Статья 866. Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения

1. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения поручения клиента банк несет ответственность по основаниям и в размерах, которые предусмотрены главой 25 настоящего Кодекса.

2. В случаях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения имело место в связи с нарушением правил совершения расчетных операций банком, привлеченным для исполнения поручения плательщика, ответственность, предусмотренная пунктом 1 настоящей статьи, может быть возложена судом на этот банк.

3. Если нарушение правил совершения расчетных операций банком повлекло неправомерное удержание денежных средств, банк обязан уплатить проценты в порядке и в размере, предусмотренных статьей 395 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 866 ГК РФ

1. По общему правилу, сформулированному в п. 1 комментируемой статьи, при неисполнении или ненадлежащем исполнении поручения клиента банк плательщика несет ответственность в порядке, по основаниям и в размерах, которые предусмотрены гл. 25 ГК РФ. Ссылка на эту главу означает прежде всего применение следующих четырех основных правил.

Во-первых, закон устанавливает полную ответственность банков за нарушение ими правил совершения расчетных операций (ст. 15, п. 1 ст. 393 ГК).

Во-вторых, банковская деятельность представляет собой разновидность предпринимательской деятельности. Поэтому ответственность банков за нарушение правил совершения расчетных операций должна наступать в том числе за случайное неисполнение или ненадлежащее исполнение ими поручения о переводе средств, т.е. «без вины» (п. 3 ст. 401 ГК). Так, в соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 5 банк несет ответственность за последствия исполнения поручений, выданных неуполномоченными лицами, и в тех случаях, когда с использованием предусмотренных банковскими правилами и договором процедур банк не мог установить факт выдачи распоряжения неуполномоченными лицами.

В-третьих, в силу ст. 403 ГК РФ каждый из банков, участвующих в расчетной цепочке, отвечает за действия всех лиц, на которых он возложил исполнение обязанности по переводу средств: банков-посредников, организаций ФГУП «Почта России» и иных организаций, осуществляющих телекоммуникационное обслуживание банков: S.W.I.F.T., Рейтер и др. Следовательно, банк плательщика несет ответственность не только за свои собственные действия, но и за действия любых третьих лиц, которые привлекаются к участию в расчетах. Например, в п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ N 5 по этому поводу указано следующее. Из смысла п. 3 ст. 401 ГК РФ следует, что лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, не освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, которое наступило вследствие нарушения обязанности со стороны контрагентов должника. Поэтому судам необходимо иметь в виду, что банк не может быть освобожден от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по выполнению поручения клиента в случае неисполнения обязательства оказывающей соответствующие услуги службой связи. При этом необходимо исходить из того, что правило об ограниченной ответственности (ст. 400 ГК) в данных случаях не применяется, так как ограниченная ответственность установлена лишь для соответствующих служб связи, к которым банк не относится.

Выплаченные по вине третьих лиц суммы могут быть с них взысканы банком плательщика в порядке регресса.

В-четвертых, при определении размера ответственности банка за нарушение правил совершения расчетных операций может быть применена ст. 404 ГК РФ, которая допускает возможность уменьшения размера ответственности банка с учетом вины плательщика (см., например, Постановление ФАС Центрального округа от 27 апреля 2000 г. по делу N А09-5514/99-10).

Пунктом 2 Постановления Пленума ВАС РФ N 5 предусмотрено, что в соответствии с п. 2 ст. 404 ГК РФ суд вправе уменьшить размер ответственности банка, когда будет установлено, что клиент своими действиями способствовал поступлению в банк распоряжений лиц, которые не уполномочены распоряжаться его счетом. Иное может быть установлено законом или договором.

2. Рассмотренная в п. 1 настоящего комментария конструкция ответственности банков за нарушение правил совершения расчетных операций является особенностью только российского законодательства.

Конструкция ответственности банков, отраженная в различных унифицированных источниках международного частного права по вопросам трансграничных расчетов, основана на противоположных принципах:

— ответственность банков, участвующих в переводе средств, ограничивается суммой незавершенного перевода и процентами за период со дня платежа по день возмещения средств. При этом банк-получатель не обязан предоставлять возмещение, если он не может получить соответствующего возмещения от банка-посредника <1>;

———————————
<1> Пункт 1 ст. 14 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых переводах. Опубликован в кн.: Ефимова Л.Г., Новоселова Л.А. Банки: ответственность за нарушения при расчетах. С. 426 — 427.

— банки не несут ответственности за действия третьих лиц (п. 3 ст. 14 Типового закона ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых переводах; см. также ст. ст. 35, 37 Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов (ред. 2007 г.). Публикация Международной торговой палаты N 600).

3. Перевод средств начинается с момента списания средств со счета плательщика и считается завершенным только в момент зачисления переводимой суммы на счет получателя средств. Однако, как было показано в п. п. 2 — 4 комментария к ст. 865 ГК РФ, в некоторых случаях банки, участвующие в переводе средств, считаются свободными от своих обязательств перед плательщиком ранее момента зачисления суммы перевода на счет получателя средств. Их обязательство перед плательщиком следует считать выполненным с момента зачисления переводимой суммы на корреспондентский счет банка получателя средств. Следовательно, плательщик может предъявлять к банкам требование из факта нарушения ими правил совершения расчетных операций только до момента зачисления переводимой суммы на корреспондентский счет получателя средств. Если после зачисления переводимой суммы на корреспондентский счет банка получателя средств перевод не был завершен либо был завершен ненадлежащим образом, любые требования о надлежащем исполнении обязательств и об ответственности за нарушение правил совершения расчетных операций к банку получателя средств вправе предъявить получатель средств на основании договора банковского счета. В этом случае у плательщика отсутствует право на привлечение к ответственности банка получателя средств, поскольку его поручение о переводе считается выполненным.

Комментируемая статья регулирует порядок привлечения банков к ответственности за нарушение правил совершения расчетных операций только по инициативе плательщика. Ответственность банка получателя средств перед получателем регулируется ст. 856 ГК РФ.

4. Порядок привлечения банков к ответственности в случае ненадлежащего осуществления ими правил совершения расчетных операций отражает сложившуюся между участниками безналичных расчетов систему договорных связей («по цепочке»). Иными словами, плательщик вправе предъявить свои требования банку плательщика, банк плательщика — банку-посреднику, привлеченному им для перевода средств, первый банк-посредник — второму банку-посреднику и т.д.

Пункт 2 комментируемой статьи устанавливает исключение из этого общего правила. Им предусмотрено, что в случаях, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения имело место в связи с нарушением правил совершения расчетных операций банком, привлеченным для исполнения поручения плательщика, ответственность, предусмотренная п. 1 комментируемой статьи, может быть возложена судом на этот банк. Таким образом, п. 2 комментируемой статьи дает возможность плательщику просить суд привлечь к ответственности не банк, обслуживающий его, а именно тот банк, который непосредственно виноват в невыполнении или ненадлежащем выполнении перевода средств. Следовательно, плательщик вправе предъявить банку-посреднику прямой иск, несмотря на отсутствие между ними договорных отношений. Следует учесть, что возложение ответственности на банк-посредник — право, а не обязанность суда, поэтому в подобном случае истец обязан заявить исковые требования не только к банку-посреднику, но и к своему обслуживающему банку. В судебной практике встречаются случаи, когда, несмотря на требование истца, суд возлагает ответственность за нарушение правил совершения расчетных операций не на виновный банк-посредник, а на обслуживающий банк (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 3 мая 2001 г. по делу N 681/5-1205/5).

5. При применении п. п. 1 и 2 комментируемой статьи следует учесть, что банк плательщика несет перед плательщиком ответственность за действия всех банков-посредников, за исключением банка получателя средств. Данный вывод основан на рассмотренной выше позиции ВАС РФ, отраженной в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 5. С момента зачисления переводимой суммы на корреспондентский счет банка получателя средств обязательство банка плательщика следует считать прекращенным в связи с его надлежащим исполнением. Поэтому плательщик не может привлечь обслуживающий банк к ответственности по п. 2 комментируемой статьи и ст. 403 ГК РФ за действия банка получателя средств, нарушившего правила совершения расчетных операций, после зачисления переводимой суммы на его корреспондентский счет (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 15 июня 2000 г. по делу N Ф04/1527-353/А46-2000).

6. Плательщик, который обнаружил, что отправленный им перевод не поступил указанному им получателю средств в течение сроков, установленных ст. 80 Закона о Банке России, обычно не знает, какой банк нарушил правила совершения расчетных операций, поэтому на практике был выработан следующий механизм применения п. 2 комментируемой статьи. В этом случае плательщик предъявляет иск ко всем банкам, участвующим в расчетной цепочке. В ходе рассмотрения спора виновный банк выявляется судом, а затем привлекается им к ответственности. Соответственно, на практике возник вопрос о процессуальном положении банков — участников расчетной цепочки, указанных в исковом заявлении плательщика как «соответчики». Указанные банки не могут быть признаны солидарными должниками (и соответчиками), учитывая, что их обязанность по выполнению перевода средств основывается на разных договорах с разным субъектным составом. Кроме того, признание их солидарными должниками привело бы к удовлетворению иска плательщика по правилам об исполнении солидарной обязанности с последующими взаиморасчетами между банками (ст. ст. 323 — 325 ГК). На практике происходит иначе. Выявив виновный банк, суд удовлетворяет иск плательщика за его счет, а в иске к другим банкам отказывает. Поэтому более обоснованной следует признать точку зрения, согласно которой указанные банки признаются альтернативными ответчиками.

7. Банк плательщика или банк, допустивший нарушение правил совершения расчетных операций, обязан:

— вернуть плательщику сумму денежного покрытия по неисполненному платежному поручению;

— уплатить проценты, начисленные на сумму неисполненного платежного поручения (п. 3 комментируемой статьи);

— возместить убытки в части, не покрытой процентами (см. п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ N 5).

Требование о возврате суммы неисполненного платежного поручения нельзя считать убытками плательщика, хотя именно такое требование нередко предъявляется в суде (см., например, Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 июня 1997 г. по делу N А19-4101/96-2-Ф02-470/97-С2). Сумма неисполненного платежного поручения, списанная с банковского счета плательщика, представляет собой аванс, предоставленный плательщиком обслуживающему банку для выполнения его поручения о переводе средств. Если платежное поручение не исполнено, то аванс подлежит возврату. Его следует квалифицировать как основной долг банка плательщика, а не как убытки.

Убытки плательщика могут возникать, например, в связи с ошибочным зачислением переводимой суммы не на тот счет, просрочкой перечисления денежных средств, в результате которой плательщик был привлечен к ответственности по основному договору (см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 2 сентября 2009 г. по делу N А56-48582/2008), и т.п. При взыскании убытков плательщик-истец обязан доказать наличие в действиях банка состава гражданского правонарушения, включая наличие причинно-следственной связи между нарушением правил совершения расчетных операций и возникшими убытками. Как было указано в п. 1 настоящего комментария, вина банка не подлежит доказыванию.

8. Пунктом 3 комментируемой статьи предусмотрено, что, если нарушение правил совершения расчетных операций банком повлекло неправомерное удержание денежных средств, банк обязан уплатить проценты в порядке и в размере, которые предусмотрены ст. 395 ГК РФ. В соответствии с п. 22 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 неправомерное удержание денежных средств имеет место во всех случаях просрочки перечисления банком денежных средств по поручению плательщика.

Арбитражные суды не взыскивают с должников одновременно и проценты, предусмотренные ст. 395 ГК РФ, и неустойку. В связи с этим ВАС РФ установил правило применения п. 3 комментируемой статьи в тех случаях, когда за совершенные банком нарушения он может быть одновременно привлечен к ответственности в форме неустойки, предусмотренной ст. 856 ГК РФ. Так, в соответствии с п. 22 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 13/14 клиент-плательщик, обслуживаемый банком по договору банковского счета, в случае неосновательного удержания этим банком денежных средств при исполнении платежного поручения вправе предъявить либо требование об уплате неустойки, предусмотренной ст. 856 ГК РФ, либо требование об уплате процентов на основании комментируемой статьи.

9. Помимо начисления и взыскания процентов, предусмотренных п. 3 комментируемой статьи, плательщик вправе потребовать взыскания с банка убытков в части, не покрытой процентами (п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ N 5; см. также, например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 28 февраля 2002 г. по делу N А56-25933/01).