Статья 369. Обеспечение банковской гарантией обязательства принципала. Утратила силу с 1 июня 2015 года

Статья 369. Утратила силу с 1 июня 2015 года. — Федеральный закон от 08.03.2015 N 42-ФЗ.

1. Банковская гарантия обеспечивает надлежащее исполнение принципалом его обязательства перед бенефициаром (основного обязательства).

2. За выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение.

Комментарий к Ст. 369 ГК РФ

1. Банковская гарантия не может появиться сама по себе, ниоткуда и неизвестно зачем. Она выдается гарантом, который ею (гарантией) обязывается уплатить кому-то (бенефициару) определенную сумму, если должник последнего не исполнит либо исполнит ненадлежащим образом (нарушит) имеющееся либо будущее обязательство. Вместе с тем банковская гарантия в определенной степени независима от обеспечиваемого ею (основного) обязательства (см. ст. 370 ГК и комментарий к ней).

2. Правило, включенное в п. 2 комментируемой статьи, представляется естественным, поскольку субъекты, могущие быть гарантами, являются коммерческими организациями (преследующими извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, — п. 1 ст. 50 ГК).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел дело по протесту, принесенному в порядке надзора, один из доводов которого сводился к тому, что банковская гарантия выдана на безвозмездной основе, а потому недействительна. Президиум указал, что вопрос о возмездности (или безвозмездности) банковской гарантии касается только отношений гаранта и принципала и не может рассматриваться в качестве основания для отказа гаранта в удовлетворении требований бенефициара <1>.

———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 1997. N 6. Ст. 81 — 83.

Такой подход представляется правильным. Действительно, за выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение. Однако указанная обязанность принципала входит в содержание обязательства, существующего между ним и гарантом. Бенефициар может не знать содержания этого обязательства, да и не должен знать его. (Кстати, соглашение гаранта и принципала может носить конфиденциальный характер.) Кроме того, закон не предусматривает в качестве существенного условия договора гаранта с принципалом размер вознаграждения (цену) за предоставление гарантии. Следовательно, даже при отсутствии соглашения о цене обязательство действительно, а размер вознаграждения гаранта определяется в соответствии с правилом, установленным в п. 3 ст. 424 ГК РФ.

Если бы банковская гарантия признавалась недействительной в связи с отсутствием соглашения гаранта и принципала о размере вознаграждения либо вследствие того, что договором гаранта и принципала предусмотрено предоставление гарантии на безвозмездных началах, то всегда существовала бы вполне реальная угроза злонамеренного соглашения гаранта с принципалом, тем более что «связка» «гарант — принципал» с точки зрения экономической гораздо более прочная, нежели «привязанность» гаранта к бенефициару. Принципал — это практически всегда клиент банка, на деньгах которого банк зарабатывает. Принципал платит банку вознаграждение за предоставление гарантии. От бенефициара банк не имеет ничего. Напротив, он должен ему уплатить по банковской гарантии. Причем с правовой точки зрения позиции бенефициара защищены намного лучше в сравнении с интересами гаранта.

С учетом этих обстоятельств было бы неудивительным появление у многих банков-гарантов и их клиентов-принципалов искушения защитить свои интересы за счет третьего лица — бенефициара.