Апелляционное определение № 2-85/18 от 24.07.2018 Воронежского областного суда (Воронежская область)

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

Дело № 33-4634/2018

№ 2-85/2018

Строка № 171г

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

24 июля 2018 года г. Воронеж

Судебная коллегия по гражданским делам Воронежского областного суда в составе:

председательствующего судьи Зелепукина А.В.,

судей Востриковой Г.Ф., Юрченко Е.П.,

при секретаре Тарасове А.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании по докладу судьи Юрченко Е.П.

гражданское дело по иску ФИО1 к ФИО2 о признании права собственности на долю жилого дома и земельного участка в порядке наследования по закону

по апелляционной жалобе ФИО1

на решение Новоусманского районного суда Воронежской области от 12 марта 2018 года

(судья Андреещев Л.А.)

У С Т А Н О В И Л А:

ФИО1 обратилась в суд с иском к ФИО2 о признании в порядке наследования по закону после смерти ДД.ММ.ГГГГ ее супруга ФИО13 права собственности на 1/2 долю жилого дома площадью 63,7 кв.м. и земельного участка, площадью 1 216 кв.м. с кадастровым номером , расположенных по адресу: &lt,адрес&gt, (л.д. 2-4).

В обоснование иска указала, что ДД.ММ.ГГГГ нотариус выдал ФИО1, как пережившему супругу, свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов, а именно: на ? долю вышеуказанных жилого дома и земельного участка. Однако в выдаче свидетельств о праве на наследство на оставшиеся доли нотариусом было отказано как недостойному наследнику. Не отрицая того факта, что приговором Новоусманского райсуда от ДД.ММ.ГГГГФИО1 была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 107 УК РФ по отношению к своему мужу, полагает, что не может являться недостойным наследником, поскольку совершила преступление в состоянии аффекта, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с противоправными действиями ее супруга.

Решением Новоусманского районного суда Воронежской области от 12 марта 2018 года в удовлетворении иска ФИО1 отказано (л.д. 79, 80-81).

В апелляционной жалобе ФИО1 просит отменить решение суда, при принятии нового решения иск удовлетворить. Полагала ошибочным вывод суда о том, что ФИО1 не имеет права наследовать после смерти своего супруга. Суд не учел, что ее действия ни прямо, ни косвенно не способствовали призванию к наследованию или увеличению её доли в наследстве, не имели корыстных мотивов, были вызваны противоправным поведением со стороны потерпевшего, представлявшим непосредственную угрозу жизни и здоровью ФИО1, фактически она была лишена возможности отдавать отчет своим действиям, руководить ими и осознавать их противоправный характер, предвидеть возможность возникновения общественно опасных последствий своих действий, т.к. находилась в состоянии патологического аффекта, что следует из заключения специалиста ФИО8 (л.д. 92-94).

В суде апелляционной инстанции ФИО1, ее представители ФИО9 по доверенности, ФИО10 по ордеру поддержали доводы апелляционной жалобы.

Представитель ФИО2 по ордеру ФИО11 поддержала в судебном заседании письменные возражения на апелляционную жалобу.

Ответчик ФИО2, 3 лицо ФИО12 в суд не явились. О времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом. В соответствии со ст.ст. 167, 327 ГПК РФ судебная коллегия сочла возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участников процесса.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений, проанализировав пояснения явившихся в судебное заседание лиц, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены оспариваемого судебного акта.

Оценив имеющиеся в деле доказательства по правилам ст. 67 ГПК РФ, суд первой инстанции верно установил юридически значимые обстоятельства.

Как установлено судом и следует из материалов дела, 30.12.1969г. был зарегистрирован брак между ФИО1 и ФИО13 (л.д.6).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

ФИО13 умер ДД.ММ.ГГГГ. (л.д. 19)

ФИО1, согласно ответу нотариуса нотариального округа Новоусманского района Воронежской области ФИО14, является что наследником первой очереди после смерти ФИО13ДД.ММ.ГГГГФИО1 подала нотариусу заявление о принятии наследства по всем основаниям. ДД.ММ.ГГГГ подала заявление о выдаче свидетельств о праве собственности на долю в общем имуществе супругов. ДД.ММ.ГГГГ ей выданы свидетельства о праве собственности на долю в общем имуществе супругов, выдаваемые пережившему супругу, на ? долю в праве в общем совместном имуществе супругов, на следующее имущество: жилой дом и земельный участок, расположенные по адресу: &lt,адрес&gt,. ДД.ММ.ГГГГФИО1 подала нотариусу заявления о выдаче свидетельств о праве на наследство по закону на ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок по вышеуказанному адресу, однако, в совершении данного нотариального действия нотариусом было отказано в связи с поступлением в материалы наследственного дела приговора Новоусманского районного суда Воронежской области от 20.09.2017 г. (л.д. 48).

Разрешая спор, суд первой инстанции руководствовался положениями действующего законодательства, верно истолковав и применив их к спорным правоотношениям.

Согласно п.1 ст.1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке. Однако граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, вправе наследовать это имущество.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 года N 9 О судебной практике по делам о наследовании при разрешении вопросов о признании гражданина недостойным наследником и об отстранении его от наследования надлежит иметь в виду следующее: указанные в абзаце первом пункта 1 статьи 1117 Гражданского кодекса РФ противоправные действия, направленные против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, являются основанием к утрате права наследования при умышленном характере таких действий и независимо от мотивов и целей совершения (в том числе при их совершении на почве мести, ревности, из хулиганских побуждений и т.п.), а равно вне зависимости от наступления соответствующих последствий.

Наследник является недостойным согласно абзацу первому пункта 1 статьи 1117 ГК РФ при условии, что перечисленные в нем обстоятельства, являющиеся основанием для отстранения от наследования, подтверждены в судебном порядке — приговором суда по уголовному делу или решением суда по гражданскому делу (например, о признании недействительным завещания, совершенного под влиянием насилия или угрозы).

Вынесение решения суда о признании наследника недостойным в соответствии с абзацами первым и вторым пункта 1 статьи 1117 ГК РФ не требуется. В указанных в данном пункте случаях гражданин исключается из состава наследников нотариусом, в производстве которого находится наследственное дело, при предоставлении ему соответствующего приговора или решения суда.

Как следует из материалов дела, обстоятельства, указанные в ст. 1117 ГК РФ, в отношении ФИО1 установлены в уголовно-правовом порядке вступившим в законную силу приговором Новоусманского районного суда Воронежской области от 20.09.2017г., которым она признана виновной по ч.1 ст. 107 УК РФ — убийстве своего мужа ФИО13, совершенном в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного длительной психотравмирующий ситуацией, возникшей в связи с систематическими противоправным и аморальным поведением потерпевшего. (л.д. 28,29).

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований ФИО1, поскольку приговором Новоусманского районного суда Воронежской области от 20.09.2017г. установлен факт совершения истцом по делу по отношению к наследодателю преступления умышленного характера.

Доводы жалобы об отсутствии корыстных мотивов со стороны ФИО1, а также ссылка на то обстоятельство, что мотивом преступления явилось систематическое противоправное поведение самого наследодателя, не может служить основанием для включения ФИО1 в состав наследников и не влечет отмены решения суда, приговором суда, вступившим в законную силу, установлен умышленный характер действий, совершение которых способствовало призванию ФИО1, при этом по смыслу ст. 1117 ГК РФ мотивы и цели совершения таких действий не имеют правового значения. Лицо, виновное в совершении умышленного преступления, повлекшего смерть наследодателя, должно отстраняться от наследования независимо от того, действовало ли оно в целях получения наследства или его действия были вызваны другими причинами. Для отстранения от наследования лица, совершившего перечисленные действия, указанные в ст. 1117 ГК РФ, достаточно того, что факт их совершения подтвержден в судебном порядке.

В рамках уголовного дела проводилась психиатрическая экспертиза в отношении ФИО1, согласно заключению которой несмотря на состояние аффекта, ФИО1 осознавала фактический характер и общественную опасность своих действий, предвидела возможность наступления общественно опасных последствий в виде смерти ФИО13

ФИО1 в жалобе ссылалась на то, что при проведении судебной психиатрической экспертизы в рамках уголовного дела было установлено состояние аффекта у ФИО1 в момент совершения преступления, однако, без указания вида такового. Между тем, согласно заключению специалиста в области психиатрии ФИО8 состояние аффекта комиссией судебных психиатров было недостаточно оценено, состояние ФИО1 в момент инкриминируемого ей деяния носило характер не физиологического аффекта, позволяющего руководить своими действиями и оценивать их характер, а патологического аффекта, при котором ФИО1 фактически была лишена возможности отдавать отчет своим действиям, руководить ими и осознавать их противоправный характер, предвидеть возможность возникновения общественно опасных последствий своих действий.

Судебная коллегия не может положить в основу судебного акта вышеуказанное заключение специалиста-психиатра ФИО8, поскольку предъявление данного доказательства в суде апелляционной инстанции при условии отсутствия доказательств невозможности представления такого доказательства в суде первой инстанции противоречит положения ст. 327.1 ГПК РФ. Наряду с изложенным судебная коллегия принимает во внимание, что названое заключение, противоречит имеющимся в деле доказательствам, в частности заключению судебной психиатрической экспертизы, выполненной в рамках уголовного дела и положенному в основу приговора, вступившего в законную силу. При рассмотрении уголовного дела заключение судебной экспертизы не оспаривалось. Экспертиза выполнялась комиссией врачей, имеющих специальное образование, навыки и опыт работы по специальности, предупрежденными об ответственности по ст. 307 УК РФ, в распоряжении которых были все материалы уголовного дела, позволяющие дать оценку обстоятельствам совершения преступления, состоянию ФИО1, которая также подвергалась обследованию. При проведении экспертизы использованы соответствующие методики, научная литература. В удовлетворении ходатайства о вызове в судебное заседание и допросе ФИО8 отказано на основании ст. 327.1 ГПК РФ.

Доводы апеллянта, основанные на примере судебной практики, а именно на определении Санкт-Петербургского городского суда по делу № 33-4074/12 от 21.03.2012г. не могут быть приняты во внимание судебной коллегией, поскольку правоприменительная практика не является источником права в РФ, более того, данное определение принято до постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. N 9 О судебной практике по делам о наследовании.

С выводами суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, поскольку они сделаны с учетом фактических обстоятельств и совокупности представленных доказательств, при правильном применении норм права. Оснований для переоценки доказательств не имеется.

Доводы апелляционной жалобы аналогичны доводам, изложенным в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции, которым была дана надлежащая оценка. Указанные доводы выводы суда не опровергают, сводятся к несогласию с ними, направлены на переоценку доказательств, обусловлены субъективным толкованием действующего законодательства. С учетом изложенного судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда по доводам апелляционной жалобы.

Нарушений норм материального и процессуального права, которые привели бы к неправильному разрешению дела, а также предусмотренных ч.4 ст. 330 ГПК РФ, являющихся основанием для безусловной отмены судебного постановления, не установлено.

С учетом изложенного принятое по делу решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Новоусманского районного суда Воронежской области от 12 марта 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ФИО1 без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи коллегии