е. не может быть использована в отрыве от единой технологии независимо от иных частей технологии), то закреплять право одного из правообладателей на эту часть нельзя. Если же такое самостоятельное значение части технологии очевидно, то стороны могут договориться о принадлежности права на нее определенному лицу, при отсутствии такого соглашения она будет принадлежать всем им совместно.

Очевидно, что предоставление одному из обладателей права на единую технологию еще и права на часть технологии может поставить других обладателей права на технологию в зависимость от него, так как они не смогут использовать технологию без его согласия. Для предотвращения возникновения такой ситуации Кодекс устанавливает, что даже в случае, когда право на часть технологии закреплена за отдельным лицом, каждый из правообладателей все равно вправе использовать эту часть по своему усмотрению. Однако доходы от использования этой части будут поступать лицу, которому принадлежит право на нее, независимо от того, кем из правообладателей используется эта часть. Это не касается доходов от использования единой технологии в целом — вычленять часть дохода, приходящуюся на конкретную часть технологии, не требуется.

Закрепление права на часть технологии за одним лицом никак не влияет ни на использование технологии в целом, ни на распоряжение правом на нее.