Статья 901. Основания ответственности хранителя

1. Хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным статьей 401 настоящего Кодекса.

Профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

2. За утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно (пункт 1 статьи 899), хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.

Комментарий к Ст. 901 ГК РФ

1. Комментируемая статья разграничивает основания ответственности хранителя в зависимости от того, в какой момент наступили утрата, недостача или повреждение принятой на хранение вещи (вещей) — до того, как наступила обязанность поклажедателя взять переданные на хранение вещи обратно (п. 1 ст. 899 ГК), или после.

2. Неблагоприятные имущественные последствия, являющиеся одним из оснований привлечения хранителя к ответственности по договору, могут выражаться в утрате, недостаче или повреждении переданной на хранение вещи (вещей).

Необходимо установить, что такие утрата, недостача или повреждение имели место в связи с действиями или, напротив, бездействием хранителя. С этой целью при принятии вещи на хранение целесообразно производить ее осмотр. Кроме того, следует установить все свойства такой вещи, которые могут повлечь утрату вещи или ее повреждение. Статья 894 ГК РФ, например, возлагает на поклажедателя обязанность сообщить хранителю об опасных свойствах вещи, в том числе и с этой целью. В свою очередь, ст. 903 ГК РФ предоставляет хранителю право требовать возмещения убытков, причиненных свойствами сданной на хранение вещи, если хранитель, принимая вещь на хранение, не знал и не должен был знать об этих свойствах.

3. В случае если утрата, недостача или повреждение принятых на хранение вещей произошли до того, как наступила обязанность поклажедателя взять переданные на хранение вещи обратно, хранитель отвечает перед поклажедателем при наличии вины. В соответствии со ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (хранителем).

Однако если хранителем является коммерческая организация либо некоммерческая организация, осуществляющая хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности, то такое лицо (профессиональный хранитель) несет безвиновную ответственность. На основании абз. 2 п. 1 комментируемой статьи профессиональный хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение произошли вследствие непреодолимой силы, либо из-за свойств вещи, о которых хранитель, принимая ее на хранение, не знал и не должен был знать, либо в результате умысла или грубой неосторожности поклажедателя.

Так, в результате пожара на складе хранителя (морской торговый порт) был уничтожен груз хлопковолокна, подлежавший отправке на экспорт. Экспедирование этого груза было поручено поставщиком организации, заключившей договор в качестве поклажедателя. Поклажедатель удовлетворил претензию поставщика о возмещении убытков и обратился в арбитражный суд с соответствующим требованием к хранителю. Суд пришел к выводу, что в силу ст. ст. 886 и 901 ГК РФ порт, как профессиональный хранитель, несет ответственность за утрату груза в любом случае, поскольку не доказал, что пожар произошел вследствие чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств, а также отсутствие своей вины в утрате груза. Обжалуя эту позицию, хранитель указывал, что решением городского суда был установлен факт умышленного поджога хлопковолокна неизвестными третьими лицами. Указанное обстоятельство, по его мнению, является основанием для пересмотра решения арбитражного суда по вновь открывшимся обстоятельствам в силу п. 1 ст. 311 АПК РФ и возложения ответственности за причиненные истцу убытки не на порт, а на непосредственного причинителя вреда.

Руководствуясь абз. 2 п. 1 комментируемой статьи, судебные инстанции пришли к верному выводу о том, что поджог хлопковолокна третьими лицами не является обстоятельством, которое освобождает порт от ответственности за утрату хлопковолокна, переданного ему на хранение, поскольку порт, как профессиональный хранитель, независимо от причин возникновения пожара должен был предотвратить доступ посторонних лиц к складам и обеспечить сохранность хлопковолокна <1>.

———————————
<1> Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17 апреля 2007 г. по делу N Ф03-А51/07-1/1122.

4. В случае если утрата, недостача или повреждение принятых на хранение вещей произошли после того, как наступила обязанность поклажедателя взять переданные на хранение вещи обратно, хранитель отвечает перед поклажедателем лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.

Так, между сторонами был заключен договор, в соответствии с которым завод принял на себя обязательства по хранению, техническому обслуживанию и обеспечению стоянки вертолета, принадлежащего авиакомпании. По инициативе авиакомпании в связи с неисполнением заводом обязательств договор был расторгнут, однако объект продолжал находиться на территории завода. Суд первой инстанции принял во внимание, что вертолет располагался в течение срока действия договора на территории завода, и удовлетворил требование по первоначальному иску о взыскании задолженности по договору хранения и технического обслуживания вертолета, а также процентов за пользование чужими денежными средствами исходя из расчета стоимости стоянки вертолета, предусмотренной соглашением сторон. В удовлетворении остальной части первоначального иска суд отказал, поскольку заводом не был доказан факт выполнения работ и оказания услуг, предусмотренных договором.

Удовлетворяя встречный иск о возмещении убытков, возникших в связи с ненадлежащим исполнением последним обязательств по договору, суды трех инстанций, руководствуясь ст. ст. 15, 393, 723, 891, 901 ГК РФ, сочли, что ненадлежащее исполнение заводом обязательств по техническому обслуживанию и хранению вертолета привело к повреждению его систем, агрегатов и оборудования, в связи с чем возникла необходимость в капитально-восстановительном ремонте.

Однако суды установили, что завод фактически услуг по техническому обслуживанию вертолета в указанный период не оказывал. К тому же договор был расторгнут спустя некоторое время после его заключения. Таким образом, обязательства завода по хранению и техническому обслуживанию воздушного судна прекратились в силу п. 1 ст. 453 ГК РФ.

Президиум ВАС РФ в своем Постановлении отметил, что, как следует из п. 2 комментируемой статьи, за утрату, недостачу или повреждение принятых на хранение вещей после того, как наступила обязанность поклажедателя взять эти вещи обратно, хранитель отвечает лишь при наличии с его стороны умысла или грубой неосторожности.

Доказательства совершения заводом после расторжения договора каких-либо умышленных или неосторожных действий, направленных на ухудшение имущества авиакомпании, не представлены. Без выяснения судом данных обстоятельств завод не может отвечать за убытки, возникшие у авиакомпании после расторжения договора.

По смыслу п. 1 ст. 896 во взаимосвязи со ст. 309 ГК РФ вознаграждение за услуги по хранению вещи подлежит взысканию с поклажедателя при условии надлежащего исполнения хранителем принятых на себя обязательств. Взыскав с авиакомпании задолженность за оказанные заводом услуги по хранению вертолета, судебные инстанции одновременно взыскали с хранителя убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательств по хранению, что не согласуется с приведенными положениями гражданского законодательства.

Согласно п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. По смыслу данной нормы кредитор должен доказать не только факт причинения ему убытков, но и наличие причинной связи между ненадлежащим исполнением должником обязательства и причиненными убытками.

Поскольку судами не были определены конкретные обязанности исполнителя по техническому обслуживанию вертолета заказчика и период возникновения убытков, ВАС РФ пришел к выводу, что наличие причинной связи между убытками и ненадлежащим исполнением условий договора нельзя считать установленным <1>.

———————————
<1> Постановление Президиума ВАС РФ от 23 августа 2005 г. N 1928/05.