Статья 80. Обращение взыскания на долю участника в складочном капитале полного товарищества

Обращение взыскания на долю участника в складочном капитале полного товарищества по собственным долгам участника допускается лишь при недостатке иного его имущества для покрытия долгов. Кредиторы такого участника вправе потребовать от полного товарищества выдела части имущества товарищества, соответствующей доле должника в складочном капитале, с целью обращения взыскания на это имущество. Подлежащая выделу часть имущества товарищества или его стоимость определяется по балансу, составленному на момент предъявления кредиторами требования о выделе.

Обращение взыскания на имущество, соответствующее доле участника в складочном капитале полного товарищества, прекращает его участие в товариществе и влечет последствия, предусмотренные абзацем вторым пункта 2 статьи 75 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 80 ГК РФ

1. Комментируемая статья регламентирует один из аспектов реализации ответственности участника полного товарищества по обязательствам, с деятельностью товарищества не связанным. Такие обязательства могут возникнуть у товарища как перед третьими лицами, так и перед самим товариществом. Последнее возможно, если, например, товарищ нарушает свою обязанность не конкурировать с товариществом — в силу абз. 1 п. 3 ст. 73 ГК РФ участник полного товарищества не вправе без согласия остальных участников совершать от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц сделки, однородные с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества. Нарушение этого запрета влечет возникновение у товарищества права по своему усмотрению потребовать от товарища возмещения причиненных убытков либо передачи товариществу всей приобретенной по таким сделкам выгоды.

Таким образом, кредитором товарища, в том числе для целей настоящей статьи, может быть как само товарищество, так и любой иной субъект — их статус комментируемой статьей не дифференцируется.

2. Неисполнение товарищем (равно как и любым другим субъектом гражданских правоотношений) своих обязанностей влечет применение к нему ответственности, в том числе и в виде обращения взыскания на имущество.

Доля в складочном капитале является имуществом (имущественным правом), следовательно, на нее, как и на другое имущество, тоже может быть обращено взыскание.

Важнейшую особенность такого обращения взыскания регламентирует одна из норм ч. 1 комментируемой статьи — оно возможно только при недостаточности остального имущества товарищества.

Таким образом, кредитор товарища должен сначала обратить взыскание на иные активы товарища. Этот процесс может, во-первых, быть весьма протяженным во времени, во-вторых, осложниться возбуждением в отношении данного товарища производства по делу о несостоятельности (банкротстве). После того как иного имущества, кроме доли в складочном капитале, у товарища не останется, кредитор может поставить вопрос об обращении взыскания на долю — такова идея комментируемой нормы. Данная идея вступает в явное противоречие с идеей конкурсного законодательства, нормы которого не предусматривают исключение из конкурсной массы должника доли в складочном капитале. В соответствии с п. 1 ст. 131 Закона о банкротстве в конкурсную массу входит все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства. Нормы п. 2 ст. 131 и ст. 132 данного Закона, регламентирующие изъятие отдельных активов из конкурсной массы, упоминания о доле в складочном капитале не содержат.

Соответственно, перед конкурсным управляющим возникает практический вопрос: включать или не включать в конкурсную массу долю товарища в складочном капитале? Положительный ответ на вопрос аргументируется тем, что Закон о банкротстве является как lex specialis, так и lex posteriori по отношению к ГК РФ; кроме того, можно утверждать, что нормы комментируемой статьи Кодекса на конкурсные отношения вообще не распространяются. Отрицательный ответ на данный вопрос аргументируется отсылкой к абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ, в соответствии с которой нормы гражданского права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать ГК РФ.

Как показано выше, мы столкнулись с коллизией между нормами ГК РФ и Закона о банкротстве, разрешить которую можно только посредством внесения изменений в один из названных актов.

3. Еще одна проблема, не решенная нормами комментируемой статьи, состоит в ответе на вопрос: каким образом следует поступать в ситуациях конкуренции двух обращений взысканий — по собственным долгам товарища и по обязательствам товарищества? Поскольку специальная регламентация отсутствует, представляется, что необходимо исходить из календарных дат предъявления требований к исполнению.

4. Далее нормы ч. 1 комментируемой статьи определяют механизм реализации обращения взыскания на долю в складочном капитале: кредиторы вправе потребовать от полного товарищества выдела соответствующей доли должника в складочном капитале. Это часть имущества либо его стоимость по балансу, который составляется на момент предъявления кредиторами требования о выделе. На имущество, соответствующее доле участника в складочном капитале, обращается взыскание, что, соответственно, прекращает участие. Средства, полученные вследствие реализации имущества, очевидно, направляются кредиторам.

Часть 2 комментируемой статьи уточняет, что ответственность товарища, переставшего быть таковым вследствие обращения взыскания на его долю, не прекращается — в силу абз. 2 п. 2 ст. 75 ГК РФ выбывший (независимо от оснований) из товарищества участник отвечает по обязательствам товарищества, возникшим до его выбытия, наравне с оставшимися участниками в течение двух лет. При этом данный срок исчисляется не с момента выбытия, которым можно считать дату реализации доли, а с даты утверждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором произошло выбытие.

5. Возникают как практический, так и теоретический вопросы, на которые нормы комментируемой статьи не отвечают: имеют ли кредиторы право потребовать не выдела части имущества товарища, а реализации (в том числе на торгах) его доли в складочном капитале? Очевидно, таким образом вопрос может быть поставлен только при согласии всех товарищей (в соответствии с нормами ст. 76 ГК). Возможно ли такое обращение взыскания в принципе? Отрицательный ответ на этот вопрос аргументируется тем, что нормы комментируемой статьи не говорят о чем-либо, кроме выдела части имущества, соответствующей доле должника. Положительный ответ на данный вопрос основан на утверждении, что регламентация определенных отношений не может рассматриваться в качестве запрета иных отношений (подобная проблема затрагивалась в комментарии к ст. 68 ГК), а также на отсутствии прямого запрета реализации доли в складочном капитале в порядке исполнительного производства. Последний подход представляется более соответствующим сущности рассматриваемых отношений.