Апелляционное определение № 33-14900/2014 от 02.10.2014 Санкт-Петербургского городского суда (Город Санкт-Петербург)

 Санкт-Петербургский городской суд

 Рег. №: 33-14900/2014    Судья: Ларченко О.С.

 А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 г. Санкт — Петербург    «02» октября 2014 года

 Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

     председательствующего

  Осининой Н.А.

   судей

  Пошурковой Е.В., Цыганковой В.А.

      при секретаре

  Кучинской А.В.

 рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Козлова А. А. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июня 2014 года по гражданскому делу №2-3897/2014 по иску Козлова А. А. к Авиакомпании «Дойче Люфтганза АГ» о взыскании денежных средств, возмещении морального вреда.

 Заслушав доклад судьи Осининой Н.А., объяснения Козлова А.А. и его представителя Аксаментова О.И., поддержавших доводы жалобы, представителя Авиакомпании «Дойче Люфтганза АГ» Олсона Т.Д., полагавшего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 УСТАНОВИЛА:

 Истец обратился в суд с иском к Авиакомпании «Дойче Люфтганза АГ» и просил взыскать с ответчика полную стоимость билетов в размере &lt,…&gt,, а также компенсировать причиненный моральный вред в сумме &lt,…&gt,.

 В обоснование заявленных требований истец указал, что с помощью системы бронирования на сайте третьего лица приобрел два электронных билета на имя Козлова А.А. и П. на воздушную перевозку авиакомпанией «Дойче Люфтганза АГ» по маршруту: &lt,адрес&gt, с первоначальным вылетом &lt,дата&gt, из Санкт-Петербурга. &lt,дата&gt, в посадке на рейс пассажирам было отказано в связи с отсутствием у них Шенгенской визы, необходимой для пересадки и следованию по территории Германии (Мюнхен-Франкфурт). В момент приобретения билетов о каких-либо особых условиях перевозки или применяемых тарифах, содержании текста билетов, перевод текста переданных документов он письменно на русском языке не уведомлялся, правила перевозок и услуг, применяемых ответчиком, в виде отдельного документа или условия таких правил на русском языке, а также о необходимости наличия Шенгенских виз при покупке билетов истцу предоставлена не была. В результате отказа в посадке на рейс истец был вынужден приобрести билеты на прямой рейс иной авиакомпании до Мехико.

 Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июня 2014 года в удовлетворении исковых требований истца отказано.

 В апелляционной жалобе Козлов А.А. просит решение суда отменить, полагая его незаконным и необоснованным.

 Судебная коллегия, выслушав объяснения участников процесса, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, не усматривает оснований для отмены решения суда.

 Из материалов дела следует, что истец на сайте туристического агентства «One Two Trip» приобрел два электронных билета на имя Козлова А.А. и П. на воздушную перевозку авиакомпанией «Дойче Люфтганза АГ» по маршруту &lt,адрес&gt, с первоначальным вылетом &lt,дата&gt, (л.д. 10-13), уплатив в общей сумме &lt,…&gt, ( л.д. 14-15).

 &lt,дата&gt, в посадке на рейс пассажирам Козлову А.А. и П. было отказано в связи с не предъявлением ими Шенгенской визы ( л.д. 18-19).

 В соответствии со ст. 1186 ГК РФ право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц, в том числе случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, Гражданского Кодекса, других законов обычаев, признаваемых в Российской Федерации. Если в соответствии с п. 1 ст. 1186 ГК РФ невозможно определить право, подлежащее применению, применяется право страны, с которой гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементом, наиболее тесно связано.

 В силу положений ст. 1190 ГК РФ любая отсылка к иностранному праву в соответствии с правилами настоящего раздела должна рассматриваться как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву соответствующей страны, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 1190 ГК РФ. Обратная отсылка иностранного права может приниматься в случаях отсылки к российскому праву, определяющему правовое положение физического лица.

 На основании ст. 1211 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан. Правом страны, с которой договор наиболее тесно связан, считается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, право страны, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся, в частности перевозчиком — в договоре перевозки.

 Согласно п. 1 ст. 1212 ГК РФ выбор права, подлежащего применению к договору, стороной которого является физическое лицо, использующее, приобретающее или заказывающее либо имеющее намерение использовать, приобрести или заказать движимые вещи (работы, услуги) для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, не может повлечь за собой лишение такого физического лица (потребителя) защиты его прав, предоставляемой императивными нормами права страны места жительства потребителя, если имело место хотя бы одно из следующих обстоятельств:

 заключению договора предшествовала в этой стране оферта, адресованная потребителю, и реклама и потребитель совершил в этой же стране действия, необходимые для заключения договора, контрагент потребителя или представитель контрагента получил заказ потребителя в этой стране,

 заказ на приобретение движимых вещей, выполнение работ или оказание услуг сделан потребителем в другой стране, посещение которой было инициировано контрагентом потребителя в целях побуждения потребителя к заключению договора.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

 В силу п. 1 ч. 3 ст. 1212 ГК РФ право, подлежащее применению к договору с участием потребителя, правила, установленные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не применяются к договору перевозки.

 Согласно ст. 2 Закона «О защите прав потребителей» если международным договором Российской Федерации установлены иные правила о защите прав потребителей, чем те, которые предусмотрены настоящим Законом, применяются правила международного договора.

 Судом установлено, что истцом с авиакомпанией «Дойче Люфтганза АГ», являющейся перевозчиком, был заключен договор воздушной перевозки.

 Акционерное общество «Дойче Люфтганза АГ», зарегистрировано в г. Кельне Германия, является назначенным немецким авиапредприятием, осуществляющим международную воздушную перевозку пассажиров и багажа между РФ и ФРГ на основании Соглашения между Правительством СССР и Правительством ФРГ о воздушном сообщении от 11 ноября 1971 года.

 На основании указанных правовых норм, суд первой инстанции пришел к выводу, что при рассмотрении настоящего дела подлежат применению нормы материального права иностранного государства — Федеративной Республики Германия и нормы международного права, являющиеся неотъемлемой частью правовой системы Германии, в том числе, положения Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок, совершенная в Монреале 28 мая 1999 года.

 Указанные выше выводы суда являются законными и обоснованными.

 Согласно ст.20 Монреальской Конвенции от 28.05.1999 года, перевозчик полностью или частично освобождается от ответственности перед требующим возмещения лицом в той мере, в какой небрежность, неправильное действие или бездействие причинили вред или способствовали его причинению, если докажет, что вред был причинен или его причинению способствовали небрежность, неправильное действие или бездействие лица, требующего возмещения.

 Судом установлено, что истец приобрел два билета на свое имя и на имя П. по маршруту &lt,адрес&gt,

 В силу п.1 ст.63 Закона ФРГ «О пребывании, трудовой деятельности и интеграции иностранных лиц на территории ФРГ» перевозчик имеет право ввозить иностранных лиц на территорию ФРГ только в случае наличия у них надлежащим образом оформленных паспортов и иных документов, дающих право въезда и пребывания на территории ФРГ.

 Также в указанном Законе предусмотрена материальная ответственность перевозчика в случае ввоза им на территорию ФРГ иностранного лица без надлежащим образом оформленных документов.

 Разрешая спор, суд исходил из того, что государство ФРГ является участником шенгенского соглашения, для въезда на территорию которого для граждан РФ необходимо наличие шенгенской визы. При этом рейс Франкфурт-Мюнхен находится в пределах государства ФРГ, является внутренним рейсом, связанным с выходом пассажиров из транзитной зоны, что требует от граждан, которые покидают транзитную зону и пересекают государственную границу ФРГ, наличия шенгенской визы. В то же время истец не оспаривал, что шенгенской визы ни он, ни пассажир П. не имели.

 В соответствии с п.13.1.1 Общих условий перевозки (пассажиров и багажа), утв. Авиакомпанией Дойче Люфтганза ОГ в ноябре 2012 года, являющихся неотъемлемой частью договора воздушной перевозки, пассажир обязан под его собственную ответственность получить проездные документы и визы, необходимые для его поездки, и следовать всем предписаниям государств, через которые или в которые или из которых осуществляется перевозка.

 Согласно п.13.1.2. Общих условий авиакомпания не несет ответственности за последствия, которые возникли для пассажира в результате того, что не были получены необходимые документы или не были соблюдены предписания или указания, о которых идет речь.

 В соответствии с п.7.1.7. Общих условий, перевозчик вправе отказать в выполнении перевозки, если пассажир не имеет надлежащих проездных документов, и при этом хочет въехать в страну, в которой он имеет право находиться только транзитом или для въезда в которую у него нет надлежащих документов.

 Согласно положениям п. 3.1.3 Общих условий Возврат билетов, оформленных по льготным и специальным тарифам, может быть ограничен. Возможность возврата определяется условиями соответствующего тарифа. При этом положениями п. 3.1.4 Общих условий определена возможность возврата части оплаченной стоимости такого билета, если невозможность отправления в путешествие вызвана обстоятельствами непреодолимой силы (форс-мажор), о наличии которых своевременно сообщено перевозчику и представлены соответствующие документы.

 Разрешая заявленный спор, суд первой инстанции подробно проанализировал представленные доказательства в совокупности, оценил их в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, и признал установленным, что поскольку ответчик не нарушил норм права ФРГ и международные нормы, регулирующие спорные правоотношения, отказ от перевозки обусловлен ненадлежащими действиями истца по получению необходимых документов, при этом приобретенный на определенных условиях истцом билет не предполагает возврата всей уплаченной суммы при неиспользовании маршрута перевозки, оснований для взыскания с ответчика причиненных истцу убытков и компенсации морального вреда не имеется. При этом суд исходил из того, что поскольку приобретенные истцом билеты предполагали проезд пассажиров Козлова А.А. и П. по определенному маршруту, требующему наличие шенгенской визы, в то же время истцом не оспаривалось отсутствие у него и пассажира П. шенгенской визы, при этом истец имел возможность ознакомиться с условиями и правилами действующего тарифа по перевозке, так как вся необходимая информация компании-перевозчика, включая условия перевозки, размещена в открытом доступе, суд пришел к обоснованному выводу о том, что оснований для удовлетворения требований не имеется.

 В апелляционной жалобе Козлов А.А. ссылается на то, что суд первой инстанции при разрешении спора необоснованно применил положения Монреальской конвенции, полагая, что ее положения подлежат применению только в случае осуществления международной перевозки пассажира, в данном же случае ответчик к исполнению обязанности по перевозке пассажиров не приступил.

 Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда по данному доводу жалобы, поскольку спор вытекает из заключенного истцом с ответчиком договор международной воздушной перевозки рейсом авиакомпании «Дойче Люфтганза АГ» и суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что при рассмотрении настоящего дела подлежат применению нормы материального права иностранного государства — Федеративной Республики Германия и нормы международного права, в том числе, положения Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок, совершенная в Монреале 28 мая 1999 года. Таким образом, указанный довод апелляционной жалобы не основан на нормах закона.

 В апелляционной жалобе истец указывает на то, что суд неправомерно сослался на Резолюцию №737 ИАТА «О возврате провозной платы», в соответствии с которой отказ пассажира от перевозки не является обязательным основанием для возврата стоимости билета, ссылаясь на то, что ИАТА является международной неправительственной организацией, в связи с чем, указанная Резолюция не является нормативным документом.

 Судебная коллегия полагает данный довод несостоятельным, поскольку авиакомпания «Дойче Люфтганза АГ» является действительным членом ИАТА ( Международной Ассоциации Авиаперевозчиков), в связи с чем, резолюции ИАТА являются обязательными для исполнения ответчиком.

 В апелляционной жалобы истец ссылается на то, что граждане РФ не относятся к гражданам, которые в соответствии с ч. 1 ст. 3 Регламента (ЕС) № 810/2009 Европейского Парламента и Совета от 13.07.2009 года должны иметь визу для транзита через аэропорты при расположенных на территории государств-членов, в связи с чем, ответчик неправомерно отказал в посадке на рейс ввиду отсутствия у истца и пассажира П. шенгенских виз.

 Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда по данному доводу жалобы, поскольку он основан на неправильном толковании норма материального права.

 Так, в соответствии с п.1 ст.63 Закона ФРГ «О пребывании, трудовой деятельности и интеграции иностранных лиц на территории ФРГ» перевозчик имеет право ввозить иностранных лиц на территорию ФРГ только в случае наличия у них надлежащим образом оформленных паспортов и иных документов, дающих право въезда и пребывания на территории ФРГ.

 Как указывалось выше, ФРГ является участником шенгенского соглашения, для въезда на территорию которого для граждан РФ необходимо наличие шенгенской визы.

 Как следует из материалов дела сотрудники авиакомпании «Дойче Люфтганза АГ», которые проверяют въездные документы иностранных граждан, в том числе и граждан РФ, при исполнении этих обязанностей действуют в качестве представителей исполнительной власти ФРГ при определении факта соответствия въездных документов требованиям исполнительной власти ФРГ.

 Как указывалось выше, ФРГ является участником шенгенского соглашения, для въезда на территорию которого для граждан РФ необходимо наличие шенгенской визы, в связи с чем, ответчиком правомерно было заявлено о необходимости оформления виз в соответствии с требованиями законодательства ФРГ и действия сотрудников авиакомпании по недопущению пассажиров с ненадлежащими документами к авиаперевозке законны и основаны на предотвращении нарушения законодательства ФРГ и возникновения ответственности авиакомпании.

 Довод апелляционной жалобы о том, что согласно Регламенту ЕС №810/2009 от 13.07.2009 года о Кодексе Сообщества о визах, транзитная виза должна оформляться гражданами, перечисленных в Кодексе третьих стран, в число которых не входит Россия, не может явиться основанием для отмены состоявшегося решения, поскольку такое положение действительно, если пассажир — гражданин России, совершает внутри страны одну пересадку на территории одной из стран — участниц Шенгенского соглашения. Вместе с тем, истец выбрал и приобрел билеты по маршруту полета с двумя пересадками внутри Германии, для чего ему необходимо было покинуть транзитную зону аэропорта в г. Мюнхен и вылететь из внутренней зоны аэропорта в г. Франкфурт.

 В апелляционной жалобе истец ссылается на то, что в соответствии с п. «м» ч.1 ст.3 Директивы Европейского Совета № 93/13 ЕЕС от 05.04.1993 года о несправедливых условиях в потребительских договорах условие договора, которое не обсуждалось индивидуально, должно рассматриваться в качестве несправедливого, если в нарушение требования добросовестности оно вызывает значительное несоответствие в правах и обязанностях сторон, вытекающих из договора, в ущерб потребителю. Вместе с тем, до настоящего времени информации о необходимости получения или наличия при себе транзитной визы при бронировании билетов по аналогичному маршруту следования истца на сайте агента ответчика не имеется, что свидетельствует, по мнению истца, о заинтересованности ответчика в незаконном присвоении денежных средств.

 Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения суда по данному доводу жалобы, учитывая, что истец заключил договор купли-продажи авиабилетов рейсами авиакомпании «Дойче Люфтганза АГ» путем их бронирования и приобретения на сайте агентства «One TwoTrip». Как следует из материалов дела, при бронировании авиабилетов на сайте агентства приводится информация о тарифе и правилах его применения, в том числе в случае возврата, отмены либо внесении изменений. Данное обстоятельство подтверждено в частности распечатками соответствующих страниц сайта, представленными в материалы дела (л.д.158-159), при этом правила перевозки пассажиров и багажа также размещены на сайте ответчика, что не оспорено истцом в ходе судебного разбирательства, что свидетельствует о доведении до покупателя информации о правилах бронирования билетов. При этом истец избрал при приобретении билетов специальный тариф, который включает в себя ограничения в отношении внесения изменений и аннулировании брони, при этом билет по избранному маршруту следования должен быть полностью использован и порядок забронированных в нем полетов не может быть нарушен.

 В соответствии с п.3.3.1 Общих условий перевозки (пассажиров и багажа), утв. Авиакомпанией Дойче Люфтганза ОГ в ноябре 2012 года, в случае применения тарифа, предусматривающего соблюдение порядка следования полетов согласно указанному маршруту, если предыдущий полет не был совершен или совершен с нарушением порядка следования полетов цена для оплаты данного полета взимается согласно фактическому маршруту на момент бронирования. При неявке пассажиров на первоначальный отрезок маршрута по выбранному тарифу все участки маршрута аннулируются (л.д. 181 -206).

 В суде апелляционной инстанции истцовой стороной не оспаривалось, что ответчиком были предложены к возврату суммы неиспользованных налогов и сборов в общем размере &lt,…&gt,, однако, как следует из пояснений истцовой стороны, от предоставления реквизитов для перечисления указанных денежных средств в целях получения указанной суммы истец уклонился, поскольку истцовая сторона не заинтересована в возмещении лишь части суммы, затраченной на приобретение билетов на имя истца и П.

 Поскольку в ходе разбирательства судом первой инстанции установлено, что истец в полном объеме имел возможность ознакомиться с информацией об условиях реализованного ему тарифе и соответствующих правилах, размещенной в открытом доступе на сайте авиакомпании-перевозчика, учитывая, что истцу и П. было отказано в посадке на рейс вследствие отсутствия у них Шенгенской визы, которая необходима в случае более чем одной пересади в странах Европейского Союза, при этом обязанность по оформлению документов и виз, необходимых для поездки, не возложена на ответчика, действия ответчика носили правомерный характер, вытекающий из обязанности контролировать наличие необходимых для въезда в соответствующую страну документов, вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных исковых требований о взыскании полной стоимости билетов следует признать правильным.

 Судебная коллегия также полагает, что вывод суда первой инстанции о том, что требования истца о компенсации морального вреда удовлетворению не подлежат обоснованным.

 Положения Закона РФ «О защите прав потребителей» о компенсации морального вреда не применяются к спорному правоотношению в силу ст. 1186, 1202, 1211 и 1212 ГК РФ, из которых следует, что к спорному правоотношению применяется право страны перевозчика.

 В соответствии со ст. 29 Монреальской Конвенции при перевозке пассажира и багажа любой иск об ответственности, независимо от его основания может быть предъявлен лишь в соответствии с условиями и такими пределами ответственности, которые предусмотрены настоящей Конвенцией. При любом таком иске выплаты, не относящиеся к компенсации фактического вреда, не подлежат взысканию.

 Согласно ст. 1187 ГК РФ, при толковании юридического понятия «Фактический ущерб» суд понимает материальный ущерб (имущественно-стоимостной) ущерб, а не моральный вред.

 Таким образом, в данном случае применению подлежит законодательство страны перевозчика, что напрямую предусмотрено нормами ГК РФ о подлежащем применению праве, содержащем, в свою очередь, нормы не позволяющие удовлетворить заявленные требования истца в этой части.

 Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы по существу рассмотренного спора не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

 Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

 О П Р Е Д Е Л И Л А :

 Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 11 июня 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Козлова А. А. – без удовлетворения.

 Председательствующий:

 Судьи: