Статья 453. Последствия изменения и расторжения договора

1. При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде.

2. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.

3. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

4. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

В случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства.

5. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Президент Российской Федерации

Б. Ельцин

Москва, Кремль

30 ноября 1994 г.

N 51-ФЗ

Комментарий к Ст. 453 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает общие правила о состоянии возникших из договора обязательств (п. 2 ст. 307 и п. 3 ст. 420 ГК) в связи с изменением или расторжением договора. Иными словами, данными правилами устанавливается взаимосвязь между действиями, совершаемыми сторонами договора по его изменению или расторжению, и действовавшими до совершения указанных действий обязательствами. Согласно рассматриваемым правилам п. п. 1 и 2 комментируемой статьи возникшие из договора обязательства сохраняются в измененном виде при изменении договора и прекращаются при его расторжении.

2. Временной момент, с которого обязательства будут считаться для сторон договора измененными или прекращенными, является юридическим фактом, с которым связаны определенные п. п. 1 и 2 комментируемой статьи правовые последствия.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает порядок определения такого временного момента, который прежде всего зависит от способа изменения или расторжения договора: по соглашению сторон или в судебном порядке.

Если стороны действуют по взаимному соглашению, временная точка, с которой связывается изменение или прекращение обязательств, совпадает с моментом заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора. При этом для действий сторон по соглашению устанавливается диспозитивное правило, предусматривающее, что момент, с которого обязательства будут считаться измененными или прекращенными, может быть определен в самом соглашении или следовать из характера изменения договора. Данное диспозитивное правило применимо и для случаев одностороннего отказа от исполнения договора в части возможности установления момента исходя из условий соглашения или характера изменения договора (о моменте вступления в силу одностороннего отказа см. комментарий к ст. 450 ГК РФ).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

В тех случаях, когда изменение и расторжение договора осуществляются в судебном порядке, действует императивное правило, согласно которому обязательства считаются измененными или прекращенными с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора. Сроки вступления в законную силу судебных решений установлены процессуальным законодательством. В частности, согласно ст. 209 ГПК РФ и ст. 180 АПК РФ в законную силу соответственно решение суда общей юрисдикции вступает по истечении 10-дневного срока на апелляционное или кассационное обжалование, а решение арбитражного суда первой инстанции — по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

Важно отметить, что прекращение обязательств сторон договора при его расторжении не лишает заинтересованную сторону права требовать от должника неисполненного им по обязательству. Об этом свидетельствует судебная практика. Как отмечается в приложении к информационному письму Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 <1>, если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.

———————————
<1> См.: п. 1 Обзора практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств // Вестник ВАС РФ. 2006. N 4.

Данный вывод был сделан исходя из рассмотрения судами следующей ситуации.

При рассмотрении судом первой инстанции дела по иску одного общества к другому о взыскании суммы задолженности по арендной плате и договорной неустойки за просрочку ее внесения было отказано в удовлетворении иска исходя из того, что спорный договор аренды был расторгнут по соглашению сторон и вытекающие из него обязательства в силу положений п. 2 ст. 453 ГК РФ прекращены.

Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил по следующим основаниям.

Согласно п. 1 ст. 407 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично по основаниям, предусмотренным ГК РФ, другими законами, иными правовыми актами или договором. В соответствии с п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются. Из содержания п. 3 ст. 453 ГК РФ следует, что в случае расторжения договора обязательства считаются прекращенными с момента заключения сторонами соглашения о расторжении договора, если иное не вытекает из этого соглашения.

Как следует из материалов дела, до момента расторжения договора обстоятельства, свидетельствующие о прекращении обязательств между сторонами, отсутствовали. Следовательно, срок действия договора к моменту его расторжения не истек.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции указал, что ответчик обязан уплатить истцу сумму задолженности по арендной плате и что, поскольку иное не предусмотрено соглашением о расторжении договора, сам факт расторжения договора не прекращает данного обязательства и не исключает возможности применения мер ответственности в связи с нарушением арендатором условий договора. Расторжение договора аренды влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает арендодателя права требовать с арендатора образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением последним договора. В то же время было отмечено, что соглашение сторон о расторжении договора аренды не освобождает арендатора от обязанности уплатить арендодателю задолженность по арендной плате и договорную неустойку за просрочку платежа в соответствии с требованиями п. 3 ст. 453 ГК РФ.

3. Пункт 4 комментируемой статьи содержит общее правило, согласно которому с моментом изменения или расторжения договора связывается возможность предъявления стороной договора требования о возвращении исполненного ею по обязательству. Согласно данному правилу не допускается требование возвращения того, что было исполнено сторонами по обязательству, до момента изменения или расторжения договора. Этим подчеркивается незыблемость исполнения обязательств надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями (см. ст. 309 ГК РФ и комментарий к ней). Вместе с тем рассматриваемое правило имеет диспозитивный характер, поскольку иное может быть предусмотрено законом или соглашением сторон. Законом могут быть предусмотрены конкретные случаи, когда сторона договора вправе требовать возврата исполненного ею по договору до момента его изменения или расторжения. К примеру, согласно п. 2 ст. 475 ГК РФ в случае существенного нарушения требований к качеству товара покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы.

4. Существенное нарушение договора одной из сторон является основанием для его изменения или расторжения в судебном порядке (подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК). Если изменение или расторжение договора произошло по указанному основанию, то согласно п. 5 комментируемой статьи потерпевшая сторона вправе предъявить требование другой стороне договора о возмещении убытков. Следует отметить, что правило комментируемой статьи связывает возможность выдвижения требования об убытках с причинением их именно изменением или расторжением договора. Вместе с тем основной причиной для изменения или расторжения договора выступает допущенное одной из его сторон существенное нарушение, которое, в свою очередь, характеризуется причинением одной из сторон такого ущерба, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. В данном случае убытки возникают по причине допущенного существенного нарушения договора, а не в связи с причинением их изменением или расторжением договора. При этом, конечно, заинтересованная сторона не лишается права на возмещение иных убытков в соответствии с общим правилом о возмещении убытков, предусмотренным в ст. 15 ГК РФ.

В качестве примера из судебной практики о применении судами положений п. 5 ст. 453 ГК РФ приведем Постановление ФАС Центрального округа от 11 октября 2006 г. по делу N А23-369/06Г-4-20.

Из материалов дела следует, что по договору купли-продажи унитарное предприятие (продавец) обязалось передать в собственность, а предприниматель (покупатель) — оплатить по цене 142600 рублей и принять объект недвижимого имущества — подвал под магазином общей площадью 46,0 кв. м.

Условия договора сторонами были исполнены: оплата объекта произведена покупателем по платежному поручению, подвал общей площадью 46 кв. м передан продавцом по акту приема-передачи недвижимого имущества. Вместе с тем согласно выписке из технического паспорта общая площадь помещения подвала составила 24,2 кв. м, а не 46 кв. м.

Ссылаясь на данное обстоятельство, предприниматель направила в адрес унитарного предприятия претензию, в которой просила внести изменения в заключенный с ней договор купли-продажи в части площади отчуждаемого объекта, указав вместо 46 кв. м общую площадь помещения в размере 24,2 кв. м, а также изменить продажную цену подвала со 142600 рублей на 75020 рублей исходя из стоимости 1 кв. м 3100 рублей и возвратить ей излишне уплаченную за помещение сумму.

Отказ исполнить данные требования явился основанием для обращения предпринимателя в арбитражный суд.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, мотивировав свой вывод тем, что факт существенного нарушения условий договора купли-продажи истцом не доказан.

Апелляционная инстанция согласилась с таким выводом суда первой инстанции, однако, признав установленным факт передачи предпринимателю нежилого помещения меньшей площадью, иск удовлетворила в части взыскания убытков, руководствуясь ст. ст. 466, 556 ГК РФ.

Кассационная инстанция не признала состоявшиеся судебные акты законными и обоснованными в части отказа в удовлетворении требования о внесении изменений в заключенный между сторонами договор купли-продажи.

Суд кассационной инстанции отметил, что в соответствии с п. 2 ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной. В силу п. 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии — в 30-дневный срок.

Кассационной инстанцией было принято во внимание, что по договору купли-продажи недвижимого имущества унитарное предприятие обязалось передать в собственность предпринимателю помещение подвала общей площадью 46 кв. м. При этом фактически истице было передано помещение площадью 24,2 кв. м. Последнее обстоятельство подтверждено техническим паспортом и произведенными контрольными замерами.

Кассационная инстанция признала изложенные факты существенным нарушением унитарным предприятием договора купли-продажи и, как следствие, обоснованность требования предпринимателя об изменении условий договора в части указания площади и цены продаваемого объекта недвижимости. В то же время было указано, что порядок изменения договора истцом соблюден.

Кассационная инстанция, отметив положения п. 5 ст. 453 ГК РФ, пришла к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат частичной отмене, а требования предпринимателя — удовлетворению в части внесения изменений в договор купли-продажи, также было оставлено в силе решение суда апелляционной инстанции о взыскании убытков.

30 ноября 1994 года N 52-ФЗ