Апелляционное определение № 22-1867/20 от 05.06.2020 Краснодарского краевого суда (Краснодарский край)

Судья Бережинская Е.Е. Дело №22-1867/2020

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Краснодар 05 июня 2020 года

Судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда в составе:

председательствующего Рубана В.В.,

судей Душейко С.А., Куриленко И.А.,

при ведении протокола с/з помощником судьи Лосилкиной Л.О.,

с участием прокурора Тимощенко О.С.,

осужденных МВЕ, КДД, САА,

адвокатов: Ястреба В.А., действующего в интересах осужденного МВЕ, Украинцева С.А., действующего в интересах осужденного САА, Гаврилюка М.И., Лобанова С.А., Русс И.Г., действующих в интересах осужденного КДД,

потерпевших ЯНФ, БАН, НТГ, ПМИ, ШАВ, КВН, представителя потерпевшей МВСЯАА,

рассмотрела в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении КДД, МВЕ, САА, поступившие с апелляционным представлением государственного обвинителя Тимощенко О.С., апелляционными жалобами потерпевших ЯНФ, ШАВ, ДЕВ, МВС, МВВ, ЦГА, ДТН, РЮА, ТКГ, БАН, ТЕВ, с апелляционными жалобами с дополнениями к ним адвоката Ястреба В.А., действующего в интересах МВЕ, адвоката Украинцева С.А., действующего в интересах САА, адвоката Гаврилюка М.И., действующего в интересах КДД, на приговор Прикубанского районного суда г.Краснодара от 13 декабря 2019 года, которым

КДД, &lt,Дата&gt, года рождения, уроженец гор. &lt,…&gt, зарегистрированный и проживающий по адресу: Краснодарский край, &lt,Адрес…&gt,, ранее не судимый,

осужден:

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (преступление совершено в отношении дольщиков многоквартирных домов литер 1 и литер 2 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) к лишению свободы сроком 4 (четыре) года со штрафом в доход государства в размере 800 000 рублей, без ограничения свободы,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (преступление совершено в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) к лишению свободы сроком 4 (четыре) года со штрафом в доход государства в размере 600 000 рублей, без ограничения свободы,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (преступление совершено в отношении дольщиков многоквартирных домов по адресу: &lt,Адрес…&gt,) к лишению свободы сроком 3 (три) года со штрафом в доход государства в размере 700 000 рублей, без ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, КДД назначено наказание в виде лишения свободы сроком 5 (пять) лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей, без ограничения свободы.

Мера пресечения в виде заключения под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания постановлено исчислять с 17.12.2019г., зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 21.10.2017г. до вступления приговора в законную силу.

В соответствии с ч.3 ст. 72 УК РФ произведен зачет времени содержания под стражей из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

САА, &lt,Дата&gt, года рождения, уроженец &lt,…&gt,, ранее не судимый,

осужден:

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (преступление совершено в отношении дольщиков многоквартирных домов литер 1 и литер 2 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) к лишению свободы сроком 4 (четыре) года со штрафом в доход государства в размере 800 000 рублей, без ограничения свободы,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (преступление совершено в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) к лишению свободы сроком 3 (три) года со штрафом в доход государства в размере 600 000 рублей, без ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, САА назначено наказание в виде ли­шения свободы сроком 4 (четыре) года 6 (шесть) месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей, без ограничения свободы.

Мера пресечения САА в виде заключения под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания постановлено исчислять с 17.12.2019 года, зачтено в срок отбытия время содержания под стражей с 21.10.2017г. до вступления приговора в законную силу.

В соответствии с ч.3 ст.72 УК РФ произведен зачет времени содержания под стражей из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

МВЕ, &lt,Дата&gt, года рождения, уроженец &lt,…&gt,&lt,Адрес…&gt, ранее не судимый,

осужден:

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (преступление совершено в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) к лишению свободы сроком 3 (три) года со штрафом в доход государства в размере 700 000 рублей, без ограничения свободы,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (преступление совершено в отношении дольщиков многоквартирных домов по адресу: &lt,Адрес…&gt,) к лишению свободы сроком 3 (три) года со штрафом в доход государства в размере 700 000 рублей, без ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, МВЕ назначено наказание в виде ли­шения свободы сроком 3 (три) года 6 (шесть) месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей, без ограничения свободы.

Мера пресечения МВЕ в виде заключения под стражей оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок наказания постановлено исчислять с 17.12.2019 г., зачтено в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 30.08.2018г. до вступления приговора в законную силу.

В соответствии с ч.3 ст. 72 УК РФ произведен зачет времени содержания под стражей из расчета один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в исправительной колонии общего режима.

Гражданские иски потерпевших оставлены без рассмотрения.

Исследовав доводы апелляционного представления прокурора и апелляционных жалоб адвокатов и потерпевших, выслушав выступления прокурора, поддержавшего доводы апелляционного представления в полном объеме, потерпевших, адвокатов и осужденных, поддержавших доводы жалоб в полном объеме, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

КДД признан виновным в совершении трех эпизодов, а САА и МВЕ в совершении двух эпизодов мошенничества, то есть хищения чужого имущества путем обмана, группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Преступления совершены в г. Краснодаре, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

КДД, САА и МВЕ вину в инкриминируемых им преступлениях не признали, пояснив, что умысла на хищение денежных средств у участников долевого строительства у них не было, напротив, ими были приняты все меры к завершению строительства и передаче объектов дольщикам. Указали, что все земельные участки, на которых велось строительство многоквартирных жилых домов, находились в собственности, в установленном законом порядке получены разрешения на строительство объектов. От дачи подробных показаний отказались, воспользовавшись правом, предоставленным ст. 51 Конституции РФ.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Тимощенко О.С., не оспаривая доказанности вины КДД, САА и МВЕ в совершенных ими преступлениях и правильность квалифи­кации их действий, считает приговор подлежащим изменению вследствие чрезмерной мягкости назначенного наказания. Полагает, что суд при назначении подсудимым наказания не в полной мере учел общественную опасность совершенных преступлений, так как объектом преступного посяга­тельства стали правоотношения в сфере долевого строительства многоквар­тирных домов, тот факт, что КДД, САА и МВЕ систематически осу­ществляли хищение денежных средств участников долевого строительства в особо крупном размере на сумму более 2,4 миллиардов рублей, не имея намерений окончить строительство многоквартирных домов жилых комплексов в &lt,Адрес…&gt,, действиями подсудимых причинен вред и нарушены имущественные права и интересы более 600 потерпевших — участников долевого строительства на своевременное получение пригодных для проживания квартир.

Полагая, что назначенное каждому из подсудимых наказание не сможет в полном объеме восстановить социальную справедливость и обеспечить их исправление, прокурор просит приговор изменить:

КДД признать виновным в совершении пре­ступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.159, ч.4 ст.159 УК РФ, и на­значить наказание:

по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении дольщиков многоквартирных домов литер 1 и литер 2 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) — в виде лишения свободы сроком 8 лет со штрафом в доход государства в размере 800 000 рублей, без ограничения свободы,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) — в виде лишения свободы сроком 7 лет со штрафом в доход государства в размере 600 000 рублей, без ограничения свободы,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении дольщиков многоквартирных домов по адресу: &lt,Адрес…&gt,) — ­в виде лишения свободы сроком 7 лет 6 месяцев со штрафом в доход государства в размере 700 000 рублей, без ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний КДД назначить наказание в виде лишения свободы сроком 9 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства в размере 1000 000 рублей, без ограничения свободы.

САА признать виновным в совершении пре­ступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.159 УК РРФ, и назначить нака­зание:

по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении дольщиков многоквартирных домов литер 1 и литер 2 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) — в виде лишения свободы сроком 7 лет со штрафом в доход государства в размере 800 000 рублей, без ограничения свободы,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) — в виде лишения свободы сроком 7 лет со штрафом в доход государства в размере 600 000 рублей, без ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний САА назначить наказание в виде лишения свободы сроком 8 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей, без ограничения свободы.

МВЕ признать виновным в совершении пре­ступлений, предусмотренных ч.4 ст.159, ч.4 ст.159 УК РФ, и назначить нака­зание:

по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) — в виде лишения свободы сроком 6 лет 6 месяцев со штрафом в доход государства в размере 700 000 рублей, без ограничения свободы,

по ч.4 ст.159 УК РФ (в отношении дольщиков многоквартирных домов по адресу: &lt,Адрес…&gt,)­ в виде лишения свободы сроком 6 лет со штрафом в доход государства в размере 700 000 рублей, без ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний МВЕ назначить наказание в виде лишения свободы сроком 7 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима, со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей, без ограничения свободы.

В остальном приговор суда в отношении КДД, САА и МВЕ оставить без изменения.

В апелляционных жалобах потерпевшие ЯНФ, ШАВ, ДЕВ, МВС, МВВ, ЦГА,ДТН, РЮА, ТКГГ. (доводыпотерпевших аналогичны)считают приговор несправедливым вследствие чрезмерной мягкости назначенного подсудимым наказания, не соответствия назначенного наказания характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений. Указывают, что судом не учтено мнение более 1000 потерпевших, настаивавших на более строгом наказании, а также тот факт, что денежные средства по возмещению ущерба, причинённого преступлением, на счета потерпевших до настоящего времени не поступили.

Каждый из потерпевших приводит в жалобе обстоятельства преступлений, установленных судом, выводы о роли каждого из подсудимых в совершении преступлений, указывает, что КДД, САА и МВЕ под видом строительства многоквартирных домов систематически осуществляли хищение денежных средств участников долевого строительства под различными предлогами (оплаты фиктивных строительно-монтажных работ, выводили денежные средства, используя фиктивные справки, акты о стоимости выполненных работ, использовали заведомо подложные бухгалтерские документы и т.д.), в результате чего дома не были сданы в эксплуатацию.

Указывают на несоответствие указанных в приговоре сведений о содействии осужденных продолжению строительства объектов недвижимости посредством привлечения новых инвесторов, поскольку в действительности привлечением инвесторов занималась Администрация города и края. Также считают необоснованным признание передачи земельного участка, принадлежащего КДД, в добровольном порядке, поскольку на указанный участок судебным решением был наложен арест в счёт возмещения ущерба, причинённого преступлением.

Ссылаются на то, что из-за преступных действий подсудимых большинство потерпевших находятся без средств к существованию, проживая на съемных квартирах, хищение денежных средств привело к стрессовому состоянию потерпевших из-за неопределенности приобретения квартир, поскольку до настоящего времени дома не сданы в эксплуатацию.

На основании изложенного каждый из потерпевших просит приговор изменить: КДД назначить наказание в виде лишения свободы сроком десять лет с отбытием наказания в колонии строгого режима, САА назначить наказание в виде лишения свободы сроком девять лет с отбытием наказания в колонии строгого режима, МВЕ назначить наказание в виде лишения свободы сроком девять лет с отбытием наказания в колонии строгого режима.

В апелляционной жалобе потерпевший БАН указывает о несогласии с приговором в части назначенного подсудимым наказания как чрезмерно мягкого, а также в части оставления поданного им гражданского иска без рассмотрения. Считает, что суд незаконно оставил без рассмотрения гражданский иск, в результате чего он вынужден самостоятельно подавать исковое заявление и оплачивать государственную пошлину в размере, превышающем размер его пенсии. Полагает, что судом при назначении наказания не учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, а также то, что в результате действий подсудимых пострадали сотни дольщиков. Указывает, что несмотря на действия, предпринимаемые со стороны инвесторов, дома по &lt,Адрес…&gt, будут сданы только во 2 и 3 квартале 2022 года. Обращает внимание, что он является пенсионером, ветераном труда, и до настоящего времени лишен возможности получить квартиру, в которую им были вложены денежные накопления за всю жизнь. Считает, что назначение подсудимым штрафа ограничит возможность получения сумм по гражданским искам. Потерпевший просит приговор изменить, назначить подсудимым максимальное наказание в виде лишения свободы, предусмотренное законом без назначения штрафа, передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

В апелляционной жалобе потерпевшая ТЕВ считает приговор суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене. В обоснование доводов жалобы потерпевшая указывает, что уголовное дело возбуждено незаконно, в отсутствие заявлений потерпевших. Считает, что суд не принял во внимание нарушения следствием требований УПК РФ, несмотря на то, что адвокатом в прениях было обращено внимание суда на допущенные нарушения. Потерпевшая считает, что обвинением не доказан размер ущерба, причиненного преступлением, приговор постановлен на основании недостоверных сумм и приводит в обоснование своих выводов расчет причиненного ущерба. Считает, что следствием нарушен порядок наделения лица статусом потерпевшего, в частности гражданки АХНГ, которая является дочерью умершего участника долевого строительства, в право наследования к моменту признания ее потерпевшей не вступила.

Полагая, что в действиях осужденных отсутствует состав преступления, автор жалобы указывает, что обвинением не представлено доказательств тому, что осужденные сообщали участникам долевого строительства какие-либо заведомо недостоверные сведения, а также бесспорно свидетельствующих о том, что осужденные в момент заключения участниками долевого строительства соответствующих договоров, заведомо не намеревались исполнять взятые на себя обязательства, либо же заведомо исполнить их не в полном объеме.

Обращает внимание, что из показаний допрошенных судом свидетелей и потерпевших следует, что объекты капитального строительства – &lt,Адрес…&gt, находятся в стадии строительства. Приводит доводы потерпевших НМА, ТЕА, ГОА, согласно которым КДД принимал активное участие в финансировании окончания строительства дома по &lt,Адрес…&gt,, а также показания ряда потерпевших, которые считают, что ущерб им не причинен и если бы подсудимые не находились в СИЗО, то они бы достроили дом.

Приводя подробные доводы об отсутствии в действиях осужденных состава преступления, потерпевшая просит приговор отменить, постановить в отношении КДД, САА, МВЕ оправдательный приговор.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Ястреб В.А., действующий в защиту интересов осужденного МВЕ, считает приговор незаконным, необоснованным, несправедливым и подлежащим отмене.

В обоснование доводов указывает на существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на вынесение законного и обоснованного приговора:

1) незаконность возбуждения уголовных дел по эпизодам хищения денежных средств участников долевого строительства многоквартирного жилого дома Литер 1, расположенного на земельном участке по адресу: &lt,Адрес…&gt, (ООО «&lt,…&gt,») и многоквартирного жилого дома Литер 1, расположенного по адресу: &lt,Адрес…&gt, (ООО «&lt,…&gt,»), ввиду отсутствия заявлений потерпевших о привлечении МВЕ, КДД и САА к уголовной ответственности. В нарушение требований ч. 3 ст. 20, п. 5 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 140, ч. 3 ст. 147, п. 1 ст. 254 УПК РФ, суд первой инстанции, установив, что признанные потерпевшими участники долевого строительства многоквартирного жилого дома Литер 1, по адресу: &lt,Адрес…&gt, (ООО «&lt,…&gt,») и многоквартирного жилого дома Литер 1, по адресу: &lt,Адрес…&gt, (ООО «&lt,…&gt,») с заявлениями в правоохранительные органы о привлечении МВЕ, КДД и САА к уголовной ответственности не обращались, не прекратил уголовное преследование в отношении подсудимых по двум эпизодам инкриминируемых им преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ (ООО «&lt,…&gt,» и ООО «&lt,…&gt,»),

2) описательно-­мотивировочная часть приговора содержит полностью идентичное с обвинительным заключением описание преступных деяний, совершенных МВЕ, КДД и САА, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий, признанных судом доказанными, а также идентичное с обвинительным заключением описание письменных доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства по ходатайству государственного обвинителя, на основании которых суд пришел к выводу о виновности подсудимых, что является недопустимым,

3) в нарушение п. 2 ст. 307 УПК РФ суд в описательно-мотивировочной части приговора не проанализировал и не дал правовой и фактической оценки исследованным в судебном заседании доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим МВЕ В частности, суд в приговоре в обоснование вывода о виновности МВЕ по двум эпизодам инкриминируемого мошенничества кратко изложил показания всех потерпевших, не проанализировав их содержание на предмет наличия либо отсутствия в них сведений: совершал ли МВЕ обманные действия с целью незаконного получения чужого имущества, было ли похищено имущество потерпевших либо имеет место нарушение сроков сдачи объекта строительства, был ли у МВЕ преступный умысел на хищение чужого имущества, если был, то когда он возник, сообщал ли МВЕ при заключении договоров долевого участия ложные сведения, предоставлял ли МВЕ подложные документы, искажал ли МВЕ юридические и фактические данные, умолчал ли МВЕ об обстоятельствах, сообщение которых было обязательным, имел ли МВЕ реальную возможность исполнить договорные обязательства и т.д.

В обоснование доводов о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела защитник указывает следующее:

-суд в приговоре сделал два взаимоисключающих вывода, первый из которых о том, что МВЕ не имел намерения и возможности исполнить обязательства по строительству многоквартирных живых домов, расположенных в &lt,Адрес…&gt, и &lt,Адрес…&gt,, а второй — о наличии у МВЕ реальной возможности исполнения обязательств по строительству домов с установлением факта окончания строительства,

-сославшись в приговоре на показания потерпевших, как подтверждающие виновность МВЕ в совершении мошенничества по объектам долевого строительства по адресу: &lt,Адрес…&gt, и &lt,Адрес…&gt,, суд не указал, какие именно показания потерпевших позволили ему сделать вывод о том, что МВЕ заведомо не собирался в полном объеме выполнять взятые на себя обязательства и окончить строительство многоквартирных жилых домов, содержание показаний потерпевших не раскрыто, а сведения о факте заключения договоров долевого участия, их оплате, сами по себе не могут свидетельствовать о наличии прямого умысла на хищение денежных средств, о совершении каких-либо обманных действий, об отсутствии реальной возможности исполнить договорные обязательства,

-в обоснование вывода о наличии у МВЕ прямого умысла на хищение денежных средств суд сослался на оглашенные в порядке ст. 281 УПК РФ показания допрошенных на предварительном следствии свидетелей, заключивших со строительными компаниями ООО «&lt,…&gt,» и ООО СК «&lt,…&gt,» договоры долевого участия в строительстве многоквартирных жилых домов. Однако из содержания показаний всех вышеуказанных свидетелей следует (приведено содержание показаний), что они не считают себя потерпевшими по уголовному делу, имущественный вред им не причинен, с ними заключены дополнительные соглашения о замене застройщика и переносе сроков сдачи объекта по &lt,Адрес…&gt,.

В обоснование доводов о невиновности своего подзащитного защитник приводит в жалобе подробные показания свидетелей, которые приобрели квартиры в строящемся доме, потерпевшими себя не считают, указывают, что было допущено нарушение сроков строительства и передачи квартир дольщикам, в настоящее время строительство дома окончено, оформляется передача квартир дольщикам,

-показания свидетеля ОГГ — руководителя строительной компании ООО «СтройАльянс», которая на основании договоров строительного подряда осуществляла окончание строительства многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: &lt,Адрес…&gt,, согласно которым финансирование строительства произведено за счет средств КДД и составило примерно 153 000 000 рублей, в настоящее время все строительно-монтажные работы на объекте выполнены в полном объеме, коммуникации подключены, дом готов к вводу его в эксплуатацию,

-документы, подтверждающие показания свидетеля ОГГ,

-показания свидетеля СКА — вице-президента ООО «&lt,…&gt,&lt,…&gt,», которое выступило инвестором строительства объекта по &lt,Адрес…&gt, о том, что в администрации Краснодарского края состоялось совещание по вопросам завершения строительства ЖК «&lt,…&gt,» и переговоры об окончании строительства объекта ООО «&lt,…&gt,» вел лично МВЕ, который и подписывал ряд соглашений для завершения строительства, а также о состоянии объектов, степени их готовности на 03.12.2019г. и обстоятельств заключения с дольщиками дополнительных соглашений об изменении сроков строительства,

-документы, подтверждающие показания свидетеля СКА, а именно: информационное письмо компании застройщика ООО «&lt,…&gt,» о текущем состоянии объекта ЖК «Белые Паруса», реестр актов выполненных работ КС-2 и справок КС-3 по объекту «Многоэтажные жилые дома по &lt,Адрес…&gt, в &lt,Адрес…&gt,» (Литер 1, Литер 2), акты выполненных работ КС-2 и справок КС-3, фототаблицы этапов строительно­-монтажных работ, подтверждающие, что многоквартирный жилой дом по &lt,Адрес…&gt, в &lt,Адрес…&gt, окончен строительством, и что с мая 2018 года по декабрь 2019 года ООО «&lt,…&gt,» произвела затраты на строительство объекта ЖК «&lt,…&gt,» в сумме 243 560 554 рублей,

-зарегистрированные в Управлении Росреестра по Краснодарскому краю дополнительные соглашения, заключенные между ООО «&lt,…&gt,», ООО «&lt,…&gt,» и потерпевшими, документы, подтверждающие передачу в собственность потерпевшей ГАА квартиры в счёт погашения перед ней задолженности по уплате денежных средств в размере 1 900 000 рублей при расторжении договора участия в долевом строительстве.

По мнению стороны защиты, установленный факт того, что на земельных участках, расположенных по адресу: &lt,Адрес…&gt,, и &lt,Адрес…&gt,, в соответствии с видом их разрешенного использования на основании разрешений на строительство построены два многоквартирных жилых дома, то есть дома существуют как объекты недвижимого имущества, имущественные права дольщиков на квартиры в указанных домах зарегистрированы в Управлении Росреестра по Краснодарскому краю, опровергает выводы суда о существовании у МВЕ преступного умысла на хищение денежных средств дольщиков, а также указывают на отсутствие обязательного признака состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, — наступление общественно-опасных последствий в виде безвозмездного изъятия имущества (денежных средств) у потерпевших.

Защитник приводит подробные доводы о неверном установлении размера ущерба и считает, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований закона, что является основанием для возвращения уголовного дела прокурору на основании ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В обоснование доводов о неправильном применении уголовного закона, неправильной квалификации действий МВЕ по эпизоду мошенничества при строительстве многоквартирного жилого дома по адресу: &lt,Адрес…&gt,, защитник указывает, что в период совершения МВЕ предполагаемого преступления, а именно с 11.09.2014 года по 09.04.2015 года, действовала редакция ФЗ № 207-ФЗ от 29 ноября 2012 года, которым в УК РФ введена ст.159.4 «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности», то есть мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, тогда как неверная квалификация действий МВЕ существенно ухудшает его положение, поскольку влечет за собой назначение более строгого наказания.

Также защитник указывает, что несмотря на то, что в приговоре суд указал, что МВЕ с 09.04.2015 года по 31.12.2016 года продолжал совершать указанное выше преступление совместно с КДД и САА, его причастность к совершению преступления после 09.04.2015 года не доказана.

На основании изложенного защитник просит приговор отменить, постановить в отношении МВЕ оправдательный приговор, либо в соответствии со ст. 389.21 УПК РФ прекратить в отношении МВЕ уголовное дело по обвинению его в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ, по основанию, предусмотренному п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в уголовном деле заявлений потерпевших, признать за МВЕ право на реабилитацию.

В апелляционной жалобе с дополнениями адвокат Украинцев С.А., действующий в защиту интересов САА, считает приговор незаконным и необоснованным, а его выводы — несоответствующими фактическим обстоятельствам. В обоснование доводов жалобы указывает, что обвинение не представило доказательств тому, что САА, осуществляя строительство домов по &lt,Адрес…&gt,, не имел намерения закончить их строительство, а также доказательств тому, что САА сообщал участникам долевого строительства какие-либо заведомо недостоверные сведения, и бесспорно свидетельствующих о том, что САА в момент заключения участниками долевого строительства соответствующих договоров, заведомо не намеревался исполнять взятые на себя обязательства, либо же заведомо исполнить их не полном объеме.

В подтверждение доводов о невиновности САА адвокат приводит выводы экспертов, согласно которым стоимость фактически выполненных работ по строительству (созданию) объектов капитального строительства многоквартирные жилые дома по ул. им. Евгении Жигуленко, 3 составляет 900318 070 руб., а по &lt,Адрес…&gt,, &lt,Дата&gt,14 968 руб. 86 коп. , выводы суда о том, что на день вынесения приговора многоквартирный дом по &lt,Адрес…&gt, окончен строительством и находится в стадии подготовки государственного акта приемки объекта в эксплуатацию, показания свидетеля — заместителя руководителя ООО «&lt,…&gt,» ОГГ, согласно которым многоквартирный жилой дом фактически завершен строительством и для окончания строительства данного дома КДД передал принадлежащий ему земельный участок стоимостью около 150 млн. руб., денежные средства вложены в окончание строительства дома, в настоящее время проводятся работы по подключению коммуникаций и благоустройству территории жилого дома, сведения о том, что земельные участки находятся в собственности застройщиков, разрешения на строительство получены в установленном законом порядке, договоры долевого участия зарегистрированы в Управлении Росреестра, и утверждает, что САА, КДД и МВЕ располагали возможностью и желали окончить строительство многоэтажных жилых домов.

В подтверждение доводов защитник приводит показания потерпевших и свидетелей об отсутствии претензий к подсудимым, а также о наличии намерений закончить строительство, указывает, что САА и КДД принимали активное участие в финансировании окончания строительства многоквартирного жилого дома, расположенного по &lt,Адрес…&gt,, что в совокупности свидетельствует об отсутствии признаков состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ.

В обоснование доводов о том, что постановленный приговор не соответствует предъявляемым к нему требованиям уголовно-процессуального закона, защитник указывает, что суд, перечислив в приговоре доказательства, не раскрыл их содержание, а ряд приведенных доказательств не является подтверждением виновности подсудимых.

В частности, показания участников долевого строительства, показания свидетелей, принимавших участие в строительстве, свидетельствуют о наличии гражданско-правовых отношений, при этом оценка указанным показаниям не дана.

Приводя в жалобе подробный перечень письменных и вещественных доказательств, которые, по мнению защиты, свидетельствуют о наличии гражданско-правовых отношений, автор жалобы считает, что этим доказательствам суд также не дал оценки, тогда как эти доказательства свидетельствуют о том, что САА предпринимались всевозможные меры к исполнению взятых на себя обязанностей и передаче объектов недвижимости участникам долевого строительства.

Считает, что судом не дана оценка доводам защиты о наличии гражданско-правовых отношений, не мотивировано, какие доказательства являются подтверждением нарушения уголовного закона, наличия умысла на обман и хищение денежных средств.

Защитник в жалобе приводит подробные доводы о недопустимости ряда доказательств и указывает следующее.

Постановлением суда от 03.09.2019 г. (т.175 л.д. 24-26) отказано в удовлетворении ходатайства о признании недопустимым доказательством протокола обыска от 08.09.2017 г., с чем защитник не согласен по тем основаниям, что вопреки требованиям ч. 9.1. ст. 182 УПК РФ к материалам уголовного дела были приобщены флеш-карты со скопированной с электронных носителей информацией, следователем привлечен к участию в следственном действии в качестве специалиста ПВС, которому соответствующие процессуальные права разъяснены, об ответственности, предусмотренной ст. 307 и 308 УК РФ он не предупрежден.

Постановлением суда от 20.11.2019 г. (т.178 л.д. 32-37) отказано в удовлетворении ходатайства о признании недопустимым доказательством заключения комиссии экспертов &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt, и заключения комиссии экспертов &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt,, с которым защитник не согласен по тем основаниям, что при проведении экспертизы и подготовке заключения комиссии экспертов &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt,ЮНА и САГ руководствовались недействующими нормативными актами, эксперты ЮНА и САГ в заключении &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt, не указали примененных экспертных методик проведения строительно-технической и стоимостной экспертизы объектов недвижимости, на основании которых они пришли к выводам, указанным в заключении, вопреки требованиям ст. 16 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» эксперты ЮНА и САГ в заключении &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt, без приведения мотивов проигнорировали поставленный вопрос о завышении стоимости материалов.

Адвокат просит вышеуказанные постановления об отказе в удовлетворении ходатайства защиты о признании недопустимыми доказательствами от &lt,Дата&gt, и от &lt,Дата&gt, отменить, удовлетворить ходатайства защиты, признав данные доказательства недопустимыми.

Указывая на несостоятельность выводов экспертов в заключении &lt,№..&gt,.5 от 02.09.2018г., защитник ссылается на доказательства, представленные защитой в ходе судебного следствия: сводный сметный расчет стоимости строительства объекта по &lt,Адрес…&gt,, акты формы КС-3, показания свидетеля ОГГ, из совокупности которых следует, что КДД и САА совершали действия, направленные на завершение строительства объектов недвижимости.

Как указано в жалобе, игнорируя доводы защиты, суд первой инстанции не обосновал в приговоре, каким образом САА и КДД смогли похитить 1299 281 867 руб. 50 коп. из имеющихся 1 323 867 668 руб. 66 коп., выполнив при этом работ по строительству (созданию) объектов капитального строительства по ул. им. &lt,Адрес…&gt, на сумму 900 318070 руб.

Считает ошибочными выводы суда о доказанности хищения МВЕ, КДД и САА денежных средств участников долевого строительства многоквартирного жилого дома по &lt,Адрес…&gt, в общей сумме 451 335 549 руб. 21 коп., как несоответствующие фактическим обстоятельствам, установленным в ходе судебного разбирательства, указывая, что сумма денежных средств, уплаченных 53 потерпевшими — участниками долевого строительства дома по &lt,Адрес…&gt,, составляет 82 396 296 руб., то есть, на 368939253 рубля меньше размера, указанного в обвинительном заключении и приговоре суда.

По изложенным основаниям защитник считает неподтвержденным размер причиненного ущерба.

Также автор жалобы указывает на имеющиеся, по его мнению, противоречия в выводах суда относительно виновности САА, а именно, указывая, что САА заведомо не собирался в полном объеме выполнять взятые обязательства и окончить начатое строительство, суд ссылается на то, что земельные участки, на которых возведены объекты капитального строительства, находились в собственности застройщиков, вид разрешенного использования земельного участка — для строительства многоэтажных домов, само строительство осуществлялось в соответствии с выданными в установленном законом порядке разрешениями, а также на то, что подсудимыми принимались личные меры к завершению строительства и минимизации наступивших последствий в связи с нарушением обязательств по передаче объектов строительства собственникам в определенный срок.

На основании изложенного защитник просит приговор в отношении САА отменить, постановить в отношении него оправдательный приговор, признать за САА право на реабилитацию.

В апелляционной жалобе адвокат Гаврилюк М.И., действующий в защиту интересов КДД, считает приговор незаконным и необоснованным, а выводы суда — несоответствующими фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование доводов жалобы защитник указывает, что обвинением не представлено доказательств тому, что КДД, осуществляя строительство домов, не имел намерения закончить их строительство, а также доказательств тому, что КДД сообщал участникам долевого строительства какие-либо заведомо недостоверные сведения, и бесспорно свидетельствующих о том, что КДД в момент заключения участниками долевого строительства соответствующих договоров, заведомо не намеревался исполнять взятые на себя обязательства, либо же заведомо исполнить их не полном объеме.

Защитником Гаврилюком М.И. в подтверждение невиновности КДД приведены доводы, аналогичные доводам, приведенным адвокатом Украинцевым С.А. в своей жалобе.

В частности, защитник ссылается на заключения экспертов, которым подтверждена стоимость фактически выполненных работ по ул. им. &lt,Адрес…&gt, и &lt,Адрес…&gt, выводы суда об окончании строительства домов по &lt,Адрес…&gt,, на показания свидетеля ОГГ относительно завершения строительства дома, для завершения которого КДД передал земельный участок стоимостью 150 млн.рублей, на показания свидетеля СКА об участии МВЕ в продолжении строительства и его роли в оформлении документов, показания потерпевших и свидетелей об отсутствии претензий к подсудимым, на документы, подтверждающие факт регистрации дополнительных соглашений между старым застройщиком, новым застройщиком и участниками долевого строительства, на основании оценки которых утверждает, что САА, КДД и МВЕ располагали возможностью и желали окончить строительство многоэтажных жилых домов, что свидетельствует, по мнению защитника, о наличии гражданско-правовых отношений.

Также защитник приводит подробные и аналогичные приведенным выше доводам адвоката Украинцева С.А., доводы о недопустимости таких доказательств как заключения экспертов, об отсутствии оценки суда документов, представленных стороной защиты, подтверждающих, что КДД и САА совершали действия, направленные на завершение строительства объектов недвижимости, о необоснованности выводов суда относительно размера причиненного ущерба с учетом количества потерпевших, фактической стоимости затрат на строительство.

Защитник обращает внимание на противоречия в выводах суда, которым установлена виновность каждого из подсудимых и, одновременно с этим, указано на фактическое окончание строительства по всем объектам.

Приводя подробные доводы об отсутствии в действиях КДД состава преступления, наличии гражданско-правовых отношений, защитник просит приговор в отношении КДД отменить, постановить в отношении него оправдательный приговор, признать за КДД право на реабилитацию.

В судебном заседании прокурор поддержал доводы апелляционного представления в полном объеме, просил усилить назначенное каждому из осужденных наказание.

Потерпевшие ЯНФ, БАН, НТГ, ПМИ, ШАВ, КВН, представитель потерпевшей МВСЯАА поддержали доводы апелляционного представления прокурора, апелляционных жалоб потерпевших и также просили усилить назначенное каждому из осужденных наказание.

Осужденные МВЕ, КДД, САА, а также их защитники-адвокаты: Ястреб В.А., Украинцев С.А., Гаврилюк М.И., Лобанов С.А., Русс И.Г. просили приговор суда отменить, постановить по делу оправдательный приговор. При этом осужденные МВЕ, КДД, САА пояснили, что в случае, если судебная коллегия не усмотрит оснований для постановления оправдательного приговора, они просят смягчить назначенное наказание.

Обсудив доводы апелляционного представления прокурора, апелляционных жалоб потерпевших и защитников осужденных, выслушав участников процесса, проверив материалы дела, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Согласно ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального Кодекса РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Вопреки доводам защитников и потерпевшей ТЕВ об осуществлении подсудимыми деятельности в рамках гражданско-правовых отношений, отсутствии доказательств совершения преступлений, предусмотренных ч.4 ст.159 УК РФ, выводы суда о виновности осужденных в совершении инкриминируемых им преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, получивших оценку в соответствии с требованиями ст.88 УПКРФ.

Виновность осужденных в совершении каждого из эпизодов преступлений подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей, в том числе участников долевого строительства, сотрудников предприятий, в которых осуществляли деятельность осужденные, лиц, осуществлявших строительные работы на объектах, а также письменными доказательствами, в том числе, протоколами выемок, в результате которых у потерпевших и свидетелей — участников долевого строительства изъяты договоры долевого участия и договоры уступки прав требования, протоколами выемок, в ходе которых свидетелями, принимавшими участие в строительных работах, предоставлены документы об объемах и стоимости выполненных на участках работ, протоколами обысков, в том числе, в помещениях ООО «&lt,…&gt,» и ООО «&lt,…&gt,» (ООО «&lt,…&gt,»), в результате которых изъяты документы, характеризующие финансово-хозяйственную деятельность и взаимоотношения предприятий ООО «&lt,…&gt,» (ООО «&lt,…&gt,) и ООО «&lt,…&gt,» (ООО &lt,…&gt,») о строительстве объекта по &lt,Адрес…&gt,, ООО «&lt,…&gt, «&lt,…&gt,» и ООО «&lt,…&gt,» (ООО «&lt,…&gt,») о строительстве объекта по &lt,Адрес…&gt,, ООО «&lt,…&gt,» и ООО «&lt,…&gt,») о строительстве объекта по &lt,Адрес…&gt,, протоколами осмотра выданных и изъятых документов, заключениями экспертов об объемах поступивших на счета и в кассу предприятий денежных средств от участников долевого строительства, а также о суммах денежных средств, фактически вложенных в строительство, и другими доказательствами, содержание которых подробно отражено в приговоре суда.

Судебная коллегия отмечает, что содержание и допустимость приведенных в приговоре доказательств (за исключением протокола обыска от 08.09.2017г. и заключенийкомиссии экспертов &lt,№..&gt,.5 и &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt,)стороной защитыне оспариваются, оспариваются результаты оценки судом совокупности исследованных доказательств, как подтверждающих виновность каждого из подсудимых.

Однако, судебная коллегия считает, что суд дал правильную оценку исследованным доказательствам и пришел к обоснованному выводу о виновности подсудимых в инкриминируемых им преступлениях.

Так, потерпевшие в судебном заседании, а также в ходе предварительного расследования (показания оглашены в установленном законом порядке) дали подробные показания относительно обстоятельств заключения каждым из них договоров долевого участия в строительстве, размера переданных каждым из них денежных средств, установленных договорами сроков сдачи объектов в эксплуатацию, обстоятельств неисполнения договоров, обстоятельств установления факта прекращения строительства, а также обстоятельств, при которых с учетом длительного неисполнения договоров, проводились собрания и митинги дольщиков с участием представителей администрации города Краснодара.

Тот факт, что показания потерпевших и свидетелей-участников долевого строительства (с учетом их количества) приведены в приговоре кратко, о чем указывают защитники в жалобах, не свидетельствует о допущенных судом нарушениях, поскольку доводы указанных лиц оцениваются с учетом исследованных договоров долевого участия, содержащих, в том числе, указание на сроки их заключения, сумму переданных денежных средств и обязательства застройщика в части времени передачи каждому из участников договора жилого помещения.

Доводы о невиновности подсудимых со ссылкой на показания свидетелей — лиц, которые приобрели квартиры в строящихся домах, но не считают себя потерпевшими, не могут быть признаны обоснованными, поскольку свидетели, на показания которых ссылаются защитники, не признавая себя потерпевшими, вместе с тем, не оспаривали того обстоятельства, что дома построены не были, квартиры им в установленные договором сроки не предоставлены. При этом, следует отметить, что ряд свидетелей указывали, что не считают себя потерпевшими со ссылкой на то обстоятельство, что дома будут достроены в результате действий администрации по привлечению новых инвесторов.

Вопреки доводам жалоб, об обманных действиях осужденных, о том, что они не имели намерений в полном объеме исполнить свои обязательства, свидетельствуют показания потерпевших о сообщаемых им сроках строительства, сведения о сроках окончания строительства, указанные в каждом из договоров, в совокупности с протоколами осмотров места происшествия, по результатам которых установлено состояние объектов строительства после истечения сроков передачи жилья, указанных в договорах, а также выводами экспертов, сделанными на основании оценки всех представленных для исследования документов относительно финансово-хозяйственной деятельности компаний, руководимых осужденными, состоянии строящихся объектов, объемов фактически вложенных в строительство денежных средств и средств, необходимых для завершения строительства.

В частности,по эпизоду в отношении дольщиков объекта по адресу: &lt,Адрес…&gt,, заключением эксперта &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt, подтверждено, что по совокупности проведенного анализа движения денежных средств по расчётным счетам и в кассе ООО «&lt,…&gt,», с &lt,Дата&gt, по &lt,Дата&gt, в кассу и на расчётные счета от физических и юридических лиц, с которыми заключены договоры участия в долевом строительстве по объекту строительства на &lt,Адрес…&gt, в &lt,Адрес…&gt,, поступили денежные средства сумме 1323867668,66 руб.

При этом, в соответствии с заключением экспертов &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt,, стоимость фактически выполненных работ на объекте строительства «Многоквартирные жилые дома по &lt,Адрес…&gt,, Литер 1» составила 565002922 рубля, Литера 2 — 323 074 234 рубля, стоимость наружных сетей электроснабжения — 12 240 914 рублей, а всего на общую сумму 900 318 070 рублей. Стоимость незавершенного строительством объекта долевого строительства составляет: литер 1 – 566141410 рублей, литер 2 – 377427605 рублей.

По эпизоду в отношении дольщиков объекта по адресу: &lt,Адрес…&gt, заключением эксперта &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt, установлено, что за период с &lt,Дата&gt, по &lt,Дата&gt, сумма денежных средств, поступивших в кассу организации и на расчетные счета ООО «&lt,…&gt,» от физических и юридических лиц, с которыми заключены договоры участия в долевом строительстве многоквартирного жилого 16-ти этажного двухсекционного дома Литер 1, расположенного по адресу: &lt,Адрес…&gt,, Прикубанский внутригородской округ, &lt,Адрес…&gt,, составила 451 335 549,21 рублей.

При этом заключением эксперта &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt, установлено, что стоимость выполненных работ составляет 186914968, 86 рублей

Также установлено, что объем работ, указанных в актах о приемке выполненных работ формы КС-2, подписанных генеральным директором застройщика ООО «&lt,…&gt,» САА и генеральным директором подрядчика ООО «&lt,…&gt,» (ООО «&lt,…&gt,») КДД по строительству объекта многоквартирного жилого шестнадцатиэтажного двухсекционного дома по адресу: Краснодарский край, &lt,Адрес…&gt,, Прикубанский внутригородской округ, &lt,Адрес…&gt,, Литер 1, до момента заключения инвестиционного договора от &lt,Дата&gt,, не соответствуют объему фактически выполненных работ.

Согласно актов &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,, &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,, &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,, &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt, формы КС-2 о приемке выполненных работ на указанном объекте подрядчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора КДД сданы, а заказчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора САА приняты работы по кладке коммуникационных ниш, вентканалов на общую сумму 883 842 рубля 04 копейки, тогда как работы фактически не выполнялись.

В актах выполненных работ КС-2 между застройщиком ООО «&lt,…&gt,» и генеральным подрядчиком ООО «&lt,…&gt, необоснованно применен повышающий коэффициент и общая сумма затрат по актам приемки выполненных работ КС-2, завышенная при помощи повышающего коэффициента с учетом начисленного НДС составила 5 458779 рублей.

Завышение стоимости объемов фактически выполненных работ и повышающих коэффициентов, указанных в актах выполненных работ формы КС-2, составило 6 342 621 рубль 04 копейки.

Общая стоимость фактически выполненных работ по строительству (созданию) объекта долевого строительства составила 186 914 968 рублей 86 копеек. Стоимость незавершенного строительством объекта долевого строительства составляет 190 229 558 рублей, стоимость работ, необходимых для завершения строительства, составляет 156000000 рублей.

По эпизоду в отношении дольщиков объекта по &lt,Адрес…&gt,, заключением эксперта &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt, установлено, что в период с &lt,Дата&gt, по &lt,Дата&gt, в кассу и на расчётные счета ООО “&lt,…&gt,” от физических и юридических лиц, с которыми заключены договоры участия в долевом строительстве, значатся поступившими денежные средства в сумме 738 211190,00 руб.

В соответствии с заключением эксперта &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,, стоимость выполненных работ по договору генерального подряда на строительство &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,, заключенного между заказчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора СПП, и подрядчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора КДД по объекту «Многоэтажные жилые дома литер 1,2,3, со встроенными помещениями по &lt,Адрес…&gt, в &lt,Адрес…&gt,», составила 84282355 рублей 69 копеек, из которых: — стоимость строительства Литер 1 — 82826858 рублей 02 копейки, стоимость строительства литера 2 — 1455497 рублей 67 копеек.

Установлено, что в актах приемки выполненных работ формы КС-2 и справках о стоимости работ и затрат формы КС-3, подписанных заказчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора МВЕ и подрядчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора КДД, стоимость выполненных работ и материала завышена на общую сумму 152 318 507 рублей 48 копеек.

Установлено, что при общей стоимости строительства литера 1 и 2 1496627300 рублей, стоимость выполненных работ составляет 82282355,69 рублей, стоимость незавершенных работ- 1412944,33 рубля.

Объект капитального строительства «Многоэтажный жилой дом со встроенными помещениями по &lt,Адрес…&gt, в &lt,Адрес…&gt,» литер 1, секция 1,2, имеет степень готовности менее 10%.

Объект капитального строительства «Многоэтажный жилой дом со встроенными помещениями по &lt,Адрес…&gt, в &lt,Адрес…&gt,» литер 2, секция 1,2,3 имеет степень готовности менее 1%.

В соответствии с заключением эксперта &lt,№..&gt, от 26.08.2018на расчетные счета и в кассу генерального подрядчика ООО «&lt,…&gt,» (бывшее название ООО «&lt,…&gt,») от застройщиков ООО “&lt,…&gt,” (бывшее название ООО “&lt,…&gt,”), ООО “&lt,…&gt,”, ООО “&lt,…&gt,” в период с &lt,Дата&gt, по &lt,Дата&gt, поступили денежные средства в сумме 2 172 028 001,15 рублей, в том числе:

692 781 42,85 рублей – от ООО “&lt,…&gt,” за строительно-монтажные работы согласно договора &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,,

1 137 263 194,23 руб. – от ООО “&lt,…&gt, Стандарт” за строительно-монтажные работы согласно договора &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,,

341 983 164,07 руб. – от ООО “&lt,…&gt,” за строительно-монтажные работы согласно договора &lt,№..&gt, от &lt,Дата&gt,.

Этим же заключением установлено, что из кассы ООО «&lt,…&gt,» в подотчет КДД было выдано 882279539,19 рублей, из которых он отчитался предъявлением авансового отчета на сумму 822212671,69 рублей. Расходы, произведенные КДД, в адрес ООО «&lt,…&gt,» за производство строительно-монтажных работ составили 881606146,69 руб., в том числе:

-29238 037,76 руб. — строительно-монтажные работы по договору &lt,№..&gt, от 01.10.2015г. (&lt,Адрес…&gt,),

-230969 704,39 руб.- строительно-монтажные работы по договору &lt,№..&gt, от 01.07.2015г. (&lt,Адрес…&gt,),

-621398404,54 руб. — строительно-монтажные работы по договору &lt,№..&gt, от 01.10.2015г. (В&lt,Адрес…&gt,).

Как следует из протоколов обысков, проведенных в помещениях ООО «&lt,…&gt,» и ООО «&lt,…&gt,» (ООО «&lt,…&gt,»), в результате обыска обнаружены и изъяты документы, характеризующие финансово-хозяйственную деятельность и взаимоотношения предприятий ООО «&lt,…&gt,» (ООО «&lt,…&gt,) и ООО «&lt,…&gt,») о строительстве объекта по &lt,Адрес…&gt,, ООО «&lt,…&gt,» и ООО «&lt,…&gt,») о строительстве объекта по &lt,Адрес…&gt,, &lt,…&gt,» и ООО «&lt,…&gt,») о строительстве объекта по &lt,Адрес…&gt,.

В ходе обысков были обнаружены и изъяты документы, отражающие финансово-хозяйственные взаимоотношения ООО «&lt,…&gt,», в том числе акты о приемке выполненных работ и справки о стоимости работ и затрат по строительству объектов между ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора КДД и ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора ШНВ, между ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора КДД и ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора САС, счета-фактуры о получении услуг заказчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора КДД от ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора САС, о получении услуг заказчиком ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора КДД от ООО «&lt,…&gt,» в лице генерального директора ШНВ, авансовые отчеты с квитанциями к приходным кассовым ордерам ООО «&lt,…&gt,» о поступлении в кассу этой организации в качестве оплаты за строительно-монтажные работы от ООО «&lt,…&gt,» через КДД

Согласно представленным документам ООО «Кубань Ресурс» расположено по адресу: &lt,Адрес…&gt, ООО «Кубань Ресурс» является САС

Однако, представленными доказательствами, в частности протоколом обыска от &lt,Дата&gt,, по адресу: &lt,Адрес…&gt,, помещение 4, установлено, что данное помещение представляет собой комнату №37 в подвале жилого дома, для осуществления в нем деятельности ООО «&lt,…&gt,» не используется, является местом массовой регистрации юридических лиц.

Согласно заключению эксперта &lt,№..&gt,э от &lt,Дата&gt,. оттиски круглой печати ООО «&lt,…&gt,», расположенные в месте печати в квитанциях к приходным кассовым ордерам о внесении генеральным директором ООО «&lt,…&gt,» КДД денежных средств в кассу ООО «&lt,…&gt,» нанесены одной печатной формой. Оттиски круглой печати ООО «&lt,…&gt,» в перечисленных квитанциях к приходным кассовым ордерам о внесении генеральным директором ООО «&lt,…&gt,» КДД денежных средств в кассу ООО «&lt,…&gt,» за строительно-монтажные работы и оттиски круглой печати ООО «&lt,…&gt, ресурс», расположенные в протоколе &lt,№..&gt, Общего собрания участников ООО «&lt,…&gt,» от &lt,Дата&gt,, в решении &lt,№..&gt, единственного участника ООО «&lt,…&gt,» от &lt,Дата&gt,, в решении &lt,№..&gt, единственного участника ООО «&lt,…&gt,» от &lt,Дата&gt,, изъятых вместе с регистрационным делом ООО «&lt,…&gt,» в МИИФНС &lt,№..&gt, по &lt,Адрес…&gt,, нанесены разными печатными формами.

В соответствии сзаключением эксперта &lt,№..&gt,-э от &lt,Дата&gt,, подписи от имени КДД, расположенные в строках «Руководитель Генеральный директор» и «Подотчетное лицо» авансовых отчетов ООО «&lt,…&gt, выполнены одним лицом – КДД. Рукописные записи, читаемые как: «САС» и расположенные в строках «расшифровка подписи» в строках «Главный бухгалтер» и «Кассир» квитанций к приходным кассовым ордерам «&lt,…&gt,» о получении денежных средств от ООО «&lt,…&gt,» через КДД выполнены не САС, а другим лицом. Подписи от имени САС, расположенные в строках «Главный бухгалтер» и «Кассир» квитанций к приходным кассовым ордерам ООО «&lt,…&gt,» о получении денежных средств от КДД выполнены одним лицом, но вероятно не САС, а другим лицом.

Кроме того, виновность подсудимых полностью доказана и другими письменными доказательствами по делу, оглашенными в ходе судебного разбирательства по ходатайству представителя государственного обвинения, содержание которых подробно отражено в приговоре суда.

Доказательства, положенные в основу приговора, собраны с соблюдением требований ст.ст.73, 74 УПК РФ. Данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании доказательств, не установлено.

Все заявленные ходатайства, в том числе, ходатайства о недопустимости таких доказательств, как протокол обыска и заключений экспертов, рассмотрены в установленном законом порядке и признаны необоснованными.

Решения суда по результатам рассмотрения ходатайств мотивированы в соответствующих постановлениях.

Так, постановлением суда от 03.09.2019 г. (т.175 л.д. 24-26) отказано в удовлетворении ходатайства о признании недопустимым доказательством протокола обыска от 08.09.2017 г. (обыск в помещениях ООО «&lt,…&gt,»). Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайства, суд указал, что при изъятии копий электронных носителей, а не самих электронных носителей, вопреки доводам ходатайства, нарушений требований уголовно-процессуального закона не допущено, поскольку процедура выгрузки информационной базы из компьютера предприятия производилась с участием понятых и специалиста-программиста, изъятая информация выгружалась на внешний носитель — флеш-карту, которая была упакована, опечатана, что удостоверено участниками следственного действия в соответствии с требованиями УПК РФ. Также суд указал, что содержание и тождественность информации, перенесенной на флеш-карту, участниками процесса не оспаривается.

Выводы суда подробно мотивированы в постановлении и признаются судом апелляционной инстанции правильными.

В связи с изложенным, предусмотренных законом оснований для признания оспариваемого постановления суда от 03.09.2019г. незаконным, как об этом ставится вопрос в апелляционных жалобах защитников, не имеется.

Постановлениями суда от 20.11.2019 г. (т.178 л.д. 32-37) отказано в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми доказательствами заключения комиссии экспертов &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt, и заключения комиссии экспертов &lt,№..&gt,.5 от &lt,Дата&gt,

Все доводы о недопустимости заключений эксперта, изложенные защитниками Украинцевым С.А. и Гаврилюком М.И. в апелляционных жалобах, были предметом рассмотрения суда первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными.

Сомнений в выводах проведенных экспертных исследований, отраженных в заключениях, которые оспариваются защитниками, не имеется, поскольку исследование проведено компетентными экспертами на основании представленных документов. Выводы экспертов подробно исследованы в судебном заседании и отражены в приговоре. При этом в целях разрешении ходатайств допрошена эксперт БНЛ, которая дала подробные пояснения на все вопросы участников процесса (т.178 л.д.16-19).

Решения суда об отказе в удовлетворении ходатайств подробно мотивированы и признаются судом апелляционной инстанции правильными.

В связи с изложенным предусмотренных законом оснований для признания незаконными постановлений суда от 20.11.2019г., как об этом ставится вопрос в жалобах, также не имеется.

Указывая на несостоятельность выводов экспертов в заключении &lt,№..&gt,.5 от 02.09.2018г., защитники Украинцев С.А. и Гаврилюк М.И. ссылаются на доказательства, представленные защитой в ходе судебного следствия: сводный сметный расчет стоимости строительства объекта по &lt,Адрес…&gt,, акты формы КС-3, показания свидетеля ОГГ, из совокупности которых, как указывают защитники, следует, что КДД и САА совершали действия, направленные на завершение строительства объектов недвижимости. Однако приведенные доводы не свидетельствуют о недопустимости таких доказательств, как заключения эксперта. При этом, дополнительно представленные защитой в ходе судебного следствия документы и показания свидетеля ОГГ, приняты во внимание судом, о чем указано в приговоре.

Приведенные в жалобах доводы защитников о невиновности подсудимых, о том, что действия совершены в рамках законной предпринимательской деятельности в сфере гражданско-правовых отношений, были предметом оценки суда первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку виновность каждого из подсудимых в полном объеме подтверждена совокупностью исследованных по делу доказательств.

Сам факт получения разрешительной документации на строительство, в том числе, разрешения на строительство, факт наличия в собственности земельных участков, что по мнению защитников подтверждает законность деятельности осужденных, не является основанием для установления факта наличия гражданско-правовых отношений.

Доводы защитников об отсутствии доказательств виновности осужденных со ссылкой на степень готовности объектов, судебная коллегия признает необоснованными, поскольку объем денежных средств, фактически вложенных в строительство, подтвержден заключениями экспертов, тогда как продолжение строительства осуществлялось посредством привлечения сторонних организаций в качестве инвесторов.

Доводы защитников о допущенных судом противоречиях, в частности о том, что указывая на отсутствие умысла на исполнение обязательств в полном объеме, суд указал на меры, принятые к окончанию строительства, судебная коллегия не может признать обоснованными, поскольку представленными и исследованными в судебном заседании доказательствами установлено, что действия, направленные на окончание строительства, о которых указывает суд в приговоре (при назначении наказания), были приняты в результате проведения проверки и возбуждения по ее итогам уголовного дела, то есть, являются действиями, направленными не на исполнение обязательств в рамках гражданско-правовых отношений, а на устранение или минимизацию вреда (ущерба), причиненного в результате совершения преступлений.

Периоды нахождения подсудимых в должности руководителей коммерческой структуры, роль каждого из них в совершении преступления, объем действий, направленный на реализацию совместного преступного умысла, установлены, правильно отражены в приговоре и подтверждены совокупностью исследованных судом и приведенных в приговоре доказательств. По изложенным основаниям приведенные адвокатом Ястреб В.А. доводы об отсутствии доказательств совершения МВЕ преступления совместно с КДД и САА после 09.04.2015 года судебная коллегия не может признать обоснованными.

Размер причиненного каждому из потерпевших ущерба подтвержден сведениями о фактически внесенной сумме денежных средств по договору долевого участия, результатами проведенной экспертизы, в связи с чем оснований для возвращения уголовного дела прокурору в порядке ч. 1 ст. 237 УПК РФ в связи с не установлением размера ущерба, как об этом ставится вопрос в жалобах, не имеется.

Доводы жалоб о неверном установлении размера ущерба соссылкой на показания свидетелей ОГГ и СКА и представленные ими в подтверждение объемов денежных средств, затраченных на строительство, документы, не могут быть признаны обоснованными, поскольку как свидетель ОГГ (руководитель строительной компании ООО «&lt,…&gt,») так и свидетель Сигачев (руководитель ООО «АВА &lt,…&gt,») осуществляли строительство объектов после заключения инвестиционных договоров.

При этом, показания свидетеля ОГГ — руководителя строительной компании ООО «&lt,…&gt,», которая на основании договоров строительного подряда осуществляла окончание строительства многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: &lt,Адрес…&gt,, согласно которым финансирование строительства произведено за счет средств КДД и составило примерно 153 000 000 рублей, строительно-монтажные работы на объекте выполнены в полном объеме, коммуникации подключены, дом готов к вводу его в эксплуатацию, приняты во внимание судом и учтены при назначении наказания, о чем указано в приговоре суда.

Также учтены судом и показания свидетеля СКА— вице-президента ООО «&lt,…&gt,», которым было принято решение о продолжении строительства объекта ЖК «Белые Паруса» в качестве инвестора, пояснившего об участии МВЕ в поисках инвестора для продолжения строительства и его роли в заключениисоглашения о порядке завершения строительства объекта по &lt,Адрес…&gt, в &lt,Адрес…&gt,, которое было подписано 01.11.2017 г.

Доводы жалоб о допущенных в ходе предварительного расследования и судебного следствия нарушениях уголовно-процессуального закона проверены судебной коллегией.

Доводы защитников и потерпевшей ТЕВ о незаконности возбуждения уголовных дел противоречат фактическим обстоятельствам, поскольку уголовные дела возбуждены в установленном законом порядке, в том числе, по заявлениям потерпевших, на основании проведенных проверок, по результатам которых были установлены достаточные основания для возбуждения уголовных дел.

Доводы адвоката Ястреба В.А. о незаконности приговора по тем основаниям, что описательно-­мотивировочная часть приговора идентична обвинительному заключению в части описания преступных деяний, совершенных МВЕ, КДД и САА, с указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий, а также идентичное с обвинительным заключением описание письменных доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства, не могут быть признаны обоснованными, поскольку в приговоре приведены обстоятельства преступлений, признанные установленными по результатам судебного следствия, приведенные в приговоре показания потерпевших и свидетелей соответствуют содержанию показаний, отраженных в протоколах судебных заседаний, а также содержанию показаний, данных в ходе предварительного расследования.

Показания не явившихся потерпевших и свидетелей оглашены в судебном заседании в соответствии с требованиями ч.1 ст.281 УПК РФ с согласия всех участников процесса, при этом каких-либо заявлений о недобровольности такого согласия от кого-либо из участников процесса не поступило.

Изложение письменных доказательств в объеме, аналогичном указанному в обвинительном заключении, не противоречит закону, поскольку все письменные доказательства исследованы в ходе судебного следствия.

Доводы жалобы потерпевшей ТЕВ о том, что следствием нарушен порядок наделения лица статусом потерпевшего, в частности гражданки АХНГ, которая является дочерью умершего участника долевого строительства, но в право наследования к моменту признания ее потерпевшей не вступила, опровергаются сообщением (разъяснением) нотариуса БТВ от 22.05.2018г., согласно которому в соответствии с п.4 ст.1152 ГК РФ принятое наследство считается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства и по состоянию на 22.05.2018г. кроме АХНГ, наследником является ОЕГ (т.93 л.д. 176). При этом, наличие второго наследника, не обратившегося в следственные органы с соответствующим заявлением, не свидетельствует о необоснованном признании потерпевшей АХНГ

Учитывая изложенное, доводы защитников и потерпевшей ТЕВ о допущенных в ходе предварительного и судебного следствия нарушениях уголовно-процессуального закона, противоречат фактическим обстоятельствам дела.

Из протокола судебного заседания усматривается, что судебное разбирательство проведено объективно и беспристрастно, председательствующим судьей принимались все предусмотренные меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, а также создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Все ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

Каких-либо противоречий, влияющих на выводы суда, в показаниях допрошенных лиц не имеется, все имеющиеся противоречия устранены в ходе судебного следствия, показаниям допрошенных лиц дана правильная оценка в совокупности с другими исследованными доказательствами.

Доводы адвоката Ястреба В.А. о неверной квалификации действий МВЕ по эпизоду мошенничества при строительстве многоквартирного жилого дома по адресу: &lt,Адрес…&gt, по тем основания, что с 11.09.2014 года по 09.04.2015 года действовала редакция ФЗ № 207-ФЗ от 29 ноября 2012 года, которым в УК РФ введена ст.159.4 «Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности», то есть мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, судебная коллегия признает необоснованными.

Вопреки доводам жалоб, оценив в совокупности представленные и исследованные в судебном заседании по каждому из эпизодов доказательства, суд дал им правильную юридическую оценку и верно квалифицировал действия осужденных по указанным в приговоре признакам.

В соответствии с ч. 2 ст. 43 и ч. 3 ст. 60 УК РФ наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

При назначении каждому из подсудимых наказания суд учел характер и сте­пень общественной опасности совершенных ими преступлений, отнесенных законом к кате­гории тяжких, личность каждого из подсудимых, в том числе, обстоятельства, смягчающие наказание, а также отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание.

При назначении наказания КДД суд учел, что ранее он не судим, характеризуется по месту жительства поло­жительно, на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит, учел его состояние здоровья, подтвержденное приобщенными к делу медицинскими документами.

Смягчающим наказание КДД обстоятельством на основании п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ суд признал наличие троих малолетних детей.

При назначении наказания САА суд учел, что ранее он не судим, характеризуется по месту жительства поло­жительно, на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит.

Смягчающим наказание САА обстоятельством на основании п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ суд признал наличие четверых малолетних детей на иждивении.

При назначении наказания МВЕ суд учел, что ранее он не судим, характеризуется по месту жительства по­ложительно, на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит.

Смягчающим наказание МВЕ обстоятельством на основании п. «г» ч. 1 ст.61 УК РФ суд признал наличие двух малолетних детей.

При назначении вида и меры наказания суд также указал, что учитывает состояние строительных объектов на дату вынесения приговора, тот факт, что вопросы привлечения инвесторов для окончания строительства разрешались с участием подсудимых КДД и МВЕ, принимает во внимание показания свидетеля ОГГ — заместителя руководителя ООО «СтройАльянс», который подтвердил, что для окончания строительства жилого дома по Домбайская,10 (в приговоре допущена опечатка, указано — &lt,Адрес…&gt,) подсудимый КДД передал принадлежащий ему земельный участок стоимостью около 150 млн.рублей, денежные средства вложены в окончание строительства дома. Суд признал установленным, что каждым из подсудимых принимались личные меры к завершению строительства и минимизации наступивших последствий.

Доводы апелляционного представления государственного обвинителя и апелляционных жалоб потерпевших о несправедливости приговора вследствие мягкости назначенного каждому из осужденных наказания, судебная коллегия не может признать обоснованными.

Доводы потерпевших о несогласии с назначением наказания с учетом вышеприведенных обстоятельств, с указанием, что никакие меры, направленные на устранение или минимизацию причиненного ущерба, подсудимыми не принимались, а вопросы возобновления строительства разрешены исключительно администрацией края и города, опровергаются исследованными доказательствами, в том числе, документами, подтверждающими участие МВЕ и КДДв совещаниях по вопросам возобновления строительства, взятыми на себя МВЕ обязательствами по оформлению необходимых для продолжения строительства документов, заключением с участием подсудимых соглашений с новыми инвесторами, заключением САА договоров подряда в целях продолжения строительства, заключением МВЕ ряда договоров купли — продажи в целях продолжения строительства ООО «&lt,…&gt,», показаниями свидетеля ОГГ о передаче КДД земельного участка стоимостью 150 млн.рублей для продолжения строительства, показаниями свидетеля СКА об участии МВЕ в поисках инвесторов и заключении соглашений о возобновлении строительства.

При этом судебная коллегия учитывает, что доказательства, на основании которых суд сделал оспариваемые потерпевшими выводы, стороной обвинения в ходе судебного следствия не опровергнуты, а вышеприведенные обстоятельства, признанные судом установленными, государственным обвинителем в апелляционном представлении не оспаривались.

Потерпевшие ЯНФ, ШАВ, ДЕВ, МВС, МВВ, ЦГА, ДТН, РЮА, ТКГ, БАН, приводя в жалобах обстоятельства совершения преступлений, признанные установленными судом, мягкость назначенного наказания мотивируют тем, что судом не учтено мнение потерпевших, настаивавших на более строгом наказании, а также тем, что денежные средства по возмещению ущерба, причинённого преступлением, на счета потерпевших до настоящего времени не поступили.

Однако, перечень отягчающих наказание обстоятельств ограничен уголовным законом и расширительному толкованию не подлежит, в связи с чем приведенные потерпевшими в жалобах доводы, в том числе, отсутствие возмещения ущерба, обстоятельствами, отягчающими наказание, не являются.

Помимо этого, судебная коллегия обращает внимание и на то обстоятельство, что причиненный потерпевшим ущерб составляет сумму денежных средств, внесенных в счет оплаты за квартиру по договору долевого участия и, настаивая на необходимости выплаты денежных средств в возмещение ущерба, причиненного непредоставлением квартиры, потерпевшие о расторжении договоров не заявили.

Кроме того, мотивируя доводы о мягкости назначенного наказания, каждый из потерпевших просит усилить наказание по каждому из эпизодов преступления, а также по совокупности преступлений, что противоречит закону, поскольку потерпевший вправе высказать свое мнение о наказании, назначаемом или назначенном по эпизоду, по которому он и признан потерпевшим.

Мотивируя доводы о мягкости назначенного наказания, государственный обвинитель указывает,что судом не учтено, что объектом преступного посяга­тельства стали правоотношения в сфере долевого строительства многоквар­тирных домов, что КДД, САА и МВЕ систематически осу­ществляли хищение денежных средств участников долевого строительства в особо крупном размере на сумму более 2,4 миллиардов рублей, не имея намерений окончить строительство многоквартирных домов жилых комплексов в г. Краснодаре, действиями подсудимых причинен вред и нарушены имущественные права и интересы более 600 потерпевших — участников долевого строительства на своевременное получение пригодных для проживания квартир.

Однако, данные обстоятельства не являются отягчающими, соответственно, они не могут учитываться при назначении наказания. Кроме того, эти обстоятельства приведены при описании преступных деяний, характер и степень опасности которых учтены при назначении наказания, соответственно, они не могут быть учтены повторно.

Каких-либо обстоятельств, которые не были учтены судом, и которые бы свидетельствовали о необходимости назначения более строгого наказания, в представлении не приведено.

Учитывая изложенное в совокупности, предусмотренных законом оснований для признания приговора несправедливым вследствие мягкости назначенного наказания, соответственно оснований для усиления назначенного судом каждому из подсудимых наказания, судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, при указании обстоятельств, которые суд принимает во внимание при определении вида и меры наказания, суд допустил противоречия, влияющие на назначение наказания.

В частности, суд признал установленным и это подтверждено исследованными судом документами, что каждым из подсудимых после возбуждения уголовного дела были приняты меры к завершению строительства и минимизации наступивших в результате совершения преступлений последствий, что в соответствии с положениями п. «к» ч.1 ст.61 УК РФ (иные действия, направленные на возмещение вреда, причиненного потерпевшему)влечет необходимость назначения наказания по правилам ч.1 ст.62 УК РФ, но указал на отсутствие оснований для применения ст.62 УК РФ, что не может быть признано правильным.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что судом первой инстанции не в полном объеме учтены все смягчающие наказание обстоятельства, поведение каждого из подсудимых после совершения преступления, меры, принятые к возмещению ущерба, а также влияние назначенного наказания на условия жизни их семей (на иждивении КДД находятся трое малолетних детей, на иждивении САА — четверо малолетних детей, на иждивении МВЕ — двое малолетних детей), в связи с чем, назначенное каждому из подсудимых наказание в виде лишения свободы, как по эпизодам, так и по совокупности преступлений, подлежит смягчению.

Помимо изложенного, при определении пределов смягчения наказания судебная коллегия считает, что судом первой инстанции не в полном объеме учтено состояние здоровья КДД, тяжесть заболевания и необходимость дальнейшего длительного лечения, что подтверждено медицинскими документами (т.176 л.д.1-259, т.177 л.д.1-212).

При определении размера дополнительного наказания в виде штрафа судом учтен трудоспособный возраст каждого из подсудимых, наличие источников дохода, решение в части назначения дополнительного наказания мотивировано правильно, в связи с чем предусмотренных законом оснований для освобождения от дополнительного наказания, как об этом указано в жалобе потерпевшего БАН, или для смягчения дополнительного наказания, судебная коллегия не усматривает.

Доводы потерпевшего БАН о незаконности приговора в связи с не рассмотрением гражданского иска, не могут быть признаны обоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, исковые требования БАН подробно рассмотрены в ходе судебного следствия. При определении предмета исковых требований БАН пояснил, что требует передать ему квартиру, выплатить неустойку, моральный вред на основании ФЗ «О защите права потребителя», затраты на ликвидацию плесени. Далее, при выяснении размера исковых требований, гражданский истец завил требования о передаче ему половины стоимости квартиры и завершении строительства дома (т. 166 л.д.65-68). Как установлено судом, и подтверждено самим потерпевшим при рассмотрении апелляционной жалобы, потерпевший БАН, являющийся покупателем квартиры в доме по &lt,Адрес…&gt,, подписал акт приема — передачи квартиры, при этом, то обстоятельство, что право собственности потерпевшего на дату рассмотрения дела судом не зарегистрировано в Управлении Росреестра, о чем указал потерпевший, не является основанием для рассмотрения по существу исковых требований о взыскании в его пользу стоимости квартиры. Иные требования могут быть рассмотрены в порядке гражданского судопроизводства. Поскольку исковые требования в ходе судебного разбирательства в окончательной редакции так и не были изложены, предусмотренных законом оснований для рассмотрения иска или для признания права на его удовлетворение с передачей на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, не имелось.

Предусмотренных законом оснований для рассмотрения исков потерпевших в рамках уголовного дела не имелось, поскольку как это следует из исковых заявлений, размер причиненного ущерба составляет стоимость квартиры по договору долевого участия в строительстве, допрошенные в судебном заседании потерпевшие (гражданские истцы), в том числе ММА, ШАВ, ПАЮ, КЕВ, ДЕА, БАА и другие показали, что ущерб оценивают в размере стоимости квартиры, при этом требования о передаче квартиры включены в реестр кредиторов, потерпевшие ЛОС, СОВ, ЛМБ и другие пояснили, что заявили требования о взыскании денежных средств, однако в настоящее время им нужна квартира, большое количество лиц, признанных потерпевшими и гражданскими истцами, в судебное заседание не явились, сведений о расторжении гражданскими истцами договоров долевого участия, не имеется.

При таких обстоятельствах оставление исков без рассмотрения не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы гражданских истцов.

Как следует из приговора суда срок содержания КДД и САА под стражей исчислен с 21.10.2017г., то есть с даты вынесения судебного решения об избрании меры пресечения. Однако, как следует из материалов дела, в соответствии с протоколами задержания от 20.10.2017г. (т.143 л.д.248-252, т.142 л.д. 231-235) КДД и САА задержаны по подозрению в совершении преступлений 20.10.2017г.

Постановления суда от 21.10.2017г., которыми в отношении подозреваемых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, отменены апелляционными постановлениями от 07.11.2017г., ходатайство следователя об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу на 2 месяца, то есть, с 20.10.2017г. и до 20.12.2017г. удовлетворено. Дальнейшее продление сроков содержания под стражей исчислено с учетом срока задержания 20.10.2017г.

Учитывая, что до внесения изменений в ст.72 УК РФ один день содержания под стражей соответствовал одному дню домашнего ареста, в срок наказания подлежит зачету период содержания под стражей (с учетом фактического нахождения в период с 21.10.2017г. до 07.11.2017г. под домашним арестом) с 20.10.2017г., а не с 21.10.2017г.

В указанной части приговор суда подлежит изменению.

Как следует из вводной части приговора он датирован 13-17 декабря 2019г. Однако, в соответствии с требованиями закона датой приговора следует считать дату его подписания в совещательной комнате, без учета даты, на которую запланировано окончание его оглашения, в связи с чем приговор суда следует считать постановленным и, соответственно, датированным 13.12.2019г.

Судебная коллегия признает обоснованными доводы защитников о допущенных в тексте приговора опечатках, однако, поскольку допущенные опечатки не влияют на суть принятого решения в целом, и о влиянии допущенных опечаток на суть принятого решения ни стороной обвинения, ни стороной защиты, не заявлено, допущенные описки (технические ошибки) по заявлению заинтересованных лиц могут быть исправлены в порядке, предусмотренном ст.397 УПК РФ.

В соответствии с требованиями п.п.11,12 ч.1 ст.299 УПК РФ при постановлении приговора суд должен разрешить вопрос о том, как поступить с имуществом, на которое наложен арест и как поступить с вещественными доказательствами.

Суд не разрешил судьбу вещественных доказательств и не разрешил вопросы относительно имущества, на которое наложены аресты.

Однако, допущенное нарушение не является основанием для отмены приговора суда, поскольку возможность разрешения данных вопросов предусмотрена и на стадии исполнения приговора суда. Поскольку вопрос определения судьбы вещественных доказательств и имущества, на которое был наложен арест, по уголовному делу не затрагивает существа приговора, не влечет за собой ухудшение положения осужденных, он может быть рассмотрен по инициативе суда, постановившего приговор, а также по заявлению заинтересованных лиц.

Изменение приговора в указанной части на стадии апелляционного рассмотрения судебная коллегия считает невозможным с учетом объема вещественных доказательств, объема имущества, на которое наложены аресты, необходимостью привлечения для разрешения данных вопросов заинтересованных лиц, а также отсутствием соответствующих требований со стороны участников процесса.

Учитывая изложенное, рассмотрением данных вопросов в порядке, предусмотренном ст.397 УПК РФ, права участников процесса и иных заинтересованных лиц нарушены не будут.

За исключением вносимых изменений нормы материального и процессуального права применены судом правильно, поэтому предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований к отмене либо изменению приговора в апелляционном порядке в остальной части не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Прикубанского районного суда г.Краснодара от 13 декабря 2019 года в отношении КДД, САА, МВЕ изменить.

Смягчить назначенное КДДнаказание в виде лишения свободы:

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (эпизод в отношении дольщиков многоквартирных домов литер 1 и литер 2 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) до 3 (трех) лет 6 (шести) месяцев,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) до 3 (трех) лет 6 (шести) месяцев,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении дольщиков многоквартирных домов по адресу: &lt,Адрес…&gt,) до 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний КДД назначить наказание в виде лишения свободы сроком 4 (четыре) года 2 (два) месяца со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей.

Смягчить назначенное САА наказание в виде лишения свободы:

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении дольщиков многоквартирных домов литер 1 и литер 2 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) до 3 (трех) лет 6 (шести) месяцев,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (по эпизоду в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) до 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний САА назначить наказание в виде ли­шения свободы сроком 4 (четыре) года со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей.

Смягчить назначенное МВЕ наказание в виде лишения свободы:

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (эпизод в отношении дольщиков многоквартирного дома литер 1 по адресу: &lt,Адрес…&gt,) до 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев,

-по ч.4 ст. 159 УК РФ (эпизод в отношении дольщиков многоквартирных домов по адресу: &lt,Адрес…&gt,) до 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний МВЕ назначить наказание в виде ли­шения свободы сроком 3 (три) года со штрафом в доход государства в размере 1 000 000 рублей.

Указать правильный период зачета срока содержания КДД и САА под стражей — с даты задержания, а именно, с 20.10.2017г. до вступления приговора в законную силу.

В остальной части приговор суда оставить без изменения.

Председательствующий Рубан В.В.

Судьи Душейко С.А.

Куриленко И.А.