Статья 5. Обычаи

1. Обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

2. Обычаи, противоречащие обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договору, не применяются.

Комментарий к Ст. 5 ГК РФ

1. Из содержания комментируемой статьи вытекает признание обычая делового оборота одним из источников гражданского права (наряду с нормативными актами, а также общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ (см. комментарий к ст. 7 ГК)). При этом такие обычаи по своей юридической силе уступают как законодательству (п. 2 ст. 5 ГК), так и международным договорам РФ (п. 2 ст. 7 ГК), что и определяет их место в системе источников гражданского права.

Следует отметить, что согласно п. 5 ст. 421 ГК РФ обычаи делового оборота не применяются при наличии диспозитивных норм закона (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК), регулирующих соответствующие договорные отношения. В соответствии с этим конкретный обычай, применимый к договорным отношениям предпринимателей, становится субсидиарным (дополнительным) источником договорного права в тех случаях, когда стороны того или иного договора прямо не согласовали какое-либо из его условий и такое условие не определено диспозитивной нормой закона.

2. «Деловой» характер оборота предполагает участие в соответствующих отношениях лиц, профессионально осуществляющих предпринимательскую деятельность, т.е. участие в отношениях между предпринимателями или с их участием (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Понятие оборота связано прежде всего с договорными и иными обязательственными отношениями (хотя и не исчерпывается ими, а относится к любым случаям перехода гражданских прав и обязанностей от одних лиц к другим, т.е. к случаям как частичного, так и полного правопреемства), иначе говоря, оно связано с динамикой гражданских правоотношений и во всяком случае не касается сферы вещных прав, где применяются иные обычаи, например местные обычаи как основание приобретения в собственность некоторых вещей, общедоступных для сбора (ст. 221 ГК).

Таким образом, понятие и сфера действия обычаев делового оборота практически ограничиваются обязательственными, чаще всего договорными, правоотношениями с участием предпринимателей. Об этом свидетельствует и предусмотренная ст. 427 ГК РФ возможность фиксации таких обычаев в форме примерных условий договора и их последующего применения к конкретному договору даже при отсутствии в нем прямой отсылки к данным условиям.

В этом смысле обычаи делового оборота частично включают в себя обычаи морского порта (портовые обычаи), поскольку они также регулируют договорные отношения с участием предпринимателей. Портовые обычаи определены законом как «правила поведения, сложившиеся и широко применяемые при оказании услуг в морском порту и не предусмотренные законодательством Российской Федерации» <1>.

———————————
<1> См.: п. 1 ст. 3 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 261-ФЗ «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Закон о морских портах) // Собрание законодательства РФ. 2007. N 46. Ст. 5557.

3. Обычай представляет собой правило поведения, которое является сложившимся, т.е. достаточно определенным в своем содержании, и широко применяемым в какой-либо области предпринимательской деятельности, например в качестве традиции исполнения тех или иных договорных обязательств <1>.

———————————
<1> См.: п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Наличие и содержание торговых (предпринимательских) и портовых обычаев, принятых в Российской Федерации, свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ <1>. Например, применимым в России обычаем предпринимательского оборота ею признаны международные правила толкования торговых терминов Инкотермс 2000 <2>.

———————————
<1> См.: п. 3 ст. 15 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 33. Ст. 1309, а также п. 2 ст. 3 Закона о морских портах.

КонсультантПлюс: примечание.

«Комментарий МТП к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение» Н.Г. Вилковой включен в информационный банк.

<2> См.: п. 4 Постановления Правления Торгово-промышленной палаты РФ от 28 июня 2001 г. N 117-13 // Торгово-промышленные ведомости. 2001. N 19/20. Текст указанных Правил см.: Комментарий Международной торговой палаты к Инкотермс 2000. Толкование и практическое применение. Публикация Международной торговой палаты N 620. М., 2001.

4. Обычаи делового оборота представляют собой часть более широкого, но менее определенного понятия «обычно предъявляемые требования», что следует из общего правила статья 309 ГК РФ и некоторых специальных норм (п. 2 ст. 474 и п. 2 ст. 478). Обычно предъявляемые требования включают в себя не только определенные правила поведения (например, при отсутствии в возмездном договоре указания на цену его исполнение согласно п. 3 ст. 424 ГК следует оплачивать по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги), но и требования к объекту договорного или иного обязательства, например к качеству товара (п. 2 ст. 469 ГК), к его таре и упаковке (п. 2 ст. 481 ГК) и др. Из этого видно, что такие «обычные требования» могут быть прямо указаны в законодательстве или в договоре, которые, однако, не раскрывают и не характеризуют их, оставляя их определение в конкретной ситуации на усмотрение сторон договорного обязательства и суда (в случае спора). В отличие от этого понятие и условия применения обычаев делового оборота достаточно четко раскрываются в правилах комментируемой статьи.

5. Обычаи следует отличать от обыкновений. Эти последние представляют собой такое сложившееся в имущественном обороте правило, которым согласились руководствоваться стороны какого-либо договора, и потому оно приобрело для них юридическое значение. По сути обыкновение является подразумеваемым условием конкретного договора, которое восполняет пробел в его содержании. Если на него нет прямой ссылки в договоре и не доказано намерение сторон договора руководствоваться им, обыкновение не учитывается и теряет гражданско-правовое значение, тогда как обычай делового оборота действует как раз при отсутствии специальных указаний закона или договора <1>. Так, в международной торговле широко используются сборники международных торговых правил и обычаев, разработанные Международной торговой палатой в Париже, например для отдельных форм безналичных расчетов <2>. Хотя они являются неофициальной систематизацией обычаев международного делового оборота, юридическое значение они могут иметь лишь для конкретного договора при наличии ссылки на них контрагентов и не применяются в ее отсутствие, т.е. фактически имеют значение не обычаев, а обыкновений.

———————————
<1> См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 34 — 35 (автор комментария — И.С. Зыкин).

<2> См.: Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (редакция 1993 г.). Публикация Международной торговой палаты N 500. М., 1994 и Унифицированные правила по инкассо (редакция 1995 г.). Публикация Международной торговой палаты N 522. М., 1996.

Обычаи делового оборота следует отличать и от сложившейся практики взаимоотношений сторон договора (называемой также заведенным порядком), которая может иметь юридическое значение при толковании условий договора судом (ч. 2 ст. 431 ГК). Самостоятельно установленный (заведенный) сторонами предпринимательского договора порядок их взаимоотношений тоже отражает некоторые подразумеваемые условия договора, которые, не будучи прямо зафиксированными, фактически соблюдались (исполнялись) сторонами в их предшествующих договорных взаимосвязях и тем самым выражали их согласованную волю (например, периодическая выдача постоянным оптовым покупателем товара специальных указаний его продавцу относительно отгрузки конкретных партий товара). Поэтому заведенный порядок как фактически согласованное сторонами договорное условие имеет приоритет в применении перед обычаем.

Эти положения основаны на международной коммерческой практике. Так, согласно ч. 1 ст. 9 Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров (участницей которой Россия является в качестве правопреемника СССР) стороны такого договора «связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимных отношениях», а в соответствии с ч. 2 этой же статьи «при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их договору или его заключению обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в договорах данного рода в соответствующей области торговли». Следовательно, в первом случае речь идет об обыкновениях и заведенном порядке, фактически являющихся условиями конкретного договора, а во втором — о собственно торговых обычаях, действие которых стороны такого договора прямо не исключили своим соглашением. Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 7 ГК РФ именно правила Венской конвенции подлежат применению в случаях, когда внешнеэкономическая сделка (международный коммерческий договор) подчиняется действию российского права.

6. Согласно п. 2 ст. 5 ГК РФ обычаи делового оборота, противоречащие законодательству или договору, не подлежат применению. Следовательно, они могут использоваться только при отсутствии прямого регулирования конкретного отношения сторон законодательством (ст. 3 ГК) или договором его участников, т.е. в субсидиарном (восполнительном) порядке.

Поэтому по своей юридической силе обычаи делового оборота уступают как диспозитивной норме права, так и обыкновениям и заведенному порядку, поскольку последние имеют силу условий конкретного договора. Вместе с тем обыкновения и заведенный порядок не являются источниками права, что принципиально отличает их от обычаев делового оборота, которые при названных выше условиях применимы к отношениям сторон независимо от их воли.

Портовые обычаи согласно п. 3 ст. 3 Закона о морских портах не должны противоречить ни российскому законодательству, ни международным договорам Российской Федерации, а также общепризнанным принципам и нормам международного права, но не ограничены в применении условиями конкретных гражданско-правовых договоров. Поэтому их юридическая сила больше, чем у традиционных обычаев делового оборота, — они уступают в применении только законодательству и международно-правовым нормам и принципам, но не договорным условиям и в этой части не подвержены ограничениям, установленным п. 2 ст. 5 ГК РФ.