Статья 842. Вклады в пользу третьих лиц

1. Вклад может быть внесен в банк на имя определенного третьего лица. Если иное не предусмотрено договором банковского вклада, такое лицо приобретает права вкладчика с момента предъявления им к банку первого требования, основанного на этих правах, либо выражения им банку иным способом намерения воспользоваться такими правами.

Указание имени гражданина (статья 19) или наименования юридического лица (статья 54), в пользу которого вносится вклад, является существенным условием соответствующего договора банковского вклада.

Договор банковского вклада в пользу гражданина, умершего к моменту заключения договора, либо не существующего к этому моменту юридического лица ничтожен.

2. До выражения третьим лицом намерения воспользоваться правами вкладчика лицо, заключившее договор банковского вклада, может воспользоваться правами вкладчика в отношении внесенных им на счет по вкладу денежных средств.

3. Правила о договоре в пользу третьего лица (статья 430) применяются к договору банковского вклада в пользу третьего лица, если это не противоречит правилам настоящей статьи и существу банковского вклада.

Комментарий к Ст. 842 ГК РФ

1. В комментируемой статье урегулирован особый порядок внесения вклада не самим вкладчиком, а третьим лицом. Как и ст. 841 ГК РФ, она регулирует правоотношения, связанные с внесением одним лицом вклада на имя другого. Однако для применения нормы комментируемой статьи необходимо, во-первых (в отличие от ст. 841 ГК), чтобы передача банку суммы вклада сопровождалась открытием нового депозитного счета, во-вторых, чтобы вклад был именным. Указание имени гражданина или наименования юридического лица, в пользу которого вносится вклад, является существенным условием рассматриваемого договора наряду с его предметом. Договор банковского вклада в пользу третьего лица, в котором отсутствует имя (наименование) выгодоприобретателя, следует считать несостоявшимся.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

Смерть выгодоприобретателя-гражданина (или прекращение выгодоприобретателя — юридического лица) ранее заключения в его пользу договора банковского вклада является основанием для признания такого договора банковского вклада ничтожным.

2. Из п. 2 комментируемой статьи следует, что вноситель средств может пользоваться правами вкладчика, но лишь до того момента, пока выгодоприобретатель не пожелал воспользоваться правами вкладчика, выговоренными в его пользу. Это означает, что до обозначенного в п. 2 момента вкладчиком является вноситель средств. Следовательно, вноситель средств может свободно распоряжаться вкладом, а договор банковского вклада в пользу третьего лица может быть досрочно расторгнут или изменен по соглашению банка с вносителем средств. Последний вправе востребовать вклад или его часть, пополнить его сумму без согласия лица, в пользу которого вклад был внесен. Согласие выгодоприобретателя воспользоваться правами вкладчика считается выраженным в тот момент, когда он предъявил к банку первое требование, основанное на этих правилах, либо иным образом выразил свое намерение. Это может быть требование о выдаче вклада или его части, внесение нового вклада на открытый в его пользу депозитный счет, оформление завещания на вклад, выдача доверенности на право распоряжения вкладом и т.п.

3. Сделку по внесению средств на имя другого лица, заключенную вносителем средств с банком, нельзя рассматривать как обычный договор в пользу третьего лица. Поэтому ст. 430 ГК РФ может применяться для регулирования правоотношений по договору банковского вклада в пользу третьего лица в силу прямого дозволения п. 3 комментируемой статьи, если это не противоречит существу рассматриваемой договорной конструкции.

Конструкция договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК) имеет серьезные отличия от конструкции комментируемой статьи, поскольку не предполагает перемену лиц в обязательстве. Напротив, из п. 2 комментируемой статьи следует, что перемена лиц в обязательстве является одним из обычных этапов развития обязательства по договору банковского вклада в пользу третьего лица, которая происходит в результате действий выгодоприобретателя, выразившего намерение воспользоваться правами вкладчика. В результате происходит перемена лиц в обязательстве: вместо вносителя средств вкладчиком становится третье лицо, в пользу которого этот вклад был внесен. Указанное изменение правоотношения не характерно для договора в пользу третьего лица в чистом виде (ст. 430 ГК).

4. Внесение первоначального вклада на вновь открываемые вклады физических лиц до востребования ранее широко практиковалось при перечислении работодателями различных выплат разового характера работникам, привлеченным ими на основании договоров подряда либо авторских договоров. Впоследствии банки стали препятствовать применению конструкции ст. 842 ГК РФ в аналогичных случаях из-за нормы п. 5 ст. 7 Закона о противодействии отмыванию доходов. В соответствии с указанным правилом кредитным организациям запрещается открывать счета (вклады) физическим лицам без личного присутствия лица, открывающего счет (вклад), либо его представителя. Очевидно, что изложенный подход при толковании и применении ст. 7 Закона о противодействии отмыванию доходов полностью исключает использование конструкции ст. 842 ГК РФ, что не вполне обоснованно. Данная проблема стала предметом запроса Ассоциации российских банков в ЦБ РФ, который в ответе от 24 декабря 2003 г. N 12-4-7/4060 указал следующее. Статья 842 ГК РФ предусматривает возможность внесения вклада в банк на имя третьего лица без личного присутствия лица, в пользу которого вносится вклад, а также без представления соответствующего документа (доверенности, договора поручения), подтверждающего полномочия лица, вносящего вклад, на совершение указанных действий. Таким образом, сопоставление правовых норм, содержащихся в п. 5 ст. 7 Закона о противодействии отмыванию доходов и ст. 842 ГК РФ, позволяет сделать вывод о том, что счет (вклад) может быть открыт в кредитной организации без личного присутствия физического лица, в пользу которого открывается счет (вклад), при условии, что открытие счета осуществляется при личном присутствии лица, непосредственно открывающего счет (вклад), или его представителя, заключающего договор банковского счета (вклада). Представляется возможным согласиться с указанным разъяснением, учитывая, что до явки в банк третьего лица, в пользу которого внесен вклад, вкладчиком является вноситель средств, личность которого и должна быть идентифицирована. В соответствии со ст. 7 Закона о противодействии отмыванию доходов такая идентификация требует его личного присутствия при внесении вклада. После волеизъявления третьего лица воспользоваться правами вкладчика оно должно быть также идентифицировано банком в соответствии со ст. 7 указанного Закона как новый вкладчик банка.