Статья 828. Недействительность запрета уступки денежного требования

1. Уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении.

2. Положение, установленное пунктом 1 настоящей статьи, не освобождает клиента от обязательств или ответственности перед должником в связи с уступкой требования в нарушение существующего между ними соглашения о ее запрете или ограничении.

Комментарий к Ст. 828 ГК РФ

1. Положение комментируемой статьи корреспондирует со ст. 6 Конвенции УНИДРУА о международном факторинге <1> (далее — Оттавская конвенция по факторингу), согласно которой «уступка обязательственного требования поставщиком цессионарию может быть осуществлена, несмотря на любое соглашение между поставщиком и дебитором, запрещающее такую уступку.

———————————
<1> Конвенция УНИДРУА о международном факторинге, заключена в Оттаве 28 мая 1988 г. Документ официально не опубликован. СПС «КонсультантПлюс».

Это положение не наносит ущерб ни одному обязательству доверия, которое возлагается на поставщика в отношении дебитора, или любой ответственности поставщика в отношении дебитора руководителя цессии, осуществленной в нарушение условий контракта продажи товара».

В отличие от общих положений цессии (п. 2 ст. 382 ГК), несмотря на соглашение сторон о запрете или ограничении уступки права требования, уступка денежного требования финансовому агенту является действительной. В соглашении сторон может быть предусмотрена ответственность за нарушение кредитором установленного ограничения, в частности, взыскание неустойки, причиненных убытков и т.д. Так, несмотря на установленное в договоре обязательство кредитора при уступке права требования предварительно подписать соответствующее дополнительное соглашение, кредитор уступил право требования финансовому агенту, не сообщив об этом должнику. В качестве меры ответственности в договоре была предусмотрена неустойка в виде суммы долга. Судом был снижен размер неустойки с учетом последствий нарушения в соответствии со ст. 333 ГК РФ (Постановление ФАС Московского округа от 1 апреля 2010 г. N КГ-А40/2570-10 по делу N А40- 90471/09-47-649 <1>).

———————————
<1> СПС «КонсультантПлюс».

2. При применении комментируемой статьи важное значение имеют разграничение договора финансирования под уступку денежного требования и общих положений о цессии и, как следствие, расхождение судебной практики в вопросах применения общих положений о цессии к договору финансирования под уступку денежного требования <1>.

———————————
<1> Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 3 апреля 2006 г. по делу N А28-10585/2005-259/29; ФАС Северо-Западного округа от 19 июня 2000 г. по делу N 926; ФАС Западно-Сибирского округа от 22 июня 2000 г. N Ф04/1556-332/А70-2000 // СПС «КонсультантПлюс».

Наряду с отмеченной выше особенностью для финансирования под уступку денежного требования характерны:

1) право сторон предусмотреть освобождение первоначального кредитора от ответственности за уступку недействительного права (ст. 827 ГК);

2) запрет по умолчанию в договоре последующей уступки (ст. 829 ГК);

3) право сторон не оформлять дополнительно (после заключения договора) передачу прав, срок исполнения которых на момент уступки не наступил (ст. 826 ГК);

4) прямо установленное законом право должника требовать в отдельных случаях от нового кредитора возврата уплаченного при нарушении первоначальным кредитором своего обязательства перед клиентом (ст. 833 ГК) и др.