Статья 966. Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием

1. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, за исключением договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет два года.

2. Срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, составляет три года (статья 196).

Комментарий к Ст. 966 ГК РФ

1. Как известно, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком (ст. ст. 195 — 197 ГК).

Первоначально (до 2007 г., когда комментируемая статья была изложена в новой, ныне действующей редакции) в комментируемой статье содержалось весьма лаконичное указание: «Иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования, может быть предъявлен в течение двух лет». Такое словесное воплощение правила, включенного в закон (независимо от того, как относиться к самому правилу с точки зрения содержательной), конечно, нельзя было признать удовлетворительным. Из содержания статьи следовало, будто по истечении двух лет нельзя предъявить иск по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования. Это, разумеется, не так.

В соответствии со ст. 199 ГК РФ требование о защите нарушенного права принимается к рассмотрению судом независимо от истечения срока исковой давности, которая применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Таким образом, иск по требованиям, связанным с имущественным страхованием (как и по любым другим требованиям), может быть предъявлен и по истечении срока исковой давности (в данном случае — по истечении двух лет). Другое дело, что истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 ГК).

В настоящее время рассматриваемая статья существенно изменилась. Во-первых, ранее по всем требованиям, связанным с имущественным страхованием, устанавливался сокращенный срок исковой давности — два года. Ныне по общему правилу этот срок также равен двум годам. Но есть и новелла — в отношении требований, вытекающих из договора страхования риска ответственности, и по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц (см. ст. 931 ГК и комментарий к ней), действует общий срок исковой давности (три года). Во-вторых, устранены отмечавшиеся недостатки словесного воплощения нормативного материала.

2. При уяснении содержания комментируемой статьи наиболее сложно определиться с тем, с какого момента исчислять срок исковой давности по требованиям, вытекающим из договора имущественного страхования (о выплате страхового возмещения).

Вопрос этот имеет давнюю историю. Так, один из наиболее авторитетных специалистов по страховому праву профессор В.И. Серебровский писал в 1944 г., что «требования о выплате страхового возмещения должны быть по общему правилу предъявлены… не позднее двух лет со дня страхового случая» <1>. Аналогичную позицию занимали и многие другие авторы <2>.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-58-61 (Москва и МО)
8 (812) 213-20-63 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 505-76-29 (Регионы РФ)

———————————
<1> Гражданское право / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. М., 1944. Т. II. С. 219.

<2> См., например: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Отдельные виды обязательств. Л.: Изд-во ЛГУ, 1961. С. 440; Советское гражданское право / Отв. ред. В.А. Рясенцев. М.: Юрид. лит., 1965. Т. 2. С. 236; Советское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 1985. Т. 2. С. 276.

В период действия новейшего гражданского законодательства по рассматриваемому вопросу высказаны различные мнения. Так, А.П. Сергеев считает, что исковая давность начинает течь с момента исполнения страховщиком своей обязанности по страховой выплате <1>.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая: Учебно-практический комментарий (постатейный) (под ред. А.П. Сергеева) включен в информационный банк согласно публикации — Проспект, 2010.

<1> Сергеев А.П. Некоторые вопросы применения правил об исковой давности в российском законодательстве // Сб. статей к 50-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2001. С. 36 — 37. Такое же мнение высказывается и некоторыми другими авторами. См., например: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2003. С. 777.

Нередко встречается другая позиция. Так, в одном из учебников утверждается, что «течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора (страхователя) возникает право предъявить требование об исполнении обязательства. Следовательно, началом срока исковой давности в страховании следует считать момент наступления страхового случая, а не момент, когда страхователь узнал о наступлении страхового случая или получил отказ страховщика в страховой выплате» <1>. Профессор В.А. Рахмилович в 1997 г. указывал, что исполнение страховщиком своего обязательства «должно последовать в течение семидневного льготного срока (п. 2 ст. 200 ГК)» <2>. В то же время и позднее В.А. Рахмилович высказывался и по-иному: по общему правилу срок исковой давности в страховании начинает течь со дня наступления страхового случая <3>.

———————————
<1> Вошатко А.В. Начало течения давностного срока по притязанию на выплату страхового возмещения // Проблемы защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 2001. С. 39 — 45. Аналогичная точка зрения высказывается некоторыми другими авторами. См., например: Крашенинников Е.А. Давность притязаний // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 6; Гражданское право: Учебник / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2007. Т. II. С. 380.

<2> Гражданское право России. Часть вторая. Обязательственное право: Курс лекций / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1997. С. 530.

<3> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 2-е изд., испр. и доп. М., 1997. С. 554 (см. также 4-е изд., испр. и доп. М., 2004).

Суды в подавляющем числе случаев исходят из того, что срок исковой давности необходимо исчислять с момента наступления страхового случая.

Как представляется, при решении отмеченной проблемы необходимо исходить из следующего.

В соответствии с п. 1 ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права; изъятия из этого правила устанавливаются самим Кодексом и иными законами. Таково общее правило. Применительно к страхованию это правило требует уточнения.

В силу ст. 929 ГК РФ у страховщика появляется обязанность выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Корреспондирующее данной обязанности право страхователя (или другого выгодоприобретателя) возникает в тот же момент. И эти указания закона не есть «продукты» юридической мысли. Они следуют из существа отношений, складывающихся при страховании. В результате страхового случая происходит нарушение прав страхователя. И неважно, произошло ли такое нарушение по субъективным причинам или по неким объективным обстоятельствам. Произошло умаление имущественной сферы страхователя. С целью восстановления положения, существовавшего до страхового случая, и предусмотрено страхование. Нарушение прав страхователя осуществлено не действиями страховщика, но с момента наступления страхового случая у него появилась обязанность выплатить страховое возмещение.

В юридической литературе и судебной практике чрезвычайно широко распространено мнение, в соответствии с которым обязательство страховщика по выплате страхового возмещения является обязательством до востребования. Отсюда, опираясь на п. 2 ст. 200 ГК РФ, иногда делается вывод, в соответствии с которым при страховании течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику (страховщику) предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, то исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока. В качестве такого льготного срока называется разумный срок — семидневный срок со дня предъявления страхователем требования, если обязанность исполнения в другой срок не вытекает из закона, иных правовых актов, условий обязательства, обычаев делового оборота или существа обязательства (п. 2 ст. 314 ГК). При этом страхование сравнивается с хранением, с другими обязательствами с неопределенным сроком исполнения и с теми, срок исполнения которых определен моментом востребования, также дается понятие льготного срока и пр.

Общеизвестно, что любое сравнение в той или иной мере условно. Но в данном случае сравнения попросту неуместны. Как уже отмечалось, в соответствии с п. 1 ст. 929 ГК РФ право страхователя и обязанность страховщика возникают при наступлении страхового случая.

Страхователь обязан уведомить страховщика о наступлении страхового случая (п. 1 ст. 961 ГК). Однако такое уведомление нельзя рассматривать в качестве требования о выплате страхового возмещения (об исполнении обязательства). И это очень хорошо видно из содержания п. 2 ст. 961 Кодекса — даже если страховщик не уведомлен, но своевременно узнал о наступлении страхового случая или отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение (он уже несет обязанность платить!), страховое возмещение должно быть выплачено.

Если в договоре страхования установлен срок уведомления страховщика о наступлении страхового случая, указан перечень документов, которые должен приложить страхователь к уведомлению, определен срок, в течение которого страховщик должен принять решение о выплате (или об отказе), и пр., то речь идет всего лишь об определении порядка (процедуры) исполнения обязанностей участников договора страхования. Наличие такого рода указаний никак не может «зачеркнуть» или «подправить» императивные нормы закона об исковой давности.

3. Если считать, что срок исковой давности должен исчисляться с момента заявления требования страхователя (а он обязан лишь уведомить) или со дня истечения семидневного срока, получения отказа страховщика и т.п., то, во-первых, существует неопределенность в решении вопроса о начале течения срока исковой давности. Во-вторых, увеличивается временной разрыв между моментом наступления страхового случая и моментом принятия решения о выплате страхового возмещения или отказа в выплате и т.д. (повышается вероятность такого временного разрыва). Между тем издавна известно, что такой разрыв должен быть по возможности коротким. Так, Г.Ф. Шершеневич, говоря о сроке, в течение которого страхователь должен уведомить страховщика, и констатируя, что обычно устанавливается срок в несколько дней, заключил: «…чем далее от момента несчастья, тем труднее становится определение убытков» <1>. В.И. Серебровский указывал: «Законодательства (в том числе зарубежные, к которым сделана отсылка. — Б.Г.) обычно устанавливают сокращенную исковую давность для заявления требований о выдаче страхового вознаграждения. Чем больше проходит времени с момента, когда событие произвело свое разрушительное действие, тем труднее воспроизвести в точности величину понесенных убытков и выяснить причину несчастья» <2>.

———————————
<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М.: СПАРК, 1995. С. 347.

<2> Серебровский В.И. Избранные труды. М.: Статут, 1997. (Серия «Классика российской цивилистики».) С. 546.