Апелляционное определение № 33-2061/19 от 19.03.2019 Белгородского областного суда (Белгородская область)

БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

33-2061/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Белгород 19 марта 2019 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Нерубенко Т.В.

судей Фурмановой Л.Г., Харебиной Г.А.

при секретаре Редкозубовой Д.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Лиферовой Юлии Алексеевны, Буренко Татьяны Геннадьевны, Кайдаловой Валентины Ивановны, Калмыковой Елены Геннадьевны, Сыромятниковой Любови Михайловны к ЗАО «Фармамед», Морозову Алексею Сергеевичу о взыскании задолженности по договорам займа и процентов

по апелляционной жалобе Морозова Алексея Сергеевича на решение Октябрьского районного суда города Белгорода от 9 октября 2018 года.

Заслушав доклад судьи Нерубенко Т.В., объяснения представителя Морозова А.С. — Гонтаренко И.И., подержавшей доводы жалобы, Лиферовой Ю.А., Буренко Т.Г., Кайдаловой В.И., Калмыковой Е.Г., Сыромятниковой Л.М. и их представителя Рябикина А.А., просивших об оставлении решения без изменения, судебная коллегия

установила:

Согласно Уставу, утвержденному общим собранием учредителей (протокол № 1 от 25 сентября 1996 года) ЗАО «Фармамед» создано в 1996 году. Учредителями общества являлись М.В.С. и М.С.В.. После смерти М.В.С. , умершего 21 декабря 2003 года, единственным учредителем общества стал М.С.В..

7 августа 2017 года умер М.С.В. После его смерти открылось наследство на принадлежавшее ему имущество.

Сотрудники ЗАО «Фармамед» — Лиферова Ю.А., Буренко Т.Г., Кайдалова В.И., Калмыкова Е.Г., Сыромятникова Л.М. обратились в суд с иском о взыскании займа с процентами с работодателя (ЗАО «Фармамед») и наследника умершего учредителя, сославшись на то, между Обществом и ними были заключены договоры займа: с Лиферовой Ю.А. 5 апреля 2017 года на 45 000 руб., сроком возврата до 6 октября 2017 года, согласно пункту 2.3 договора в случае несвоевременного погашения задолженности заемщик выплачивает заимодавцу 0.33% от суммы долга, за каждый день просрочки, аналогичный договор заключен 13 июня 2017 года на сумму 31 000 руб. на срок до 14 декабря 2017 года, задолженность по двум договорам составляет 76 000 руб., проценты за просрочку возврата долга по договору от 5 апреля 2017 года — 40 243,50 руб., по договору от 13 июня 2017 года — 20 664,60 руб.,

с Буренко Т.Г. 29 мая 2017 года на сумму 72 380 руб. сроком до 30 ноября 2017 года с уплатой такого же размера процентов за просрочку возврата долга, в счет долга возвращено 1 380 руб., оставшийся долг составляет 71 000 руб., проценты — 50 726,15 руб.,

с Кайдаловой В.И. 20 июля 2016 года на сумму 12 000 руб. до 21 декабря 2017 года с уплатой 0.33% от суммы долга, за каждый день просрочки, 10 октября 2016 года на сумму 15 000 руб., 11 ноября 2016 года на 80 000 руб., 30 января 2017 года на 15 000 руб. со сроком возврата по этим трем договорам до 31 декабря 3017 года, 13 марта 2017 года на сумму 37 800 руб. до 14 марта 2018 года, по состоянию на 1 августа 2018 года долг составляет 145 780 руб., соответственно проценты – 9 157,50 руб., 13 970,88 руб., 1 514,04 руб., 6 410,25 руб., 48 840 руб.,

с Калмыковой Е.Г. 26 июля 2016 года на сумму 34 000 руб. сроком до 31 декабря 2017 года с уплатой за каждый день просрочки возврата долга 0.33% от суммы долга, 1 сентября 2016 года на 25 400 руб., 30 сентября 2016 года на 50 000 руб., 16 ноября 2016 года на 12 000 руб. по этим трем договором срок возврата определен до 31 декабря 2017 года, 8 декабря 2016 года на сумму 190 000 руб. до декабря 2017 года, 27 февраля 2017 года на 95 150 руб. до 28 февраля 2018 года, 27 марта 2017 года на 45 000 руб. до 28 марта 2018 года., проценты за просрочку составляют по договору от 27 февраля 2017 года 39 563,37 руб., по договору от 27 марта 2017 года — 14 553 руб., по договору от 26 июля 2016 года — 1 739,93 руб., по договору от 1 сентября 2016 года – 15 506,70 руб., по договору от 30 сентября 2016 года – 12 210 руб., по договору от 16 ноября 2016 года – 7 326 руб., по договору от 8 декабря 2016 года — 115 995 руб.,

с Сыромятниковой Л.М. 6 марта 2017 года на сумму 47 360 руб. сроком возврата до 7 сентября 2017 года, 19 июня 2017 года – 165 000 руб. до 20 декабря 2017 года, не погашен долг в размере 63 860 руб., проценты составляют по договору от 19 июня 2017 года — 10 672,20 руб., по договору от 6 марта 2017 года — 46 886,40 руб.

Договоры займа с сотрудниками Лиферовой Ю.А., Буренко Т.Г. и Сыромятникова Л.М. от имени заемщика подписаны заместителем директора ЗАО «Фармамед» — Е.Г. Калмыковой.

Договоры займа с Кайдаловой В.И. и Калмыковой Е.Г. от имени организации подписаны директором и учредителем ЗАО «Фармамед» М.С.В.

Истцы просили взыскать солидарно с ЗАО «Фармамед» и наследника учредителя и директора ЗАО «Фармамед» — Морозова А.С. возврат долга с причитающимися процентами за просрочку исполнения обязательств в пользу Лиферовой Ю.А. — 136 908,10 руб., Буренко Т.Г. — 121 726,15 руб., Кайдаловой В.И. — 225 672,67 руб., Калмыковой Е.Г. – 624 794 руб., Сыромятниковой — 121 418,60 руб.

Представитель ЗАО «Фармамед» в суд не явился, в связи со смертью учредителя и директора М.С.В. организация фактически прекратила свою деятельность.

Морозов А.С. иск не признал, считая себя ненадлежащим ответчиком. Обратился в нотариальную контору с заявлением о принятии наследства после смерти отца, однако, до настоящего времени права собственности в порядке наследования на ЗАО «Фармамед» он не приобрел ввиду отсутствия необходимых документов, подтверждающих наличие и регистрацию в установленном порядке акций указанного Общества.

Решением суда иск удовлетворен.

В апелляционной жалобе Морозов А.С. просит отменить решение суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Морозов А.С. и представитель ЗАО «Фармамед», своевременно и надлежащим образом извещенные о времени и месте слушания дела (Морозову А.С. смс-извещение доставлено 28 февраля 2019 года, направленная ЗАО «Фармамед» судебная корреспонденция возвращена в адрес суда с отметкой об истечении срока хранения) в суд апелляционной инстанции не явились, ходатайств об отложении слушания дела не заявляли. Руководствуясь статьей 167 ГПК РФ, судебная коллегия полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в жалобе, судебная коллегия признает их неубедительными.

Согласно части 1 статьи 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления. Оснований для выхода за пределы доводов, изложенных в апелляционной жалобе, у суда в этом деле не имеется.

Гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности (статья 8 ГК РФ).

На основании части 1 статьи 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

Если заимодавцем в договоре займа является гражданин, договор считается заключенным с момента передачи суммы займа или другого предмета договора заемщику или указанному им лицу.

В силу статьи 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает десять тысяч рублей, а в случае, когда займодавцем является юридическое лицо, — независимо от суммы.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Статьей 809 ГК, если иное не предусмотрено законом или договором займа, предусмотрено право заимодавца на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и порядке, определенных договором. При отсутствии иного соглашения проценты выплачиваются ежемесячно до дня возврата суммы займа.

Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (пункт 1 статьи 810 ГК РФ).

На основании статьи 307 ГК РФ в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с условиями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускается.

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условий договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (статья 431 ГК РФ).

Как установлено в судебном заседании в случае дефицита денежных средств ЗАО «Фармамед», для осуществления хозяйственной деятельности, они могли быть позаимствованы у сотрудников организации, что являлось обычной практикой, заложенной в учетную политику Общества.

В мотивировочной части решения подробно перечислены договоры займа работников Общества, выступавших займодавцами и ЗАО «Фармамед», которое по договору было заемщиком, также подробно приведены расчеты задолженности и процентов в связи с несвоевременным возвратом денежных средств.

Со всеми сотрудниками ЗАО «Фармамед» договоры займа заключены однотипные, от имени Общества подписаны заместителем директора Калмыковой Е.Г. С самой Калмыковой Е.Г. и главным бухгалтером В.И. Кайдаловой, выступавших в качестве займодавцев по договором займа, от имени Общества их подписывал директор общества М.С.В..

Вопреки утверждению в жалобе обратном, суд первой инстанции, принимая решения об удовлетворении иска, руководствовался как нормами материального права, так и представленными доказательствами.

После смерти М.С.В., единственного учредителя и директора ЗАО «Фармамед», умершего 7 августа 2017 года, 28 сентября 2017 года открыто наследственное дело № 96 нотариусом Белгородского нотариального округа Белгородской области. Наследство принял сын наследодателя — Морозов А.С. В заявлении о принятии наследства указал, что наследственное имущество состоит из гаража под № в ГСК № , расположенного &lt,адрес&gt, и денежных средств, хранящихся в подразделениях ПАО «Сбербанк России».

Нотариус довела до сведения наследника о наличии претензии кредитора от 20 сентября 2017 года № 1950/2017, предъявленной ПАО «Бинбанк».

Дочь наследодателя К.А.С. в заявлении на имя нотариуса от 18 июня 2018 года указала, что пропустила срок для принятия наследства. В фактическое управление наследственным имуществом не вступала, не возражает против получения свидетельства о праве на наследство Морозовым А.С.

Из наследственного дела № 4 от 15 января 2004 года, открытого нотариусом Белгородского нотариального округа после смерти М.В.С. , умершего 21 декабря 2003 года, единственным наследником, принявшим наследство, являлся его сын М.С.В.. Акции ЗАО «Фармамед» не входили в наследственную массу.

В соответствии с частью 2 статьи 1152 ГК РФ принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно не находилось. Не допускается принятие наследства под условием или с оговорками.

В силу разъяснений в пункте 61 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 года № 19 «О судебной практике по делам о наследовании» следует, что стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от её последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Поскольку смерть должника не влечет прекращения обязательств по заключенному им договору, наследник принявший наследство, становится должником и несет обязанности по их исполнению со дня открытия наследства. Проценты, подлежащие уплате в соответствии со статьей 395 ГК РФ взимаются за неисполнение денежного обязательства наследодателем по день открытия наследства, а после открытия наследства за неисполнение денежного обязательства наследником по смыслу пункта1 статьи 401 ГК РФ — по истечении времени, необходимого для принятия наследства. Размер задолженности, подлежащий взысканию с наследника, определяется на время вынесения решения суда.

Согласно пункту 1.5 Устава ЗАО «Фармамед» в редакции 1996 года учредителями общества являются М.С.В. и М.В.С.

После смерти М.В.С. единственным учредителем данного общества является М.С.В., принявший наследство после смерти отца.

Никаких других редакций Устава ЗАО «Фармамед» суду не представлено.

То обстоятельство, что у нотариуса никто из наследников в установленном законом порядке не оформил свои наследственные права из-за отсутствия регистрации владельцев акций ЗАО «Фармамед», как правильно указано в решении, не лишает наследника возможности в судебном порядке реализовать свои наследственные права на акции ЗАО «Фармамед».

Соответственно заимодавцы по договорам займа, где заемщиком является ЗАО «Фармамед», являются кредиторами по отношению к нему.

Согласно статьи 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно. Каждый наследник отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Приказами № 15 от 17 декабря 2014 года, № 13 от 17 декабря 2016 года, № 12 от 16.декабря 2016 года утверждены Учетная политика по бухгалтерскому и налоговому учету на 2015, 2016, 2017 годы. Учетная политика формируется главным бухгалтером и утверждается руководителем организации согласно Положению о бухгалтерском учете.

По учетной политике ЗАО «Фармамед», в случае получения займа от сотрудника, организация и учредитель несут солидарную ответственность по возврату такого займа. Если в организации на момент возврата займа сотруднику недостаточно денежных средств на счете 50 «Касса» и счете 51 «Банковские счета», учредитель организации возвращает данный заем из собственных средств путем внесения недостающей суммы в кассу (счет 50) организации или на его расчетный счет (51), оформляется заем от учредителя, после чего возвращается заем сотруднику (пункт 14.6).

Данное условие учетной политики ЗАО «Фармамед» свидетельствует о добровольном возложении учредителем и директором М.С.В. на себя солидарной ответственности за счет собственных средств, по возврату заемных денежных средств своим работникам. Указанное условие было гарантом возврата займа при любом финансовом положении Общества.

При таких обстоятельствах, как обоснованно указано в решении, у Морозова А.С. возникает солидарная ответственность по погашению долга с процентами истцам, в пределах стоимости наследственного имущества, перешедшего к нему в собственность после смерти отца.

Суд правомерно отклонил довод ответчика относительно пропуска срока для обращения в суд истцами по следующим обстоятельствам.

Как следует из Определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 марта 2005 года №59 В04-8, в силу абзаца второго пункта 2 статьи 200 ГК РФ по обязательствам, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования, течение исковой давности начинается с момента, когда у кредитора возникает право предъявить требование об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется льготный срок для исполнения такого требования, исчисление исковой давности начинается по окончании указанного срока. В договоре займа льготный срок для исполнения должником такого вида обязательства установлен пунктом 1 статьи 810 ГК РФ и составляет тридцать дней. Из содержания приведенных норм можно сделать вывод, что в обязательствах, срок исполнения которых не определен либо определен моментом востребования долга кредитором, течение срока исковой давности начинается не со времени возникновения обязательства, а с момента, когда кредитор предъявит должнику требование об исполнении обязанности. Расписки сторон вышеуказанного содержания о существенных условиях договора займа, подтверждающие получения денежных средств в долг, является необходимым и достаточным доказательством заключения договора займа.

Указание ответчика на отсутствия иных доказательств в подтверждение иска, нельзя признать основанием к отмене постановленного решения, поскольку обязанность представления доказательств, опровергающих факт заключения договора займа с конкретными займодавцами, возлагалась на ответчика.

В пункте 1 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 за 2016 год, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 13 апреля 2016 года, указано, что по смыслу статьи 408 ГК РФ наличие долговой расписки у займодавца подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заёмщика, если последним не будет доказано иное.

Надлежащего исполнения обязательства со стороны ответчика судом на момент рассмотрения спора установлено не было, тогда как обязанность доказать данные обстоятельства на основании статьи 56 ГПК РФ лежала на ответчике.

Ответчиком не представлено каких-либо возражений, а также контррасчета как взыскиваемых сумм долга, так и процентов за пользование чужими денежными средствами ни при рассмотрении дела в суде первой инстанции, ни в суде апелляционной инстанции.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют обстоятельствам дела, основаны на правильном применении к спорным правоотношениям вышеуказанных правовых норм и правильной оценке представленных доказательств в соответствии с положениями статьи 67 ГПК РФ.

Судебная коллегия считает решение суда законным и обоснованным, постановленным в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь статьями 327.1, 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Октябрьского районного суда города Белгорода от 9 октября 2018 года по делу по иску Лиферовой Юлии Алексеевны, Буренко Татьяны Геннадьевны, Кайдаловой Валентины Ивановны, Калмыковой Елены Геннадьевны, Сыромятниковой Любови Михайловны к ЗАО «Фармамед», Морозову Алексею Сергеевичу о взыскании задолженности по договорам займа и процентов оставить без изменения, апелляционную жалобу Морозова А.С. — без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи