Статья 887. Форма договора хранения

1. Договор хранения должен быть заключен в письменной форме в случаях, указанных в статье 161 настоящего Кодекса. При этом для договора хранения между гражданами (подпункт 2 пункта 1 статьи 161) соблюдение письменной формы требуется, если стоимость передаваемой на хранение вещи превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.

Договор хранения, предусматривающий обязанность хранителя принять вещь на хранение, должен быть заключен в письменной форме независимо от состава участников этого договора и стоимости вещи, передаваемой на хранение.

Передача вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (пожаре, стихийном бедствии, внезапной болезни, угрозе нападения и т.п.) может быть доказываема свидетельскими показаниями.

2. Простая письменная форма договора хранения считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено хранителем выдачей поклажедателю:

сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного документа, подписанного хранителем;

номерного жетона (номера), иного знака, удостоверяющего прием вещей на хранение, если такая форма подтверждения приема вещей на хранение предусмотрена законом или иным правовым актом либо обычна для данного вида хранения.

3. Несоблюдение простой письменной формы договора хранения не лишает стороны права ссылаться на свидетельские показания в случае спора о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем.

Комментарий к Ст. 887 ГК РФ

1. Комментируемая статья устанавливает общее правило относительно письменной формы совершения договоров хранения. Исключение составляет договор, предметом которого является вещь, стоимость которой менее 10 установленных законом минимальных размеров оплаты труда. На сегодняшний день один МРОТ равен 100 руб.; следовательно, объект договора должен стоить менее 1 тыс. руб. При этом сумма вознаграждения по возмездному договору хранения не имеет значения.

Следует иметь в виду, что на основании ст. 161 ГК РФ в простой письменной форме должны совершаться сделки юридических лиц между собой и с гражданами.

Хранение вещи, удостоверенное сохранной распиской, квитанцией, свидетельством или иным документом, предусмотренным п. 2 комментируемой статьи и подписанным хранителем, является письменной формой договора. Однако указанная норма относится только к реальным договорам хранения (п. 1 ст. 886 ГК). Для организаций, осуществляющих в качестве профессиональной деятельности хранение имущества, принадлежащего иным лицам, заключение договора в письменной форме, тем более между юридическими лицами, является обязательным согласно ст. 161, п. 2 ст. 886, п. 1 настоящей статьи. Такой вывод подтверждается судебной практикой <1>.

———————————
<1> Обзор судебной практики: Приложение к письму ФТС России от 30 сентября 2004 г. N 01-06/2037 «Обзор судебной практики по делам о возмещении вреда (убытков), причиненного незаконными решениями, действиями (бездействием) таможенных органов и их должностных лиц».

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (495) 150-27-42 (Москва и МО)
8 (812) 245-38-13 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 500-46-57 (Регионы РФ)

Наряду с перечисленными в п. 2 комментируемой статьи доказательствами заключения договора хранения к иным документам могут быть отнесены накладные, чеки и др., в частности, при заключении договора хранения транспортного средства подтверждением передачи автомобиля на хранение могут быть авансовый отчет, товарный и кассовый чеки, запись в соответствующем журнале, пропуск на стоянку и т.п. При рассмотрении одного из подобных споров ВАС РФ сделал вывод о том, что ссылка заявителя на последствия несоблюдения письменной формы договора, предусмотренные в ст. 162 ГК РФ, неосновательна, поскольку несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, тогда как в комментируемой статье такое условие не предусмотрено.

Так, по одному из дел обстоятельства спора и представленные доказательства (авансовый отчет, товарный и кассовый чеки, предоплатная ведомость, постановление следователя СО при Кировском РОВД г. Томска о возбуждении уголовного дела, а также показания свидетеля) были предметом рассмотрения и оценки судов, что и подтвердило наличие договорных отношений между сторонами <1>.

———————————
<1> Определение ВАС РФ от 28 февраля 2008 г. N 1893/08 по делу N А67-1397/07.

Накладная, как правило, является доказательством наличия договорных отношений по хранению вещей с обезличением, например топлива <1>. Отсутствие документального оформления взимаемой платы за хранение вещи, например транспортных средств на автостоянках, само по себе не может свидетельствовать об отсутствии договора оказания услуги по хранению автомобиля и взимания за это платы, что подтверждено и судебной практикой <2>.

———————————
<1> См., например, Определение ВАС РФ от 23 января 2008 г. N 7559/07 по делу N А72-2904/06-22/137, в котором в качестве надлежащего доказательства, представленного истцом в подтверждение факта принятия ответчиком мазута, выступает накладная, скрепленная соответствующими печатями и подписанная представителями сторон.

<2> Определение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 5-В06-140 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 3.

2. При удостоверении договора хранения с помощью жетона, номера, иного знака, подтверждающего прием вещей на хранение, предъявитель данного знака презюмируется в качестве поклажедателя. В науке неоднократно высказывалась точка зрения, согласно которой «поскольку речь идет лишь об одном из возможных способов доказательства наличия договора хранения, то при утрате поклажедателем номера или жетона он не лишается права доказывать существование договора, в том числе и путем ссылки на свидетельские показания» <1>. Однако данную позицию нельзя назвать бесспорной. Если договор хранения требует письменной формы в соответствии с комментируемой статьей, то согласно п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

———————————
<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о выполнении работ и оказании услуг. Изд. доп., испр. М.: Статут, 2002. Кн. 3; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под ред. С.П. Гришаева, А.М. Эрделевского. Подготовлен для СПС «КонсультантПлюс», 2007.

В некоторых случаях законодательством прямо предусмотрены последствия утраты квитанции или жетона. Согласно п. 2 ст. 923 ГК РФ сданная в камеру хранения вещь выдается поклажедателю по представлении доказательств принадлежности ему этой вещи.

В случае если поклажедатель выступает в качестве потребителя и на отношения распространяет свое действие Закон РФ «О защите прав потребителей», названное лицо вправе ссылаться на свидетельские показания даже при отсутствии письменных документов, в частности чека. Это положение нашло свое отражение как в подзаконных актах, в том числе в Постановлении Правительства РФ от 17 ноября 2001 г. N 795, которым утверждены Правила оказания услуг автостоянок, регулирующие отношения в сфере оказания услуг по хранению автомобилей и других автомототранспортных средств на автостоянках, так и в практике Верховного Суда РФ (см., например, Определение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 5-В06-140 <1>).

———————————
<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 3.

3. В соответствии с п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. При этом свидетельские показания возможны при споре о тождестве вещи, принятой на хранение, и вещи, возвращенной хранителем. Речь идет о том, тот ли это объект или нет.

Ссылка на свидетельские показания возможна в случаях передачи вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах. На основании ст. 3 Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» к обстоятельствам, которые представляют собой непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю, относятся:

— попытки насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж, массовые беспорядки, террористические акты, блокирование или захват особо важных объектов или отдельных местностей, подготовка и деятельность незаконных вооруженных формирований, межнациональные, межконфессиональные и региональные конфликты, сопровождающиеся насильственными действиями, создающие непосредственную угрозу жизни и безопасности граждан, нормальной деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления;

— чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ <1>.

———————————
<1> Определение Верховного Суда РФ от 20 февраля 2007 г. N 5-В06-140 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 3.

В дореволюционном законодательстве договор хранения при чрезвычайных обстоятельствах назывался необходимой поклажей. Как писал К.П. Победоносцев, «кроме поклажи добровольной бывает и необходимая (depot necessaire, depositum miserabile) в крайнем случае бедствия, например при пожаре, наводнении, при кораблекрушении и т.п. Она не требует доказательств документальных; к тому же разряду относится иногда отдача вещей на хранение проезжающими в гостинице или на корабле во время пути (receptum)…» <1>.

———————————
<1> Победоносцев К.П. Курс гражданского права. М.: Статут, 2004. Часть третья: Договоры и обязательства. С. 436 — 437.