Статья 824. Договор финансирования под уступку денежного требования

1. По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Денежное требование к должнику может быть уступлено клиентом финансовому агенту также в целях обеспечения исполнения обязательства клиента перед финансовым агентом.

2. Обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Комментарий к Ст. 824 ГК РФ

1. Комментируемая статья определяет понятие договора финансирования под уступку денежного требования, который в цивилистике именуется факторингом (официальным это название не является).

Данный договор — самостоятельный, о чем говорит тот факт, что регламентации посвящена отдельная глава ГК РФ.

С точки зрения систематики данный договор можно отнести к числу договоров, направленных на оказание финансовых услуг.

Отметим, что нормами комментируемой статьи не охватывается финансирование под уступку неденежного требования, которое тоже может иметь стоимость и (теоретически) может быть продано (в рамках непоименованного договора, анализ которого не является предметом данного комментария).

2. Правовая регламентация отношений финансирования под уступку денежного требования в российском праве исчерпывается нормами комментируемой главы. До вступления в силу действующего ГК РФ отношения факторинга на практике существовали, но урегулированы не были. В этом контексте следует упомянуть о Конвенции УНИДРУА от 28 мая 1988 г. «О международном факторинге» (далее — Оттавская конвенция) <1>, которая вступила в силу 1 мая 1995 г. для 16 стран (Бельгия, Великобритания, Венгрия, Гана, Гвинея, Германия (ФРГ), Италия, Латвия, Марокко, Нигерия, США, Танзания, Филиппины, Финляндия, Франция, Чехословакия). Россия не участвует в Оттавской конвенции, но, как показывает анализ норм Конвенции и комментируемой главы ГК РФ, в целом противоречий не наблюдается.

———————————
<1> Журнал международного частного права. 1995. N 4. С. 28.

3. Часть 1 п. 1 комментируемой статьи дает определение рассматриваемого договора как договора, в силу которого финансовый агент передает либо обязуется передать клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента к третьему лицу, а клиент уступает либо обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Из данного определения можно сделать несколько выводов, на которых остановимся далее.

4. Субъекты договора факторинга имеют особые названия. Во-первых, это финансовый агент, которого доктринально называют фактором. Данный субъект осуществляет финансирование другой стороны, приобретая на тех или иных условиях принадлежащее последней требование. Статус финансового агента определяется нормами ст. 825 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье). Во-вторых, это клиент, который нуждается в финансировании и для этих целей передает фактору денежное требование к третьему лицу.

Кроме того, отношения факторинга затрагивают упомянутое третье лицо, которое субъектом договора не является.

5. Комментируемая норма определяет характеристики передаваемого клиентом фактору требования как требования, вытекающего из предоставления клиентом товара, выполнения им работ или оказания услуг. Представляется, что понятие товара в контексте комментируемой нормы должно толковаться максимально широко, т.е. включать в себя и вещи, и имущественные, в том числе исключительные, права.

Упоминание о требовании, передаваемом клиентом фактору, вызывает практическую проблему, не связанную с ответом на вопрос: может ли по договору факторинга быть передано требование внедоговорное, в частности — деликтное, кондикционное, из односторонних действий (публичного обещания награды, публичного конкурса, игр, пари, действий в чужом интересе без поручения)?

Буквальное толкование комментируемых норм приведет к отрицательному ответу на поставленный вопрос. При этом положительный ответ представляется более приемлемым с точки зрения логики и сущности рассматриваемых отношений.

Иные характеристики передаваемого требования (срок исполнения, степень определенности) регламентированы нормами ст. 826 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье).

6. Правовая природа договора финансирования под уступку денежного требования определяется нижеперечисленными параметрами, упомянутыми в комментируемой статье.

Во-первых, данный договор может быть как реальным, так и консенсуальным, поскольку допустимы и передача денежных средств в счет долга, и принятие фактором обязанности такую передачу осуществить.

Во-вторых, комментируемые нормы не содержат указаний на возмездность договора, из чего следует, что договор факторинга может быть как безвозмездным, так и возмездным. В последнем случае в договор будет включено условие о размере и порядке оплаты клиентом услуг фактора. Законодательству такое условие противоречить не будет.

На практике вознаграждение фактора, как правило, определяется косвенным образом — в виде разницы между номинальным размером требования и его стоимостью по договору. К примеру, требование к третьему лицу об уплате 1 млн. долл. фактор приобретает за 700 тыс. долл. Тем не менее вполне допустимыми представляются ситуации, когда требование за 1 млн. долл. приобретается фактором за 1 млн. долл. и дополнительных условий о вознаграждении фактора в договоре нет.

7. Часть 2 п. 1 комментируемой статьи определяет наличие особой разновидности отношений факторинга, каковой является обеспечительный факторинг. Сущность этого вида финансирования под уступку денежного требования состоит в том, что денежное требование к третьему лицу передается клиентом фактору не насовсем, а на период, пока клиент не исполнит денежное обязательство перед фактором. Таким образом, денежное требование клиента к третьему лицу является обеспечением исполнения требований по самостоятельному договору клиента и фактора.

Принципиальная разница между обычным и обеспечительным факторингом состоит в том, что обычный факторинг предполагает окончание отношений между фактором и клиентом после взаимной передачи требования и денежных средств. Соответственно, если впоследствии фактор получит от третьего лица сумму большую, нежели заплатил клиенту, разница будет являться доходом фактора. Например, денежное требование размером 1 млн. долл. было куплено фактором за 700 тыс. долл., а затем реализовано в полной сумме, т.е. третье лицо заплатило фактору 1 млн. долл. В этой ситуации 300 тыс. долл. составит прибыль финансового агента. И наоборот, если третье лицо заплатило только 300 тыс. долл. (либо не заплатило ничего), финансовый агент понесет убыток в размере соответственно 700 тыс. долл. либо 1 млн. долл.

Факторинг обеспечительный, в отличие от обычного, предполагает, что отношения между клиентом и фактором урегулированы иначе — деньги, по сути, переданы фактором клиенту в долг. Если долг возвращен своевременно и надлежащим образом, фактор возвращает денежное требование клиента к третьему лицу данному клиенту, на этом отношения прекращаются. Если клиент не вернул долг фактору, фактор имеет право потребовать исполнения требования клиента к третьему лицу. В этом случае финансовая ситуация будет иной. К примеру, если в обеспечение долга в 700 тыс. долл. было передано требование размером в 1 млн. долл., то сумму долга — 700 тыс. долл. он оставляет себе, остальное возвращает клиенту. Если фактору удалось получить только 300 тыс. долл., то в остальной части он требует возврата долга — 400 тыс. долл. с клиента.

Данные особенности обычного и обеспечительного факторинга определены нормами ст. 831 ГК РФ (подробнее об этом см. в комментарий к указанной статье).

8. Пункт 2 комментируемой статьи содержит нормы информативного характера; их цель — сообщить потенциальным контрагентам, какие положения они могут включать в договор факторинга. Интересно заметить, что данную норму сложно охарактеризовать как императивную либо диспозитивную, поскольку по сути никаких правил поведения она не устанавливает.

Стороны могут включить в договор факторинга следующие условия:

— ведение фактором для клиента бухгалтерского учета (в контексте уступаемого требования);

— предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с уступаемым денежным требованием.

С теоретической точки зрения договор, в который включены данные условия, становится смешанным, сочетающим элементы факторинга и договора на возмездное оказание услуг (гл. 39 ГК). Такая квалификация имеет практическое значение в контексте ответа на вопрос: могут ли указанные услуги быть оказаны безвозмездно? Ответ будет отрицательным, так как п. 1 ст. 779 ГК РФ (см. комментарий к указанной статье) императивно устанавливает обязанность заказчика оплатить оказанные услуги.