Статья 68. Преобразование хозяйственных товариществ и обществ

1. Хозяйственные товарищества и общества одного вида могут преобразовываться в хозяйственные товарищества и общества другого вида или в производственные кооперативы по решению общего собрания участников в порядке, установленном настоящим Кодексом и законами о хозяйственных обществах.

2. При преобразовании товарищества в общество каждый полный товарищ, ставший участником (акционером) общества, в течение двух лет несет субсидиарную ответственность всем своим имуществом по обязательствам, перешедшим к обществу от товарищества. Отчуждение бывшим товарищем принадлежавших ему долей (акций) не освобождает его от такой ответственности. Правила, изложенные в настоящем пункте, соответственно применяются при преобразовании товарищества в производственный кооператив.

3. Хозяйственные товарищества и общества не могут быть реорганизованы в некоммерческие организации, а также в унитарные коммерческие организации.

Комментарий к Ст. 68 ГК РФ

1. В комментируемой статье речь идет о преобразовании как одной из форм реорганизации юридического лица. Иные формы реорганизации — разделение, выделение, слияние, присоединение — нормами ни ст. 68, ни в целом гл. 4 ГК РФ не регламентируются, из чего можно сделать вывод, в соответствии с которым какие-либо особенности реализации названных четырех форм реорганизации отсутствуют — она осуществляется по общим правилам ст. ст. 57 — 60 ГК РФ.

Соответственно, комментируемая статья устанавливает особенности преобразования, под которым подразумевается изменение организационно-правовой формы юридического лица (п. 5 ст. 58 ГК).

2. Пункт 1 комментируемой статьи содержит две нормы: во-первых, об организационно-правовых формах, которые могут появляться в результате преобразования; во-вторых, о правовых основаниях реализации данной формы реорганизации.

3. Преобразование хозяйственных обществ и товариществ допускается таким образом, что в результате образуются хозяйственные общества и товарищества другого вида или производственные кооперативы. В контексте последних обратная норма содержится в п. 2 ст. 112 ГК РФ, где говорится, что «производственный кооператив по единогласному решению его членов может преобразоваться в хозяйственное товарищество или общество».

Сказанное означает, что, к примеру, полное товарищество может быть преобразовано в коммандитное товарищество, ООО, ОДО, АО, производственный кооператив. Может ли оно преобразовываться в потребительский кооператив, общественную организацию, иную организационно-правовую форму? На первый взгляд, кажется что на этот вопрос следует дать отрицательный ответ, что представляется вполне логичным. Однако конструкция п. 1 комментируемой статьи позволяет сформулировать противоположную позицию, которая состоит в следующем. Несложно заметить, что данная норма не содержит прямой запрет преобразования в иные организационно-правовые формы; не содержит и указание на то, что только общества, товарищества и производственные кооперативы могут появиться в результате реорганизации обществ и товариществ. Таким образом, в п. 1 комментируемой статьи дана позитивная регламентация — сказано, что именно является возможным. Больше не сказано ничего. Но означает ли наличие позитивной регламентации установление запрета иных отношений? Очевидно, что урегулирование одних отношений не может рассматриваться как запрет всех остальных. В рамках данной позиции мы можем, к примеру, утверждать, что п. 1 комментируемой статьи установил механизм преобразования в хозяйственные общества, товарищества и производственные кооперативы; для преобразования в иные организационно-правовые формы механизм не установлен, следовательно, подлежат применению общие правила о реорганизации.

Представленная выше аргументация основана на буквальном толковании нормы п. 1 комментируемой статьи. Очевидно, в данном случае имеет место недостаток юридической техники построения правовой нормы, который позволяет доказать ту позицию, которая общим началам и смыслу правовой регламентации не соответствует. Данный недостаток может быть исправлен путем добавления слова «только» после слов «могут преобразовываться» в п. 1 рассматриваемой статьи.

4. Правовым основанием реорганизации в виде преобразования хозяйственных обществ и товариществ является решение общего собрания реорганизуемого юридического лица. Общее собрание является высшим органом любой корпорации; его статус и компетенция установлены специальными нормами ГК РФ (ст. ст. 71, 84, 91, 103, 110), а также специальными законодательными актами.

5. Пункт 2 комментируемой статьи создает механизм трансформации ответственности при преобразовании. Данная проблема определяется тем, что полные товарищи (как в полном, так и в коммандитном товариществе) несут неограниченную ответственность, в то время как участники общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества не несут по обязательствам общества никакой ответственности (становясь участниками данных юридических лиц, они принимают на себя лишь риск потери вклада); участники общества с дополнительной ответственностью несут ответственность ограниченную (ее объем определяется законодательством и учредительными документами).

6. Преобразование товарищества в общество либо производственный кооператив не прекращает ответственность полных товарищей. Таким образом, бывшие полные товарищи (а после реорганизации — акционеры, участники ООО либо кооператива) продолжают нести субсидиарную ответственность по тем обязательствам, субъектом которых до реорганизации было товарищество. Соответственно, по обязательствам, возникшим после реорганизации, бывшие товарищи не несут ответственности либо несут ее по нормам, установленным для юридического лица, возникшего после преобразования.

7. Срок, в течение которого сохраняется субсидиарная ответственность бывших полных товарищей, установлен двухгодичный. Комментируемая статья не отвечает на вопрос о моменте начала исчисления этого срока. Представляется, что таким моментом следует считать дату окончания реорганизации, каковой в данном контексте является дата государственной регистрации вновь возникшего юридического лица (это следует из ч. 1 п. 4 ст. 57 ГК).

Из сказанного следует, что истечение двухгодичного срока прекращает субсидиарную ответственность бывших товарищей. Данный вывод порождает некоторые теоретические и практические проблемы, которые можно сформулировать в виде вопросов (ответы на них выходят за пределы настоящего комментария). Что должно произойти в течение указанных двух лет — неисполнение обязательства, возникшего до реорганизации; предъявление требования, основанного на таком неисполнении, юридическому лицу, возникшему в результате реорганизации; предъявление данного требования самому бывшему товарищу? Будет ли бывший товарищ нести субсидиарную ответственность по обязательствам долгосрочным — возникшим до реорганизации, но со сроком исполнения более чем два года с даты окончания реорганизации?

8. Субсидиарная ответственность бывшего товарища сохраняется в течение двух лет, независимо от того, продолжает ли он оставаться участником реорганизованного юридического лица. Этот вывод следует из нормы п. 2 комментируемой статьи, в соответствии с которой отчуждение бывшим товарищем принадлежащих ему долей (акций) не освобождает его от ответственности. Таким образом, кредитор реорганизованного (преобразовавшегося) товарищества имеет право предъявлять соответствующие требования как к нынешним, так и к бывшим его участникам, причем независимо от способа реализации долей, акций, паев (купля-продажа, мена, дарение, внесение в уставный (складочный) капитал и т.п.).

9. Комментируемая статья не содержит регламентации ситуации, когда преобразуется общество или кооператив в товарищество. Поскольку специальные правила отсутствуют, необходимо сделать выводы на основании общих правил. С момента регистрации товарищества все полные товарищи несут неограниченную субсидиарную ответственность по всем обязательствам, возникшим до реорганизации общества или производственного кооператива.