Статья 937. Последствия нарушения правил об обязательном страховании

1. Лицо, в пользу которого по закону должно быть осуществлено обязательное страхование, вправе, если ему известно, что страхование не осуществлено, потребовать в судебном порядке его осуществления лицом, на которое возложена обязанность страхования.

2. Если лицо, на которое возложена обязанность страхования, не осуществило его или заключило договор страхования на условиях, ухудшающих положение выгодоприобретателя по сравнению с условиями, определенными законом, оно при наступлении страхового случая несет ответственность перед выгодоприобретателем на тех же условиях, на каких должно было быть выплачено страховое возмещение при надлежащем страховании.

3. Суммы, неосновательно сбереженные лицом, на которое возложена обязанность страхования, благодаря тому, что оно не выполнило эту обязанность либо выполнило ее ненадлежащим образом, взыскиваются по иску государственных органов, осуществляющих надзор в соответствующей сфере деятельности, в доход Российской Федерации с начислением на эти суммы процентов в соответствии со статьей 395 настоящего Кодекса.

Комментарий к Ст. 937 ГК РФ

1. Как видно из п. 1 комментируемой статьи, положения данной нормы перекликаются с предписаниями ст. 445 ГК РФ, где установлено, что, если сторона, для которой в соответствии с законом заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. В обеих нормах говорится о применении к лицу, уклоняющемуся от заключения договора, прямо непоименованного в ст. 12 ГК РФ способа защиты гражданских прав — понуждения к заключению договора. Данное требование должно быть заявлено до наступления страхового случая. Если факт незаключения договора страхования лицом, на которое данная обязанность возложена в силу закона, выяснится после наступления предусмотренного законом страхового случая, то наступают последствия, предусмотренные п. 2 комментируемой статьи.

Также необходимо отметить, что последствие, предусмотренное п. 1 комментируемой статьи, должно применяться в совокупности с п. 4 ст. 445 ГК РФ. Из смысла последнего следует, что сторона, необоснованно уклоняющаяся от заключения договора, должна возместить другой стороне причиненные этим убытки.

2. Положения п. 2 комментируемой статьи направлены на защиту лиц, в интересах которых законом устанавливается обязательное страхование в случаях, когда лицо, на которое законом возложена такая обязанность, не исполнило ее или исполнило ненадлежащим образом. Положения данной статьи направлены прежде всего на защиту лиц, жизнь и здоровье которых должны быть застрахованы в силу закона, так как эта статья допускает возможность получения предусмотренных законом минимальных сумм компенсации на случай причинения вреда здоровью или гибели застрахованного лица, поскольку в противном случае потерпевшим пришлось бы защищать свои нематериальные блага в порядке требования о компенсации морального вреда (ст. 150 ГК). В данной ситуации размер компенсации полностью зависел бы от усмотрения суда. При этом надо отметить, что требования выгодоприобретателей, предъявленные к виновному в соответствии с данной статьей лицу, о получении непосредственно с него суммы страхового возмещения не исключают возможности предъявления ему требования о компенсации морального вреда. В данном случае требование о выплате в пределах предусмотренного законом размера страховой суммы будет являться санкцией, примененной к виновному лицу, за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязанностей, установленных законом. В случаях, когда закон предписывает страховать имущественный интерес выгодоприобретателей, положения данного пункта не имеют столь существенного значения, так как причиненный имущественный вред может быть взыскан в обычном порядке. Однако выгодоприобретатель — физическое лицо также сохраняет за собой право на предъявление требования о компенсации морального вреда.

3. В соответствии с п. 3 комментируемой статьи предусматривается применение конфискационных последствий в отношении лиц, не выполнивших возложенную законом обязанность страховать либо выполнивших ее ненадлежащим образом, вследствие чего данное лицо неосновательно сберегло денежные средства. Комментируемая статья устанавливает особое, не предусмотренное гл. 60 ГК РФ, последствие неосновательного обогащения в том случае, когда затронуты публичные интересы, — изъятие неосновательно сбереженного в доход государства. Данные суммы взыскиваются по иску органов государственного страхового надзора в доход Российской Федерации с начислением на эти суммы процентов по ст. 395 ГК РФ. При этом ГК РФ не определено, с какого момента подлежат начислению проценты за незаконное пользование чужими денежными средствами. Представляется, что таковым должен быть момент, когда у лица возникла обязанность страхования.

Помимо последствий, указанных в комментируемой статье, в случае нарушения правил обязательного страхования применяются и иные последствия, предусмотренные законодательством об обязательном страховании. Так, лица, для которых наличие договора обязательного страхования является элементом специальной правоспособности, могут быть лишены ее в случае отсутствия такого договора. В частности, подобное последствие предусмотрено в отношении арбитражных управляющих. Согласно п. 11 ст. 24.1 Закона о несостоятельности отсутствие у арбитражного управляющего договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего является основанием для исключения арбитражного управляющего из членов саморегулируемой организации.