Статья 72. Ведение дел полного товарищества

1. Каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно, либо ведение дел поручено отдельным участникам.

При совместном ведении дел товарищества его участниками для совершения каждой сделки требуется согласие всех участников товарищества.

Если ведение дел товарищества поручается его участниками одному или некоторым из них, остальные участники для совершения сделок от имени товарищества должны иметь доверенность от участника (участников), на которого возложено ведение дел товарищества.

В отношениях с третьими лицами товарищество не вправе ссылаться на положения учредительного договора, ограничивающие полномочия участников товарищества, за исключением случаев, когда товарищество докажет, что третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника товарищества права действовать от имени товарищества.

2. Полномочия на ведение дел товарищества, предоставленные одному или нескольким участникам, могут быть прекращены судом по требованию одного или нескольких других участников товарищества при наличии к тому серьезных оснований, в частности вследствие грубого нарушения уполномоченным лицом (лицами) своих обязанностей или обнаружившейся неспособности его к разумному ведению дел. На основании судебного решения в учредительный договор товарищества вносятся необходимые изменения.

Комментарий к Ст. 72 ГК РФ

1. Комментируемая статья предоставляет участникам достаточную степень свободы в выборе способов ведения дел полного товарищества. В частности, предусмотрены следующие способы ведения дел товарищества:

1) ведение дел каждым участником полного товарищества;

2) ведение дел товарищества одним из его участников;

3) ведение дел только отдельными участниками;

4) совместное ведение дел товарищества всеми его участниками.

В связи с тем что отношения между участниками полного товарищества имеют лично-доверительный характер, общим является правило, что если соглашением между участниками товарищества не предусмотрен иной порядок ведения дел, то каждый из них вправе действовать от имени товарищества без доверенности. Исходя из общего правила, можно сделать вывод, что указанный характер отношений превалирует над соблюдением каких-либо формальностей при совершении одним из участников сделок. Все участники полного товарищества заранее согласились на разумное поведение каждого в интересах товарищества. Поэтому в случае выбора первого способа ведения дел полного товарищества право действовать от имени товарищества вытекает из самого факта участия в товариществе, подтвержденного учредительным договором, и, соответственно, для совершения сделки от имени товарищества одним из его членов нет необходимости в выдаче указанному лицу доверенности на совершение сделки остальными членами товарищества.

В данном случае отсутствие указания в учредительном документе на любой иной предусмотренный в комментируемой статье порядок ведения дел полного товарищества свидетельствует об отсутствии ограничений в совершении каждым из участников товарищества любых сделок. Соответственно, при выборе первого способа ведения дел полного товарищества любая сделка, совершенная одним из членов товарищества от имени товарищества, не может быть признана недействительной по мотиву отсутствия у соответствующего участника полномочий на ее совершение (ст. 174 ГК).

2. Иная ситуация складывается в случае выбора второго и третьего способов ведения дел полного товарищества. Так, по единогласному решению участников товарищества (если учредительный договор товарищества не допускает решения данного вопроса большинством голосов (ст. 71 ГК)) ведение дел товарищества может быть поручено одному или нескольким его участникам. И в том и в другом случае участники полного товарищества, не занимающиеся ведением дел, могут совершать юридически значимые действия от имени товарищества только на основании доверенности, выданной, соответственно, участником (другими участниками), на которого возложено ведение дел товарищества, и только в пределах установленных указанной доверенностью полномочий.

В связи с тем что установление в учредительном договоре ограничений на совершение участниками действий от имени полного товарищества может негативно отразиться на интересах третьих лиц, полагающих, что от имени товарищества может действовать любой из участников, абз. 4 п. 1 комментируемой статьи закреплен запрет товариществу в отношениях с третьими лицами ссылаться на положения учредительного договора, ограничивающие полномочия участников товарищества.

Возможность последующего оспаривания действительности сделки, совершенной одним из членов полного товарищества с превышением полномочий, предусмотренных учредительным договором или единогласным соглашением его членов, наступает только в случае, если третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у соответствующего участника товарищества права действовать от его имени. При этом бремя доказывания того, что контрагент полного товарищества знал или должен был знать о существующих ограничениях, возлагается на товарищество.

Представить убедительные доказательства осведомленности контрагента об отсутствии у конкретного участника полного товарищества права действовать от имени товарищества достаточно проблематично.

Во-первых, контрагент может ссылаться на общее правило, согласно которому каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества без доверенности. При этом доскональное изучение учредительных документов юридического лица при совершении сделки с этим лицом не входит в обязанность контрагента и не привилось в практике деловых взаимоотношений участников гражданского оборота. Достаточно сложно представить, что какое-либо лицо при заключении договора, к примеру розничной купли-продажи, узнав, что продавцом выступает полное товарищество, потребует представить для изучения учредительный договор.

Во-вторых, полномочия на ведение дел, предоставленные одному или нескольким участникам, могут быть прекращены судом, и при этом могут быть не внесены в учредительный договор необходимые изменения путем их государственной регистрации (п. 3 ст. 52 ГК). В этом случае доказать, что контрагенту полного товарищества было известно соответствующее решение суда, еще более затруднительно. Это подтверждается и судебной практикой. К примеру, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 8 декабря 2005 г. N А82-766/2005-4 <1> отмечалось, что поскольку в п. 2 ст. 72 ГК РФ предусмотрена возможность изменения учредительного договора полного товарищества по требованию его участников в судебном порядке, постольку он считается измененным с даты вступления в законную силу соответствующего судебного решения. Одновременно в названном Постановлении указывалось, что для третьих лиц изменение такого договора приобретает силу с момента государственной регистрации такого изменения согласно п. 3 ст. 52 ГК РФ.

———————————
<1> СПС «КонсультантПлюс».

3. В случае невозможности достижения соглашения членов полного товарищества о прекращении полномочия на ведение дел товарищества, предоставленного одному или нескольким его участникам, соответствующее положение учредительного договора товарищества может быть отменено судом при наличии на то серьезных оснований. К таким основаниям закон относит грубое нарушение своих обязанностей участником полного товарищества, уполномоченным на ведение дел, а также обнаружившуюся неспособность указанного лица (лиц) к разумному ведению дел.

Степень «грубости» нарушения участником полного товарищества обязанностей, равно как и способность или неспособность указанного лица вести дела товарищества, определяется судом в каждом конкретном случае. При этом комментируемая статья не устанавливает необходимость обязательного наступления негативных последствий для полного товарищества в результате грубых нарушений его членами своих обязанностей или неспособности указанных лиц к разумному ведению дел. Любой участник полного товарищества вправе обратиться в суд с требованием об исключении из учредительного договора товарищества правила о ведении дел товарищества отдельными его участниками либо о признании соглашения об особом порядке ведения дел товарищества недействительным. В данном случае обратившемуся в суд участнику полного товарищества достаточно представить суду убедительные доказательства, свидетельствующие о серьезности допущенных нарушений, хотя бы эти нарушения и не послужили основанием для наступления для товарищества негативных последствий. Представляется, что грубым нарушением суд может посчитать совершение действий, которые уполномоченное на ведение дел товарищества лицо не должно было совершать, либо несовершение этим лицом очевидно необходимых действий. Также к грубым нарушениям можно отнести использование участником товарищества, уполномоченным на ведение дел, своего положения в ущерб интересам товарищества и остальных его участников. Для остальных участников полного товарищества это особенно актуально, учитывая, что ГК РФ установлена субсидиарная ответственность участников товарищества по долгам товарищества. Следует отметить, что ГК РФ не связывает возможность признания судом каких-либо действий соответствующего участника грубым нарушением возложенных обязанностей с их неоднократностью либо умышленностью. В данном случае исполнение обязанностей может быть признано совершенным с грубыми нарушениями, к примеру, исходя из недостаточной квалификации соответствующего участника.

Закрепленный в комментируемой статье перечень оснований для прекращения полномочий на ведение дел полного товарищества, предоставленных отдельным его участникам, не является исчерпывающим. Суд при оценке целесообразности принятия соответствующего решения должен оценивать все обстоятельства дела в каждом конкретном случае. На основании судебного решения в учредительный договор товарищества вносятся соответствующие изменения, которые должны быть зарегистрированы в установленном законом порядке. Представляется, что в случае принятия судом решения об исключении положений учредительного договора полного товарищества, наделяющих отдельных его членов правом ведения дел, подлежит применению общее правило, согласно которому каждый из участников товарищества вправе действовать от его имени в отношениях с третьими лицами, т.е. участники действуют в порядке, соответствующем первому из указанных способов ведения дел полного товарищества.