Статья 837. Виды вкладов

1. Договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад).

Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону.

2. По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором.

Условие договора об отказе гражданина от права на получение вклада по первому требованию ничтожно.

3. В случаях, когда срочный либо другой вклад, иной, чем вклад до востребования, возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов.

4. В случаях, когда вкладчик не требует возврата суммы срочного вклада по истечении срока либо суммы вклада, внесенного на иных условиях возврата, — по наступлении предусмотренных договором обстоятельств, договор считается продленным на условиях вклада до востребования, если иное не предусмотрено договором.

Комментарий к Ст. 837 ГК РФ

1. В зависимости от установленного договором порядка возврата вкладов (депозитов) они подразделяются на два вида: вклады до востребования и срочные. Комментируемая статья рассматривает в качестве самостоятельного вида вклады, внесенные на иных условиях их возврата. Однако банковская практика традиционно относит их к срочным вкладам. В этом смысле под срочными следует понимать любые вклады, по условиям которых клиент не может требовать возврата внесенных им средств ранее наступления определенных в договоре обстоятельств. Наиболее распространены срочные вклады на определенный период времени, в течение которого банк вправе пользоваться данными средствами.

2. Помимо видов вкладов, указанных в п. 1 комментируемой статьи, практике известны следующие иные виды вкладов:

— целевые вклады. Они могут быть внесены на 10 лет на имя лиц, не достигших 16-летнего возраста. Целевые вклады на детей выдаются в 16 и более лет при условии их хранения не менее 10 лет. Условными считаются вклады, вносимые на имя другого лица, которое может распоряжаться вкладом лишь при соблюдении условий или при наступлении обстоятельств, указанных вносителем в момент открытия счета.

Судебная практика признала целевые детские вклады разновидностью срочных вкладов (см. вопрос 16 разд. «Ответы на вопросы» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2003 г., утвержденного Постановлением Президиума ВАС РФ от 7 апреля 2004 г.);

— номерные вклады. Являются разновидностью вкладов до востребования. Договор о номерном вкладе заключается в общем порядке с применением процедуры идентификации клиента. Особенностью таких вкладов является специальный порядок распоряжения ими. Приказ банку (ордер) о совершении по вкладу приходных или расходных операций, подписанный вкладчиком, вместо имени содержит только номер его вклада;

— п. п. 5.1 и 5.5 Инструкции ЦБ РФ от 14 сентября 2006 г. N 28-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)» (далее — Инструкция ЦБ РФ N 28-И) предлагают различать вклады физических лиц — потребителей и вклады физических лиц — предпринимателей. Указанные нормы фактически обязывают вкладчика, имеющего статус индивидуального предпринимателя, всегда открывать вклады на специальных условиях. Соответственно, на практике возникают вопросы о правовом режиме вклада индивидуального предпринимателя и возможности распространения на него правового режима вкладов юридических лиц в силу п. 2 ст. 23 ГК РФ. Гражданский кодекс РФ устанавливает разный правовой режим для вкладов юридических лиц и граждан-потребителей. Представляется, что при решении вопроса о том, в каком качестве действует гражданин-предприниматель, следует учитывать ту экономическую цель, которую он преследует при заключении сделки. Если сделка заключается в рамках осуществления гражданином предпринимательской деятельности, то возникшие из нее правоотношения должны регулироваться с учетом п. 3 ст. 23 ГК РФ. Однако сделка, заключенная вне связи с предпринимательской деятельностью гражданина, имеющего статус предпринимателя, должна регулироваться законодательством, регулирующим отношения физических лиц, включая Закон о защите прав потребителей. Позиция Банка России, отраженная в п. п. 5.1 и 5.5 Инструкции ЦБ РФ N 28-И, не учитывает указанные выше особенности правосубъектности физических лиц, имеющих статус индивидуального предпринимателя. Соответственно, она уже по этой причине не может считаться обоснованной. Кроме того, ст. 834 ГК РФ не содержит ограничений по кругу лиц, которые могут быть вкладчиками по договору банковского вклада. В этой связи допустимо сделать иной вывод. Гражданский кодекс РФ не подразделяет вклады граждан на потребительские и предпринимательские и не устанавливает для них различного правового режима. Такой же вывод следует из Постановления Пленума ВС РФ от 29 сентября 1994 г. N 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей». В связи с изложенным все вклады физических лиц, включая граждан-предпринимателей, должны подчиняться одинаковому правовому режиму, установленному для потребительских вкладов;

— вклады в рублях и в иностранной валюте;

— вклады индивидуальные и совместные (со множественностью лиц на стороне вкладчика).

3. В практике возникла проблема определения срока исполнения обязательства банка по возврату вклада до востребования. Согласно мнению некоторых практических работников в данном случае применима норма п. 2 ст. 314 ГК РФ о семидневном льготном сроке исполнения обязательств со сроком, определенным моментом востребования. Представляется, что эта норма неприменима к договорам банковского вклада до востребования по следующим причинам.

Во-первых, норма п. 2 ст. 314 ГК РФ носит диспозитивный характер. Она применяется, если иное не следует из закона, обычаев делового оборота или существа обязательства. Иной подход при выяснении срока исполнения обязательства банка по возврату вкладов до востребования определяется прежде всего многолетней банковской практикой: банки выдают клиентам указанные вклады либо в день предъявления ими соответствующего требования, либо не позднее следующего за ним дня. Норма о 7-дневном сроке исполнения обязательств, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, существовала и в прежнем гражданском законодательстве, но она никогда не применялась к вкладам до востребования, в том числе и судебной практикой.

Во-вторых, редакция п. 1 ст. 837 ГК РФ также позволяет сделать вывод о неприменении нормы п. 2 ст. 314 ГК РФ. Согласно п. 1 комментируемой статьи вклад до востребования должен быть выдан по первому требованию вкладчика. Представляется, что выражение «по первому требованию» несопоставимо с семидневным льготным сроком, установленным п. 2 ст. 314 ГК РФ.

Таким образом, правовой особенностью договора банковского вклада до востребования следует считать более короткий срок возврата суммы вклада по сравнению с нормой п. 2 ст. 314 ГК РФ.

К определению срока надлежащего возврата банком суммы вклада до востребования возможны два подхода. Во-первых, выражение «по первому требованию», употребленное в п. 1 комментируемой статьи, можно истолковать как правило о немедленном возврате суммы вклада. Во-вторых, в силу п. 3 ст. 834 ГК РФ можно применить к вкладам до востребования норму ст. 849 ГК РФ о двухдневном сроке совершения расчетных операций по договору банковского счета.

Толкование нормы п. 1 комментируемой статьи как требования о немедленном возврате вклада до востребования неудачно, учитывая значительность сумм отдельных вкладов. В этом случае банк обычно предлагает вкладчику «заказать наличные деньги». Вероятно, в указанной ситуации следует говорить о «разумном сроке» исполнения обязательства по возврату вклада до востребования. Для определения пределов «разумности» этого срока допустимо применить норму ст. 849 ГК РФ, установившую сроки выдачи наличных с банковского счета (п. 3 ст. 834 ГК), т.е. банк обязан выдать вкладчику вклад до востребования не позднее следующего рабочего дня после поступления соответствующего требования вкладчика.

4. По мнению судебной практики, возможен вклад, сочетающий элементы срочного вклада и вклада до востребования. Так, по одному из договоров банковского вклада стороны согласовали внесение так называемого «срочного вклада с неограниченным сроком хранения», без указания срока его действия и на условиях установления определенных процентных ставок на первые пять лет действия договора (5% годовых — от одного года до трех лет, 7% — от трех до пяти лет и 9% годовых — на срок свыше пяти лет). Суд квалифицировал такой договор как смешанный, т.е. до пяти лет с момента его заключения договор носит срочный характер, а после пяти лет становится вкладом до востребования (п. 17 разд. «Ответы на вопросы» Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2003 г., утвержденного Постановлением Президиума ВС РФ от 7 апреля 2004 г.).

5. На практике возникла проблема определения валюты платежа при возврате валютного вклада, т.е. внесенного вкладчиком в иностранной валюте. В период банковского кризиса 1998 г. некоторые банки начали возвращать своим вкладчикам не иностранную валюту, а ее рублевый эквивалент, исчисленный на дату платежа. Такая позиция является необоснованной. Если стороны правомерно договорились о расчетах в определенной иностранной валюте и добровольное исполнение ими такого обязательства валютному законодательству не противоречит (п. 3 ст. 317 ГК), суд по требованию истца должен взыскать соответствующую задолженность в этой иностранной валюте (п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 31 мая 2000 г. N 52 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле» <1>). В случае заключения договора банковского вклада в иностранной валюте надлежащее исполнение обязательства банка будет заключаться в возврате им суммы вклада именно в иностранной валюте. Поэтому норма о законном платежном средстве в данном случае неприменима, так как не отменяет принципа надлежащего исполнения обязательства. Аналогичной точки зрения придерживаются суды общей компетенции. В Постановлении Президиума Московского городского суда от 25 мая 2000 г. сделан вывод, что банк должен исполнить свое обязательство по возврату вклада в той валюте, в какой был внесен вклад <2>.

———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 2000. N 7.

<2> Бюллетень ВС РФ. 2000. N 11.

6. Валютное обязательство банка по возврату вклада может быть заменено на рублевое только в одном случае. В соответствии со ст. 20 Закона о банках с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций обязательства кредитной организации в иностранной валюте учитываются в рублях по курсу ЦБ РФ, действовавшему на день отзыва у кредитной организации указанной лицензии. Из смысла решения Верховного Суда РФ от 2 декабря 1999 г. по делу N ГКПИ99-551 <1> вытекает, что норма ст. 20 Закона о банках регулирует лишь порядок бухгалтерского учета валютных обязательств банка после отзыва у него лицензии. Однако в указанном Законе не содержится норма о размере выплат кредиторам банка исходя из курса валюты на день отзыва лицензии по обязательствам, вытекающим из банковского вклада. Между тем в результате отзыва лицензии кредитная организация лишается не только рублевой, но и валютной банковской лицензии. Поэтому она не может производить расчеты с вкладчиками в иностранной валюте. Следовательно, возврат вкладов должен осуществляться только в рублях.

———————————
<1> Бюллетень ВС РФ. 2000. N 7.

Вопрос о курсе, на основании которого должен рассчитываться рублевый эквивалент валютного долга банка-банкрота перед вкладчиками, может быть решен на основании п. 1 ст. 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» <1>. Им предусмотрено, что состав и размер денежных обязательств, выраженных в иностранной валюте, определяются в рублях по курсу, установленному ЦБ РФ, на дату введения каждой процедуры банкротства, следующей после наступления срока исполнения соответствующего обязательства. В соответствии с п. 1 ст. 64 ГК РФ требования вкладчиков-граждан при ликвидации банков или других кредитных учреждений должны удовлетворяться в первую очередь.

———————————
<1> Собрание законодательства РФ. 2002. N 43. Ст. 4190.

7. Норма п. 2 комментируемой статьи предоставляет гражданину, заключившему с банком договор о срочном вкладе, право требовать возврата всей суммы или ее части ранее установленного срока. Эти действия вкладчика следует рассматривать как одностороннее изменение условий договора, возможность которого предусмотрена законом (ст. 310 ГК). В результате договор о срочном вкладе становится договором о вкладе до востребования. Вкладчик является экономически более слабой стороной правоотношения, и поэтому в законодательство впервые включена норма о повышенной защите его интересов: условие договора об отказе гражданина от права получить вклад по первому требованию ничтожно.

В случае возникновения долевой множественности лиц на стороне вкладчика (совместные вклады), например в результате наследования, каждый из совкладчиков-граждан вправе истребовать свою долю вклада досрочно независимо от воли и желания других совкладчиков.

Право юридического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, на досрочный возврат депозита может быть предусмотрено договором (ст. 310 ГК). В противном случае досрочный возврат допускается лишь с согласия банка. Некоммерческая организация не может требовать досрочного возврата вклада ни на основании договора (это прямо запрещено нормой ст. 310 ГК), ни на основании закона ввиду его отсутствия.

8. Пунктом 3 комментируемой статьи предусмотрены последствия преобразования срочного вклада во вклад до востребования, произведенного по инициативе вкладчика-гражданина. В этом случае банк не связан первоначальными обязательствами по выплате процентов за пользование средствами вкладчика в течение всего срока действия договора. Как следует из комментируемой нормы, в этом случае банк должен выплатить проценты в том размере, который установлен советом директоров банка для вкладов до востребования на дату возврата вкладчику вклада или его соответствующей части.

Важно, что при досрочном возврате части срочного вклада по инициативе вкладчика-гражданина пересчет процентов осуществляется не только на выплаченную ему часть вклада, но и на оставшуюся часть вклада, поскольку вклад в дальнейшем становится вкладом до востребования. При истребовании своей доли вклада одним из совкладчиков размер процентов на его долю пересчитывается по ставке до востребования. При этом проценты по долям других совкладчиков не пересчитываются, учитывая, что совкладчики не изъявляли желания на досрочное истребование вклада.

9. Пунктом 4 комментируемой статьи предусмотрены правовые последствия невостребования вкладчиком (юридическим или физическим лицом) суммы срочного вклада и вклада, внесенного на иных условиях возврата. Учитывая, что на требования граждан о возврате вкладов из банков не распространяется исковая давность (ст. 208 ГК), такая норма стабилизирует правоотношения. В случае невостребования вклада по истечении срока договора правоотношения считаются продленными на условиях вклада до востребования. Это означает, что все условия договора банковского вклада остаются неизменными, за исключением срока возврата вклада (вместо конкретного срока действия — срок до востребования) и процентной ставки (вместо более высокой процентной ставки по срочным вкладам — более низкая процентная ставка по вкладу до востребования). Поэтому со дня, следующего за днем истечения срока вклада, и до дня фактического его возврата вкладчику на сумму вклада должны начисляться проценты по ставке, установленной советом директоров банка для вкладов до востребования на день продления срока договора. Такой вывод основан на буквальном толковании нормы п. 4 комментируемой статьи. Вместе с тем рядом практических работников была высказана иная точка зрения, в соответствии с которой процентная ставка на случай возможного продления срока действия договора на условиях вклада до востребования должна быть согласована заранее — в тексте договора срочного банковского вклада. В противном случае при пролонгации на условиях вклада до востребования должна применяться процентная ставка, установленная п. 1 ст. 838, п. 1 ст. 809 ГК РФ, т.е. ставка рефинансирования Банка России. Представляется, что такая точка зрения не основана на законе. Судебная практика, использующая такой подход, отсутствует. Вместе с тем указанное последствие вряд ли желательно. В связи с этим рекомендуется предусматривать в договоре конкретный размер процентов, применяемый на случай пролонгации договора.

10. Поскольку одним из условий вклада до востребования является более низкая процентная ставка по сравнению со срочными вкладами и п. 4 комментируемой статьи не уточняет, о каких вкладчиках идет речь, т.е. основание для вывода о том, что он распространяется на всех вкладчиков, включая физических лиц. Следовательно, п. 4 комментируемой статьи является тем законом, который разрешает банку уменьшать процентную ставку по срочным вкладам граждан (см. п. 3 ст. 838 ГК и комментарий к нему) — в случае пролонгации срочного вклада устанавливать процентную ставку, применяемую им по вкладам до востребования. При этом правило п. 3 ст. 838 ГК РФ и ч. 3 ст. 29 Закона о банках не нарушается, поскольку случай уменьшения процентной ставки установлен законом, т.е. ГК РФ. Аналогичная точка зрения была высказана Конституционным Судом РФ. По мнению Конституционного Суда РФ, такое возможное уменьшение размера процентов может быть обусловлено помимо прочего существенным изменением обстоятельств, из которых исходили стороны при заключении договора (ст. 451 ГК). Это должно побуждать вкладчиков к активному осуществлению экономической деятельности в рамках конституционной свободы договора, поиску более выгодных контрагентов и предлагаемых условий договоров. Вкладчик, подписывая с банком договор срочного банковского вклада на условиях, предусмотренных п. 4 комментируемой статьи, тем самым соглашается с правом банка на последующее изменение процентных ставок по указанному виду вклада по окончании срока договора и его пролонгации (Определение КС РФ от 18 ноября 2004 г. N 371-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Первушина Виктора Павловича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 837 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

11. Норма п. 4 комментируемой статьи является диспозитивной, поскольку из него не следует, что срочный вклад должен быть обязательно преобразован во вклад до востребования. Речь идет лишь о продлении срока его действия «на условиях вклада до востребования». Причем любое иное правило может быть установлено договором. Следовательно, в договоре (желательно сделать ссылку на п. 4 ст. 837 ГК) можно предусмотреть использование не всех, а лишь необходимых банку условий, применяемых им по вкладам до востребования. Например, стороны срочного договора банковского вклада могут предусмотреть, что в рассматриваемом случае договор считается продленным на тот же срок, т.е. срочный характер вклада сохраняется, однако на сумму вклада должна начисляться процентная ставка, применяемая по вкладам до востребования.