Статья 22. Недопустимость лишения и ограничения правоспособности и дееспособности гражданина

1. Никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, установленных законом.

2. Несоблюдение установленных законом условий и порядка ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской либо иной деятельностью влечет недействительность акта государственного или иного органа, устанавливающего соответствующее ограничение.

3. Полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом.

Комментарий к Ст. 22 ГК РФ

1. Положения комментируемой статьи во многом повторяют нормы ст. 10 ГК РСФСР 1922 г. и ст. 12 ГК РСФСР 1964 г. Так, в ГК РСФСР 1922 г. предусматривалось, что всякие сделки, стремящиеся к ограничению правоспособности или дееспособности, недействительны. А согласно ст. 12 ГК РСФСР 1964 г. никто не может быть ограничен в правоспособности или дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом. Сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, недействительны.

2. Ограничения правоспособности (см. комментарий к ст. 17 ГК), дееспособности (см. комментарий к ст. ст. 21, 29, 30 ГК) могут быть установлены только федеральным законом и должны быть соотнесены с требованиями ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, т.е. ограничение возможно только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Так, например, могут быть установлены ограничения права на осуществление предпринимательской деятельности, включающие в себя ограничения, связанные с государственной службой; ограничения, налагаемые в связи с совершенным правонарушением; ограничения, связанные с признанием индивидуального предпринимателя несостоятельным (банкротом), и др.

3. Недействительны акты субъектов Российской Федерации, направленные на ограничение правоспособности и дееспособности. Например, с учетом того что ч. 1 ст. 9 Закона Республики Карелия устанавливает, что нотариальной деятельностью в Республике Карелия вправе заниматься гражданин Российской Федерации, получивший лицензию на право этой деятельности, то суд пришел к выводу о том, что лицензирование нотариальной деятельности является ограничением граждан в правоспособности, а согласно п. 1 ст. 22 ГК РФ никто не может быть ограничен в правоспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые установлены законом. Поскольку установить лицензирование нотариальной деятельности возможно только федеральным законом, то субъект Федерации не вправе устанавливать подобные ограничения в своих нормативных правовых актах и суд правильно указал в решении, что ч. 1 ст. 9 Закона Республики Карелия также принята с нарушением компетенции органов власти республики <1>.

———————————
<1> Определение Верховного Суда РФ от 15 августа 2002 г. N 75-Г02-14. Заявление о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Закона Республики Карелия от 20 июля 1995 г. «О нотариате» удовлетворено правомерно, поскольку оспариваемые положения приняты с нарушением компетенции органов власти республики и противоречат федеральному законодательству.

4. Основой п. 2 комментируемой статьи является ч. 2 ст. 55 Конституции РФ, согласно которой в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

В настоящем пункте разграничиваются гражданская дееспособность и право заниматься предпринимательской деятельностью, поскольку возможность заниматься предпринимательской деятельностью входит в содержание гражданской правоспособности (ст. 18 ГК), а следовательно, является элементом и гражданской дееспособности.

5. Решением Верховного Суда РФ от 29 января 2007 г. N ГКПИ06-1458 со ссылкой на комментируемую статью был признан недействующим абз. 3 п. 24 Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного Приказом Министерства социального обеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. N 145, в части, предусматривающей контроль администрацией интерната и медицинскими работниками за правильным и целесообразным расходованием заработанных средств теми лицами, которые не признаны недееспособными или ограниченно дееспособными. Распоряжение своим заработком является одним из важнейших элементов дееспособности лица. В ст. 22 ГК РФ установлено, что никто не может быть ограничен в правоспособности и дееспособности иначе, как в случаях и в порядке, которые установлены законом. Закон РФ от 2 июня 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» <1> (далее — Закон о психиатрической помощи) предусматривает, что лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ и федеральными законами. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами РФ <2>.

———————————
<1> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

<2> Решение Верховного Суда РФ от 29 января 2007 г. N ГКПИ06-1458 о частичном удовлетворении заявления о признании недействующими отдельных пунктов Положения о психоневрологическом интернате Министерства социального обеспечения РСФСР, утвержденного Приказом Минсоцобеспечения РСФСР от 27 декабря 1978 г. N 145.

6. Примерами недопустимости отказа от правоспособности и дееспособности могут быть и специальные нормы: в частности, согласно ст. ст. 1045, 1051 ГК РФ ничтожными являются установленные договором простого товарищества ограничения права товарища на ознакомление со всей документацией по ведению общих дел и, соответственно, на отказ от бессрочного договора простого товарищества. В соответствии со ст. 828 ГК РФ недействителен запрет уступки денежного требования, которое гласит, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении.

7. Ничтожными являются условия не только договоров, но и учредительных документов юридического лица, в которых предусматриваются ограничения на совершение сделок с акциями, долями в уставном капитале, не предусмотренные законом. Например, получение согласия общества (или других участников) на отчуждение доли третьему лицу по возмездной сделке есть существенное ограничение права участника ООО на распоряжение принадлежащим ему имуществом. Судебная практика отмечает, что общество не вправе самостоятельно вводить подобные ограничения, поскольку такое ограничение можно рассматривать как ограничение гражданской правоспособности (ст. 18 ГК), а согласно п. 1 ст. 22 и п. 2 ст. 49 ГК РФ ограничение гражданской правоспособности граждан и юридических лиц допускается только на основании закона <1>.

———————————
<1> См.: Обзор практики рассмотрения федеральными арбитражными судами округов споров, связанных с обжалованием решений общего собрания участников общества с ограниченной ответственностью за январь 2005 — март 2006 г. / Группа авторов «ЮРИНФОРМ В» // СПС «КонсультантПлюс».