Апелляционное определение № 33-1813 от 01.10.2018 Костромского областного суда (Костромская область)

Судья Праздникова О.А. Дело № 33-1813

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

«01» октября 2018 года

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда в составе:

председательствующего Веремьевой И.Ю.,

судей Лепиной Л.Л., Ворониной М.В.,

при секретаре Дерябиной Е.С.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе директора Костромского регионального филиала АО «Россельхозбанк» Шалаева Д.С. на решение Мантуровского районного суда Костромской области от 14 июня 2018 года, которым иск АО «Россельхозбанк» Костромской региональный филиал к Евдокимову М.В. о взыскании задолженности по кредитному договору удовлетворены частично. С Евдокимова М.В. в пользу АО «Россельхозбанк» Костромской региональный филиал взыскана в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества после смерти Евдокимовой Г.В. задолженность по соглашению от 09 сентября 2015 года в сумме 15,58 руб. В остальной части иска отказано.

Заслушав доклад судьи Ворониной М.В., выслушав объяснения представителя АО «Россельхозбанк» Яковлевой И. Е., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

АО «Россельхозбанк» в лице Костромского регионального филиала обратилось в суд с иском к наследственному имуществу умершей Евдокимовой Г.В., муниципальному образованию городской округ город Мантурово в лице администрации г. Мантурово, Российской Федерации в лице Территориального управления Федерального Агентства по управлению государственным имуществом в Костромской области о взыскании задолженности по кредитному договору. Требования мотивированы тем, что 09 сентября 2015 года между банком и Евдокимовой Г.В. было заключено соглашение , в соответствии с которым последней был предоставлен кредит на неотложные нужды в размере 90 500 руб. под 20 % годовых со сроком возврата до 09 сентября 2019 года. С декабря 2015 года у заемщика возникла просроченная задолженность по основному долгу и процентам по основному долгу. Просили взыскать с ответчиков за счет наследственного имущества умершей Евдокимовой Г.В. в пользу банка кредитную задолженность в сумме 117 839,49 руб., из которых 84843,74 руб. — просроченный основной долг, 32 995,75 руб.- проценты по основному долгу, а также государственную пошлину в размере 3556,79 руб.

Судом к участию в деле в качестве соответчиков привлечены наследники Евдокимовой Г.В. — Евдокимов М.В. и Евдокимов В.Н., а также произведена замена ненадлежащего ответчика – РФ в лице территориального управления Федерального Агентства по управлению государственным имуществом в Костромской области на надлежащего — МТУ Росимущество по Владимирской, Ивановской, Костромской, Ярославской областям.

В дальнейшем истец отказался от иска к Евдокимову В.Н., муниципальному образованию г. Мантурово в лицей администрации г. Мантурово, МТУ Росимущество по Владимирской, Ивановской, Костромской, Ярославской областях, предъявив его только к Евдокимову М.В., в котором просил взыскать с него в пределах стоимости перешедшего наследственного имущества умершей Евдокимовой Г.В. задолженность по кредиту в размере 117 839,49 руб., а также проценты за пользование кредитными средствами по ставке 20 % годовых, начисляемых ежемесячно на остаток задолженности по основному долгу, за период с 22 ноября 2017 года по дату фактического возврата суммы кредита, а также сумму государственной пошлины в размере 3556,79 руб.

Судом по делу постановлено решение, резолютивная часть которого приведена выше.

В апелляционной жалобе директор Костромского регионального филиала АО «Россельхозбанк» Шалаев Д.С. просит решение суда отменить, заявленные банком требования удовлетворить в полном объёме, а также взыскать с Евдокимова М.В. расходы по оплате госпошлины за подачу апелляционной жалобы в сумме 3000 руб. Указывает, что ответчиком после смерти Евдокимовой Г.В. была унаследована квартира по адресу: &lt,адрес&gt,, которая хоть и была признана непригодной для проживания, но фактически существовала и использовалась для проживания наследником. Кроме того, дом, расположенный по адресу: &lt,адрес&gt, был включен в региональную адресную программу по переселению граждан из аварийного жилищного фонда, поэтому за собственником жилого помещения сохранялось право требования либо выплаты покупной цены за изымаемое жилое помещение, либо предоставление другого жилого помещения. Соответственно, после смерти Евдокимовой Г.В. данное право перешло к Евдокимову М.В., который взамен данной квартиры получил жилое помещение пригодное для проживания на основании договора мены, а потому рыночная стоимость квартиры по адресу: &lt,адрес&gt, должна определяться исходя из стоимости жилого помещения, полученного ответчиком взамен аварийного. Также полагает, что имелась возможность оценить и саму аварийную квартиру по адресу: &lt,адрес&gt,. Тот факт, что эксперт Асташенков С.В. не смог дать заключение о рыночной стоимости этой квартиры, по его мнению, не говорит о том, что аварийная квартира на момент открытия наследства не имела никакой стоимости. Также выражает несогласие с выводом суда относительно того, что на момент открытия наследства в качестве рыночной стоимости наследуемого жилого помещения, признанного аварийным, не может быть принята его кадастровая стоимость по состоянию на 21 апреля 2017 года. Отмечает, что в случае оформления Евдокимовым М.В. права на наследство через нотариуса, для расчета размера госпошлины на наследство также потребовалась бы оценка стоимости квартиры, а ввиду невозможности определить рыночную стоимость квартиры на момент открытия наследства, нотариус установил бы стоимость квартиры по её кадастровой стоимости. Также не согласен с решением суда в части отказа во взыскании с ответчика государственной пошлины в пользу банка. Считает, что поскольку требования банка были частично удовлетворены, госпошлина должна была быть взыскана пропорционально взысканной судом сумме в размере 0,47 коп. Ссылается и на то, что в решении не указано в погашение какого требования банка взыскана сумма в размере 15,58 руб.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В возражениях Евдокимов М.В. просит решение суда оставить без изменений, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель АО «Россельхозбанк» Яковлева И. Е. поддержала жалобу по изложенным в ней основаниям.

На основании ч.3 ст.167 ГПК РФ судебная коллегия рассмотрела дело в отсутствие Евдокимова М.В., надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания.

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе, в соответствии со ст. 327.1 ГПК РФ, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены судебного решения.

Как следует из материалов дела и установлено судом, 09 сентября 2015 года между АО «Россельхозбанк» в лице управляющего дополнительным офисом № 3349/51/04 г. Мантурово Костромского регионального филиала и Евдокимовой Г.В. заключено соглашение , в соответствии с которым кредитор предоставил заемщику денежные средства в сумме 90 500 руб. под 20 % годовых на неотложные нужды со сроком возврата до 09 сентября 2019 года.

Банк свои обязательства по договору исполнил, перечислив на счет Евдокимовой Г.В. кредитные денежные средства.

Согласно выписке по счету последний платеж Евдокимовой Г.В. произведен 10 декабря 2015 года и на 21 ноября 2017 года сумма задолженности составила 117839,49 руб., в том числе 84843,74 руб. – просроченный основной долг, 32995,75 руб. – проценты по основному долгу.

ДД.ММ.ГГГГ Евдокимова Г.В. умерла и ее единственным наследником является сын – Евдокимов М.В., к которому банк и предъявил настоящий иск о взыскании вышеуказанной задолженности по договору.

Разрешая спор, суд исходил из того, что Евдокимов М.В., фактически принявший наследство после умершей Евдокимовой Г.В., несет ответственность по её долгам перед банком в пределах стоимости всего причитающегося наследственного имущества.

Однако установив, что в состав наследственного имущества входит лишь денежная сумма в размере 15,58 руб., находящаяся на двух счетах в &lt,данные изъяты&gt,, пришел к выводу о удовлетворении заявленных требований в пределах данной суммы.

Оснований не согласиться с указанными выводами суда не имеется.

В силу абз. 2 п. 1 ст. 1175 Гражданского кодекса РФ каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

В соответствии с пунктами 59, 60 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 года N 9 О судебной практике по делам о наследовании ответственность по долгам наследодателя несут все принявшие наследство наследники независимо от основания наследования и способа принятия наследства. При отсутствии или недостаточности наследственного имущества требования кредиторов по обязательствам наследодателя не подлежат удовлетворению за счет имущества наследников и обязательства по долгам наследодателя прекращаются невозможностью исполнения полностью или в недостающей части наследственного имущества (пункт 1 статьи 416 Гражданского кодекса РФ). Стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Из положений приведенных норм материального права и разъяснений указанного Пленума Верховного Суда РФ, применительно к данному спору следует, что неисполненные обязательства заемщика по кредитному договору в порядке универсального правопреемства в неизменном виде переходят в порядке наследования к наследникам, принявшим наследство, которые и обязаны отвечать перед кредитором по обязательствам умершего заемщика в пределах стоимости перешедшего к ним имущества.

Следовательно, обращаясь в суд с требованием о взыскании указанной задолженности, истец, в целях установления предела ответственности ответчика, должен был, в смысле приведенных норм материального права в их нормативном единстве с частью 1 статьи 56 ГПК Российской Федерации, представить доказательства, подтверждающие рыночную стоимость перешедшего к последнему наследственного имущества.

Как видно по делу, на момент смерти Евдокимовой Г.В. ей принадлежало следующее имущество:

— денежная сумма в размере 15,58 руб., находящаяся на двух счетах в &lt,данные изъяты&gt,,

— трехкомнатная квартира в двухквартирном жилом доме по адресу: &lt,адрес&gt,, находящаяся в совместной собственности Евдокимовой Г.В., Евдокимовым В.Н., Евдокимовым М.В.,

— однокомнатная квартира в четырехквартирном доме по адресу: &lt,адрес&gt,.

При этом трехкомнатная квартира по адресу: &lt,адрес&gt, в которой проживала Евдокимова Г.В., 19 декабря 2015 года была уничтожена пожаром, что не оспаривалось истцом.

В связи с чем, по мнению истца, в состав наследственного имущества подлежали включению лишь денежные вклады и однокомнатная квартира по адресу: &lt,адрес&gt,.

Однако суд первой инстанции установив, что принятая Евдокимовым М.В. в порядке наследования квартира по адресу: &lt,адрес&gt, находилась в доме, который на момент открытия наследства был признан аварийным и подлежащим сносу и который фактически полностью разрушен, и установить её рыночную стоимость не предоставляется возможным, пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска за счет данной квартиры.

Данный вывод суда является верным.

Так, из материалов дела следует, что на основании акта обследования и заключения межведомственной комиссии от 12 ноября 2008 года деревянный дом по ул. &lt,адрес&gt, признан аварийным, непригодным для проживания и подлежащим сносу.

При этом в акте обследования указано, что дом 1905 года постройки и уже на 2008 год имел 70% износа. Бутовый ленточный фундамент имеет глубокую осадку, наружные бревенчатые стены поражены гнилью, деформированы, кровля протекает в нескольких местах, чердачное перекрытие имеет глубокие трещины, оконные проемы сгнили. Жилые помещения не обеспечены инженерными системами, хозяйственно питьевым и горячим водоснабжением, водоотведением и отоплением.

Постановлением главы муниципального образования городской округ город Мантурово от 30 декабря 2008 года утвержден перечень многоквартирных домов, признанных аварийными и подлежащими сносу в связи с физическим износом в процессе их использования, в который вошел и дом по ул. &lt,адрес&gt,.

Распоряжением администрации городского округа город Мантурово от 13 марта 2015 года признан необходимым снос вышеуказанного многоквартирного дома и согласно выписки из утвержденного главой администрации городского округа город Мантурово плана сноса аварийных домов, расселяемых в рамках региональной адресной программы «Переселение граждан из аварийного жилищного фонда на территории Костромской области на 2013-2017 годы» от 16 марта 2018 года дом подлежал сносу во 2 квартале 2018 года.

Однако из сообщения администрации городского округа город Мантурово от 15 марта 2018 года следует, что фактически дом по ул. &lt,адрес&gt, администрацией не сносился, поскольку самостоятельно разрушился еще в 2017 году, обвалившись ввиду ветхости.

Кроме того, 19 марта 2018 года ответчиком в дело были представлены фотографии земельного участка, на котором находился дом, согласно которым видно, что дома, как такового не существует, имеются лишь обвалившиеся остатки.

Между тем представитель банка настаивал на определении рыночной стоимости данной квартиры на момент открытия наследства, т.е. на ДД.ММ.ГГГГ, в связи с чем определением Мантуровского районного суда Костромской области от 25 апреля 2018 года по делу была назначена судебная экспертиза по оценке рыночной стоимости квартиры ИП Асташенкову С.В.

Но эксперт сообщил о невозможности дачи заключения, сославшись на то, что установить рыночную стоимость объекта экспертизы не представляется возможным, поскольку квартира на эту дату не являлась жилым помещением и не может оцениваться по критериям, определенным для жилого помещения в порядке, установленном федеральными стандартами оценки.

Указанное заключение не было опровергнуто истцом. Ходатайство о назначении по делу повторной экспертизы заявлено не было.

Таким образом, при установленных выше обстоятельствах, отсутствии доказательств, подтверждающих рыночную стоимость перешедшего к ответчику наследственного имущества, вывод суда об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований АО «Россельхозбанк» за счет данной квартиры является правильным.

Доводы апелляционной жалобы о возможном установлении рыночной стоимости объекта недвижимости в соответствии с его кадастровой стоимостью, не могут быть признаны состоятельными, поскольку как верно указано судом, кадастровая стоимость квартиры, перешедшей к Евдокимову М.В. в порядке наследования, установлена не на дату открытия наследства( ДД.ММ.ГГГГ), а на иную дату (ДД.ММ.ГГГГ).

Кроме того, истцом не опровергнуто, что на дату открытия наследства дом фактически был разрушен.

Более того, в ходе рассмотрения дела судом апелляционной инстанции представитель банка пояснила, что сотрудники банка выезжали для осмотра дома, в ходе которого установили, что он действительно полностью разрушен.

Доводы жалобы о том, что рыночная стоимость аварийной квартиры, перешедшей к наследнику, должна определяться исходя из стоимости жилого помещения, полученного ответчиком взамен аварийной, не могут повлечь отмену принятого по делу судебного акта, поскольку как уже было отмечено выше, определению подлежит именно рыночная стоимость наследуемого имущества.

Приобретенная же ответчиком квартира взамен аварийной предметом наследуемого имущества не является, данная квартира была получена в собственность Евдокимовым М.В. в порядке реализации им своего права в рамках правоотношений, возникших между ответчиком и администрацией городского округа г. Мантурово по предоставлению жилого помещения взамен аварийного, а не в порядке наследования, в связи с чем фактически она не может быть предметом оценки в рамках рассмотрения настоящего дела.

При таких обстоятельствах решение суда в указанной части является законным и обоснованным.

Ссылки в жалобе на то, что судом в решении не указано в погашение какого из требований банка взыскана сумма в размере 15,58 руб. не могут повлечь изменения решения, поскольку как следует из резолютивной части решения данная сумма взыскана в счет погашения кредитной задолженности по соглашению от 09 сентября 2015 года и банк, в свою очередь, может самостоятельно распределить данную сумму в порядке, определенном условиями кредитного договора.

Не являются основанием для изменения решения суда и доводы жалобы о незаконности решения суда в части отказа во взыскании госпошлины с удовлетворенных судом требований в сумме 15,58 руб.

В силу ст. 13 НК РФ государственная пошлина относится к федеральным налогам и сборам.

Согласно п. 6 ст. 52 НК РФ сумма налога исчисляется в полных рублях. Сумма налога менее 50 копеек отбрасывается, а сумма налога 50 копеек и более округляется до полного рубля.

При этом в п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 11 июля 2014 года N 46 О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах указано, что применительно к пункту 6 статьи 52 НК РФ сумма государственной пошлины исчисляется в полных рублях: сумма менее 50 копеек отбрасывается, а сумма 50 копеек и более округляется до полного рубля.

Иных доводов, оспаривающих выводы суда первой инстанции, апелляционная жалоба не содержит.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения, а апелляционная жалоба истца – отклонению.

Руководствуясь статьёй 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Мантуровского районного суда Костромской области от 14 июня 2018 года оставить без изменения, апелляционную жалобу директора Костромского регионального филиала АО «Россельхозбанк» Шалаева Д.С. — без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: