Статья 195. Понятие исковой давности

Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Комментарий к Ст. 195 ГК РФ

1. Классик российской цивилистики И.Е. Энгельман в свое время указывал на то, что история давности показала, что действующие Постановления о давности основываются на манифесте 28 июня 1787 г., которым Екатерина II распространила «право 10-летнего срока», введенное в 1775 г. по делам уголовным, на все дела гражданские. Нововведенная исковая давность была дополнена при издании Свода законов 1832 г. статьей о давности владения, в которой положительно изображено последствие исковой давности относительно права собственности на недвижимые вещи <1>.

———————————
<1> Энгельман И.Е. О давности по русскому гражданскому праву: историко-догматическое исследование. Серия «Классика российской цивилистики». М.: Статут, 2003. С. 320.

В дореволюционном отечественном праве исковой давности уделялось значительное место (ст. ст. 690 — 695 Гражданских законов) <1>. В частности, в ст. 692 указывалось, что право отыскивания тем или другим образом пресекается общей земской 10-летней давностью. Кто в течение этого времени иска не предъявил или, предъявив, хождения в присутственных местах не имел, тот теряет свое право.

———————————
<1> Гражданские законы: Свод законов. Т. 4. Ч. 1 с разъяснением их по решениям Правительствующего Сената. Изд. 15-е, испр. и доп. СПб., 1884. С. 207 — 212.

Согласно разъяснению Гражданского кассационного департамента 1875 г. N 883 течение исковой давности начиналось с момента нарушения ответчиком права истца <1>. Указанные нормы содержали в себе правила, по которым право прекращалось, если иск о его защите не был предъявлен в течение срока давности. При этом также терялось право обращаться к судебной защите <2>.

———————————
<1> Там же. С. 209.

<2> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. 10-е изд. М., 1911. С. 190.

В проекте Гражданского уложения предлагалась концепция, аналогичная вышеназванной. Так, в ст. 105 проекта предлагалось установить правило, на основании которого право на иск прекращается вследствие непредъявления его в течение определенного законом срока исковой давности. При этом установленные в законе сроки исковой давности не могли быть ни сокращены, ни продлены по соглашению сторон (ст. 108) <1>. Следует отметить, что при обсуждении проекта Гражданского уложения были предложения о возможности сокращать сроки исковой давности соглашением сторон <2>. Однако большинство исследователей гражданского права того времени утверждали, что ограничение исковой давности как права судебной защиты может исходить только от государственной власти <3>.

———————————
<1> Кодификация российского гражданского законодательства: Свод законов гражданских Российской империи, проект Гражданского уложения Российской империи, Гражданский кодекс РСФСР 1922 года, Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Екатеринбург: Изд-во Института частного права, 2003. С. 341 — 342.

<2> Гойхбарг А. Исковая давность в Проекте нашего Гражданского Уложения // Право. 1910. N 40. С. 2351 — 2352.

<3> Шефтель Я. Подлежат ли сроки исковой давности изменению по воле договаривающихся сторон // Право. 1912. N 15. С. 846 — 849; Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 1914. Вып. 1. Общая часть. С. 198 — 199.

2. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. предусматривал следующее определение исковой давности: «право на предъявление иска погашается по истечении трехлетнего срока, если в законе не установлен иной срок давности» (ст. 44), т.е. устанавливалась и правопогашающая функция исковой давности. В юридической литературе термины «исковая давность» и «погасительная давность» рассматривались как синонимы <1>.

———————————
<1> Гражданский кодекс советских республик: Текст и практический комментарий / Под ред. Ал. Малицкого. Изд. 3-е, испр. и доп. Киев: Юридическое изд-во НКЮ УССР, 1927. С. 79.

Обращает на себя внимание то, что споры, возникшие по отношениям до октябрьского переворота 1917 г., вообще не подлежали рассмотрению. В частности, в разъяснении III отдела НКЮ уполномоченному НКИД при Правительстве РСФСР от 3 декабря 1924 г. N 1385 «О приостановлении дореволюционной пятилетней вексельной давности и десятилетней общегражданской давности вследствие начавшейся в 1914 году мировой войны» указывалось, что «никакие споры по гражданским правоотношениям, возникшим до 7 ноября 1917 г., не принимаются не только судебными, но и всякими другими учреждениями Республики. Дореволюционные правовые нормы сметены революцией, они представляют интерес только для историка как памятник ниспроверженного самодержавия» <1>.

———————————
<1> Гражданский кодекс РСФСР с постатейно систематизированными материалами. М.: Юридическое изд-во НКЮ РСФСР, 1925. С. 269.

На основании ст. 45 ГК РСФСР 1922 г. течение исковой давности начиналось с того времени, когда возникло право на предъявление иска, т.е. с момента нарушения права.

3. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. определял исковую давность как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

При этом оба Кодекса (1922 и 1964 гг.) указывали на то, что существует общий срок исковой давности, который составлял три года, и что законом могут быть установлены специальные сроки. При действии ГК РСФСР 1964 г. в качестве примера можно привести ст. 79 Кодекса, которая прямо предусматривала сокращенные сроки исковой давности, например, по искам, связанным с недостатком проданных вещей. Специальные сроки исковой давности короче общих и имеют цель побудить управомоченное лицо быстрее воздействовать на неисправного должника <1>.

———————————
<1> Советское гражданское право: Учебник. М.: Юрид. лит., 1983. С. 93; Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц и О.С. Иоффе. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Юрид. лит., 1970. С. 112 — 114.

Здесь нельзя не отметить, что в законодательстве тех лет не было деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые, соответственно, это не касалось различий сроков исковой давности по этим сделкам.

В литературе такое деление существовало до 1917 г. Так, Н. Растеряев указывал на то, что в подразделении сделок на ничтожные и оспоримые следует признать за основание для первых чисто формальный момент — охрану интереса законом, для вторых — материальную оценку интереса <1>.

———————————
<1> Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. Часть Общая и часть Особенная: догматическое исследование. СПб., 1900. С. 19.

4. С 1 января 1995 г., т.е. со дня вступления в силу части первой ГК РФ, деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые воплотилось в федеральный закон, что, конечно же, отразилось и на сроках исковой давности по таким сделкам.

Действующее гражданское законодательство под исковой давностью понимает срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. При этом сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон (ст. 198 ГК). Это же относится и к основаниям приостановления и перерыва течения срока исковой давности, которые установлены нормами Гражданского кодекса РФ и иными федеральными законами. Применение этих норм обязательно для судебных органов.

5. Полагаем, что исковая давность в объективном смысле — гражданско-правовой институт, т.е. система норм законодательства, регулирующих отношения, связанные со сроком защиты гражданских прав (сроки, возникновение и т.д.). Тогда как исковая давность в субъективном смысле — это право лица, чьи интересы нарушены, воспользоваться сроком для защиты нарушенных гражданских прав.

6. Институт исковой давности в гражданском праве имеет цель дисциплинировать участников оборота, стимулировать их к осуществлению принадлежащих им прав и исполнению обязанностей. Известно, что неопределенность в гражданско-правовых отношениях в целом противоречит их сущности. Действительно, основание давности заключается в том, что общество нуждается в прочном порядке и всякая неопределенность отношений, способная колебать приобретаемые права, возбуждает против себя протест <1>. Поэтому нормы данного института носят императивный характер.

———————————
<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 188.

7. Исковая давность не может применяться к случаям оспаривания нормативного правового акта, если иное не предусмотрено законом.

8. Исковую давность следует отличать от сроков, которыми ограничивается существование материального права, т.е. от пресекательных сроков, истечение которых означает прекращение субъективного материального права лица.

Разграничение сроков исковой давности и пресекательных сроков должно проводиться по признаку их воздействия на материальное гражданское право. Если срок исковой давности может послужить препятствием к осуществлению материального права в принудительном порядке, то пресекательный срок прекращает существование самого материального гражданского права. И в этом случае, как совершенно правильно утверждает М.А. Гуревич, пресекательный срок — это граница существования субъективного материального права <1>. При этом важно подчеркнуть, что правопрекращающее действие пресекательного срока видно из содержания нормы, предусматривающей тот или иной пресекательный срок. В гражданском законодательстве нет общей нормы, предусматривающей применение пресекательных сроков в целом. Поэтому теоретическое обоснование необходимости, разумности установления законом того или иного пресекательного срока возможно лишь с учетом характеристики конкретного вида материального права, к которому применяется данный срок.

———————————
<1> Гуревич М.А. Пресекательные сроки в советском гражданском праве. М., 1961. С. 25.

Кроме этого основного признака разграничения сроков исковой давности и пресекательных сроков следует иметь в виду и другие (дополнительные) важные признаки. Для сроков исковой давности установлено строгое правило о том, что изменение их, а также порядка их исчисления соглашением сторон не допускается. Некоторые сроки, относящиеся к пресекательным, могут быть по соглашению сторон изменены в сторону удлинения или же договорами могут устанавливаться сроки, если они не предусмотрены законом или иным нормативным актом, например, в соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Однако подобное изменение или применение пресекательных сроков по соглашению сторон возможно лишь в случаях, когда это разрешено нормой права. Во многих случаях, предусмотренных законом, пресекательные сроки не могут изменяться соглашением сторон, т.е. они императивны.

9. Необходимо различать исковую давность в гражданском праве и сроки давности в уголовном праве.

Сроки давности зависят от тяжести совершения преступления. В соответствии с ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекли следующие сроки:

— два года после совершения преступления небольшой тяжести;

— шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

— 10 лет после совершения тяжкого преступления;

— 15 лет после совершения особо тяжкого преступления.

В отличие от исковой давности, где, как правило, течение срока начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права, сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. Рассмотрение дела в суде не приостанавливает и не прерывает течение срока давности. Течение срока давности приостанавливается, если лицо, совершившее преступление, уклоняется от следствия или суда. В этом случае течение срока давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной (ч. 3 ст. 78 УК).

Следует отметить, что по некоторым особо тяжким преступлениям вопрос о применении или неприменении сроков давности решается судом. В соответствии с ч. 4 ст. 78 УК РФ вопрос о применении срока давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы, решается судом. Если суд не сочтет возможным освободить указанное лицо от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, то смертная казнь и пожизненное лишение свободы не применяются.

На основании актов международного права <1>, а также ч. 5 ст. 78 УК РФ к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. 353 (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны), ст. 356 (применение запрещенных средств и методов ведения войны), ст. 357 (геноцид) и ст. 358 УК РФ (экоцид), сроки давности не применяются <2>.

———————————
<1> Согласно Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества, заключенной 26 ноября 1968 г., никакие сроки давности не применяются к следующим преступлениям независимо от времени их совершения:

а) военные преступления, как они определяются в Уставе Нюрнбергского международного военного трибунала от 8 августа 1945 г. и подтверждаются резолюциями 3(1) от 13 февраля 1946 г. и 95(1) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, а также, в частности, «серьезные нарушения», перечисленные в Женевских конвенциях о защите жертв войны от 12 августа 1949 г.;

б) преступления против человечества, независимо от того, были ли они совершены во время войны или в мирное время, как они определяются в Уставе Нюрнбергского международного военного трибунала от 8 августа 1945 г. и подтверждаются резолюциями 3(1) от 13 февраля 1946 г. и 95(1) от 11 декабря 1946 г. Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, изгнание в результате вооруженного нападения или оккупации и бесчеловечные действия, являющиеся следствием политики апартеида, а также преступление геноцида, определяемое в Конвенции 1948 г. о предупреждении преступления геноцида и наказания за него, даже если эти действия не представляют собой нарушения внутреннего законодательства той страны, в которой они были совершены (см.: Нюрнберг предупреждает: от нацизма до терроризма: Материалы международной конференции «Нюрнбергский процесс — история и современность» (2 — 3 октября 2001 г., г. Москва). М.: Норма, 2002. С. 318 — 320.

<2> О сроках давности в уголовном праве см.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.И. Радченко, науч. ред. А.С. Михлин. М.: Спарк, 2000. С. 156 — 159; Комментарий к Уголовному кодексу с постатейными материалами и судебной практикой / Под ред. С.И. Никулина. М.: Менеджер; Юрист, 2000. С. 253 — 255.