Статья 379. Возмещение гаранту сумм, выплаченных по независимой гарантии

1. Принципал обязан возместить гаранту выплаченные в соответствии с условиями независимой гарантии денежные суммы, если соглашением о выдаче гарантии не предусмотрено иное.

2. Гарант не вправе требовать от принципала возмещения денежных сумм, уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями независимой гарантии или за нарушение обязательства гаранта перед бенефициаром, за исключением случаев, если соглашением гаранта с принципалом предусмотрено иное либо принципал дал согласие на платеж по гарантии.

Комментарий к Ст. 379 ГК РФ

1. В юридической литературе высказываются различные мнения о правилах, содержащихся в комментируемой статье. Вплоть до того, что право регрессного требования основывается на соглашении сторон — гаранта и принципала, «при отсутствии такого соглашения ответственность принципала не наступает», возможность предъявления гарантом регрессных требований к принципалу «предоставлена гаранту при наличии договора с принципалом, где оговорено это право», и т.д.

Вряд ли можно согласиться с такими высказываниями.

Редакция п. 1 комментируемой статьи, конечно, не может быть признана удачной. Словарный запас юриста, как правило, не содержит такого словосочетания, как «право определяется». Обычно говорится о возникновении или установлении права (см., например, ст. ст. 2, 8, 153 ГК), о приобретении прав (п. 2 ст. 1 ГК), о том, что право может быть предусмотрено (например, законом или договором), и т.п. Какой же смысл вкладывается в слова «право гаранта, определяется соглашением гаранта с принципалом»?

Думается, В.В. Витрянский, рассматривая содержание п. 1 ст. 379 ГК РФ, вполне обоснованно указывает на недопустимость неосновательного обогащения как гаранта за счет принципала, так и, наоборот, принципала за счет гаранта <1>. В этой связи уместно вспомнить, что кондикционное обязательство, по справедливому замечанию А.Л. Маковского, «универсально для всех случаев, когда одно лицо приобретает (сберегает) имущество за счет другого без правового основания, и поэтому является родовым понятием по отношению ко всем обязательствам возвратить имущество, приобретенное (сбереженное) без достаточных оснований…» <2> (выделено А.Л. Маковским).

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<1> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. С. 481.

<2> Маковский А.Л. Обязательства вследствие неосновательного обогащения (гл. 60) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. С. 597 — 598.

Следовательно, если одно лицо неосновательно обогащается (сберегает) за счет другого, то оно всегда обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Отсутствие соглашения гаранта и принципала, предусматривающего право гаранта на возмещение понесенных им расходов в связи с исполнением банковской гарантии (полностью или в части), отнюдь не означает отсутствия такого права у гаранта. Нельзя же считать отсутствие указанного соглашения законным основанием сбережения имущества принципалом за счет гаранта («законным обогащением»). Кстати, ст. 1103 ГК РФ прямо указывает на необходимость применения норм гл. 60 Кодекса («Обязательства вследствие неосновательного обогащения») к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Поскольку банковская гарантия дается по просьбе принципала, то с предоставлением ее возникает не только одностороннее обязательство гаранта по отношению к бенефициару, но и обязательственные отношения между гарантом и принципалом.

Противоположный подход неизбежно ведет к неосновательному сбережению имущества принципалом, признанию «законности неосновательного обогащения на стороне принципала, что было бы верхом несправедливости, поскольку в нашем случае в роли принципала выступает должник, не исполнивший основного обязательства» <1>. Что не менее важно, такой подход противоречит требованиям гл. 60 ГК РФ.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. С. 482.

Таким образом, опираясь на нормы, содержащиеся в ст. ст. 1102 — 1103 ГК РФ, надлежит сделать вывод о том, что у гаранта есть право потребовать от принципала в порядке регресса возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, независимо от того, существует ли между ними соответствующее соглашение (обязательственные отношения между ними существуют). Следовательно, когда в п. 1 комментируемой статьи говорится о том, что «право гаранта… определяется соглашением гаранта с принципалом», то имеются в виду порядок реализации этого права, пределы обязательства принципала перед гарантом, сроки платежей, формы расчетов и т.п. С этой точки зрения логично даже неуместное в тексте закона словосочетание «право определяется», т.е. в соглашении следует раскрыть объем (пределы) регрессного требования гаранта, в какой-то мере может быть определен механизм его реализации и т.п.

2. Уплата гарантом денежных сумм бенефициару с нарушением условий гарантии («не в соответствии с условиями гарантии») может выразиться в том, что она произведена после прекращения банковской гарантии (ст. 378 ГК), осуществлена по требованию бенефициара, которое не облечено в форму, предусмотренную гарантией, или к этому требованию вместо указанных в гарантии документов приложены их копии либо не все документы и т.д. В таких случаях поведение гаранта является неправильным. И потому естественно, что по общему правилу он (гарант) лишается возможности получить от принципала сумму, равную той, которую он уплатил бенефициару. Точно так же было бы алогичным возложение на принципала обязанности компенсировать гаранту суммы, уплаченные принципалом за нарушение им своего обязательства перед бенефициаром (например, в виде процентов за пользование чужими денежными средствами, — см. об этом ст. 377 ГК и комментарий к ней).

Соглашением гаранта и принципала может предусматриваться иное. Например, может быть установлено, что принципал должен возместить гаранту в том числе и суммы, выплаченные в виде санкций за нарушение гарантом своего обязательства перед бенефициаром (полностью или в части, при наличии определенных условий и т.д.). Вместе с тем такого рода соглашения таят в себе опасность злоупотребления гарантом правом. И соответствующие требования гаранта могут быть лишены судебной защиты (ст. 10 ГК).