Статья 793. Ответственность за нарушение обязательств по перевозке

1. В случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон.

2. Соглашения транспортных организаций с пассажирами и грузовладельцами об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика недействительны, за исключением случаев, когда возможность таких соглашений при перевозках груза предусмотрена транспортными уставами и кодексами.

Комментарий к Ст. 793 ГК РФ

1. В комментируемой статье установлены общие принципы ответственности за нарушение обязательств как собственно по заключенному договору перевозки груза или пассажира, так и по иным транспортным договорам <1>. Пункт 1 комментируемой статьи имеет отсылочный характер: стороны несут ответственность, установленную самим ГК РФ, специальными транспортными законами и соглашением сторон. В этой связи необходимо иметь в виду:

———————————
<1> Так, например, суды применяют комментируемую статью при рассмотрении споров об ответственности грузополучателя за нарушение сроков возврата вагонов и соответственно о взыскании платы за пользование этими вагонами (см. Определение ВАС РФ от 10 августа 2010 г. N ВАС-10133/10 по делу N А76-18772/2009-2-837).

а) применение общих и специальных норм ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств по перевозке. Исходя из общей направленности законодателя на регулирование отношений, связанных с перевозкой, в первую очередь подлежат применению нормы об ответственности, установленные транспортными законами. Эти законы имеют приоритет даже в том случае, когда в специальных нормах ГК РФ прямо назван объем ответственности. Так, несмотря на указание ст. 796 ГК РФ о том, что в случае утраты груза перевозчик несет ответственность в размере стоимости утраченного груза, суды при разрешении конкретного дела со ссылкой на комментируемую статью указали, что применению в любом случае подлежат нормы транспортных законов, хотя бы они устанавливали меньший объем ответственности <1>. Таким образом, только полное молчание соответствующего устава или кодекса позволяет применять нормы ГК РФ об ответственности (в том числе и общие положения, предусмотренные ст. ст. 15, 393 ГК);

———————————
<1> Конкретно при перевозках воздушным транспортом применению подлежит ст. 119 ВК РФ, в соответствии с которой ответственность перевозчика за недостачу груза, сданного без объявления ценности, ограничивается определенной суммой за килограмм веса (Постановление Президиума ВАС РФ от 15 декабря 2009 г. N 12367/09 по делу N А41-7556/08).

б) применение ответственности, установленной соглашением сторон. Соглашение сторон об ответственности не должно противоречить императивным нормам транспортных законов, это относится и к случаям установления повышенной ответственности. В то же время ответственность, установленная законом в виде штрафа (законная неустойка), может быть повышена соглашением сторон путем установления более высокого размера штрафа. Фактически стороны своим соглашением могут устанавливать ответственность за нарушение обязательства или в случаях, когда такая ответственность не предусмотрена законом, или в случаях, когда закон прямо предусматривает, что соответствующая ответственность устанавливается исключительно соглашением сторон (см., например, ст. 8, последний абзац ст. 94 УЖТ).

2. Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает правила в части возможности ограничения ответственности перевозчика соглашением сторон договора перевозки. В отношении договора перевозки пассажира «не допускаются никакие соглашения между перевозчиком и пассажирами об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика» <1>. В отношении договора перевозки груза право заключать соглашения об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика должно быть прямо предусмотрено соответствующим транспортным уставом или кодексом. В настоящее время такая возможность (при определенных условиях) установлена только в ст. 175 КТМ РФ.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта» (Книга 4) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

<1> Витрянский В.В. Договор перевозки. С. 319.

3. В транспортных законах и в самом ГК РФ содержатся условия, которые исключают ответственность перевозчика (так, например, по ст. 796 ГК перевозчик не несет ответственность за сохранность груза или багажа, если сможет доказать, что несохранность произошла вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело). Напрямую в ГК РФ и в большинстве транспортных законов отсутствие вины перевозчика в качестве основания освобождения от ответственности не названо. Тем не менее согласно широко распространенной точке зрения вина перевозчика «подразумевается», что является исключением из общего правила о повышенной (независимо от вины) ответственности лиц, ведущих предпринимательскую деятельность (п. 3 ст. 401 ГК) <1>. Интерес представляет противоположная позиция В.В. Витрянского, который считает, что ответственность перевозчика строится на иных, нежели принцип вины, основаниях. Ответственность наступает за сам факт нарушения обязательства, а основаниями, освобождающими от ответственности, служат определенные обстоятельства, прямо названные в качестве таковых в законе. Отсюда следует вывод, что нормы об освобождении перевозчика от ответственности не исключают применения нормы п. 3 ст. 401 ГК РФ, а, напротив, корреспондируют с ней, поскольку предусматривают дополнительные (к обстоятельствам, связанным с действием непреодолимой силы) основания, освобождающие должника от ответственности за нарушение обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности <2>. В то же время необходимо учитывать, что в отношении морской перевозки специальный закон прямо предусматривает ответственность перевозчика только на началах вины (подп. 12 п. 1 ст. 166, ст. 186 КТМ).

———————————
<1> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. С. 480 (автор главы — Т.Е. Абова); Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. Т. II. С. 254 (автор главы — Н.Н. Остроумов).

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта» (Книга 4) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

<2> См.: Витрянский В.В. Договор перевозки. С. 382, 454.

В целом, как указывает Конституционный Суд РФ, ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом, запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом, и возможностью определения ее размера и пределов по соглашению сторон в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами <1>.

———————————
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 2 февраля 2006 г. N 17-О.

4. В большинстве случаев в транспортных законах ответственность сторон установлена в виде штрафов, которые являются законной неустойкой (ст. 332 ГК). Штрафы эти, как правило, очень высоки. Сама по себе квалификация штрафов как законной неустойки не препятствует уменьшению их размеров судом в соответствии со ст. 333 ГК РФ <1>. Однако сложными являются вопросы выработки критериев, в соответствии с которыми предусмотренные уставами и кодексами штрафы могут быть уменьшены. В этой связи интерес представляет подход, выработанный Научно-консультативным советом при ФАС Уральского округа: сам по себе высокий размер штрафа не может служить основанием для его снижения. Основаниями к уменьшению штрафа по ст. 333 ГК РФ являются, в частности, следующие обстоятельства: лицо, требующее взыскания штрафа, своими действиями прямо или косвенно содействовало наступлению ответственности контрагента; нарушение обязательства не повлекло убытков у контрагента, не повлияло на безопасность движения, не вызвало иных негативных последствий; штраф многократно превышает плату, которую перевозчик получил бы за использование транспортных средств, и т.д. Принимаются во внимание и обстоятельства, при которых произошло нарушение обязательств по перевозке: специфика пропускной способности подъездных путей; зависимость сроков оборота транспортных средств от третьих лиц и др. <2>.

———————————
<1> Определения Конституционного Суда РФ от 22 января 2004 г. N 13-О; от 24 января 2006 г. N 9-О; пункт 36 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 октября 2005 г. N 30.

<2> См.: п. 7 разд. II Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 1/2008 // СПС «КонсультантПлюс».

5. Требует особого внимания и квалификация обязательств, за нарушение которых устанавливается ответственность. Так, например, в ст. 98 УЖТ установлена ответственность грузоотправителя за искажение в транспортной железнодорожной накладной в числе прочего сведений о грузах (включая занижение веса груза). Одновременно в ст. 102 УЖТ установлена ответственность грузоотправителя за превышение грузоподъемности (перегруз) вагона, контейнера. Казалось бы, законом установлена двойная ответственность за одно и то же нарушение. В действительности же анализ соответствующих норм показывает, что ответственность по ст. 98 УЖТ наступает «в рамках обязательств, вытекающих из договора перевозки груза» (поскольку речь идет об искажении сведений в накладной), а норма ст. 102 УЖТ имеет «прямое отношение к ответственности грузоотправителя за нарушение обязательств по предъявлению груза и его погрузке в поданные транспортные средства» <1>. Таким образом, нет препятствий для одновременного применения обеих статей Устава, поскольку в них упоминаются разные правонарушения <2>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта» (Книга 4) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2003.

<1> Витрянский В.В. Договор перевозки. С. 385.

<2> См.: п. 6 разд. II Рекомендаций Научно-консультативного совета при Федеральном арбитражном суде Уральского округа N 1/2008 // СПС «КонсультантПлюс».

6. Специальные составы ответственности установлены за задержку отправления пассажира (ст. 795 ГК), за утрату, недостачу и повреждение (порчу) груза или багажа (ст. 796 ГК), за неисполнение обязанностей по договору о подаче транспортных средств (ст. 794 ГК) (см. комментарий к этим статьям). В рамках комментария к настоящей статье достаточно указать только на ответственность, возложенную транспортными законами на перевозчика за просрочку доставки груза в пункт назначения. Так, согласно ст. 97 УЖТ перевозчик за просрочку доставки груза уплачивает пени в размере 9% платы за перевозку грузов за каждые сутки просрочки, но не более чем в размере платы за перевозку данных грузов. Аналогичная ответственность установлена п. 11 ст. 34 УАТ. На внутреннем водном транспорте размер неустойки также установлен в 9% провозной платы за каждые сутки просрочки, но объем ответственности ограничен только 50% провозной платы (ст. 116 КВВТ). На воздушном транспорте размер законной неустойки — 25% минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более чем 50% провозной платы (ст. 120 ВК). Сложившаяся практика не ставит под сомнение то, что правом на взыскание указанной неустойки обладает грузополучатель.