Апелляционное определение № 33-2615/2018 от 21.02.2018 Свердловского областного суда (Свердловская область)

Судья Морозова Н.Р. Дело № 33-2615/2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Екатеринбург 21.02.2018

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе: председательствующего Седых Е.Г.,

судей Кучеровой Р.В.,

Хазиевой Е.М.,

при секретаре Нургалиевой Р.Р., рассмотрела в открытом судебном заседании в порядке апелляционного производства гражданское дело по иску Мякишева Романа Вячеславовича к Мякишевой Татьяне Вячеславовне об отстранении от наследования, по апелляционной жалобе Мякишева Романа Вячеславовича на решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 27.10.2017.

Заслушав доклад судьи Хазиевой Е.М., объяснения истца Мякишева Р.В. и его представителя Кузнецовой З.Е., ответчика Мякишевой Т.В. и ее представителя Вяткиной Н.В., судебная коллегия

установила:

Мякишев Р.В. (истец, сын наследодателя) обратился в суд с иском к Мякишевой Т.В. (ответчик, дочь наследодателя), в котором просил отстранить ответчика от наследования по закону после смерти ( / / ) их матери Мякишевой Л.И. (наследодатель). В обоснование иска указано, что при жизни матери, являвшейся инвалидом и нуждавшейся содержании и помощи, ответчик, являясь индивидуальным предпринимателем и имея доход, злостно уклонялся от выполнения лежавших на ней в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. Ответчик также не участвовал в похоронах матери, не нес соответствующие расходы. Вступившим в законную силу заочным решением мирового судьи судебного участка №3 Ленинского судебного района г. Екатеринбурга от ( / / ) на ответчика возложена обязанность по уплате алиментов в сумме 3977 руб. 50 коп. ежемесячно на содержание матери в принудительном порядке, постановлением судебного пристава-исполнителя Ленинского РОСП г. Екатеринбурга от ( / / ) возбуждено исполнительное производство, по справке от ( / / ) уплачено только 20000 руб.

В ходе судебного разбирательства ответчик иск не признал, что он ухаживал за матерью, привозил продукты и оказывал медицинскую помощь, в денежных средствах наследодатель не нуждалась. Ответчик утверждал, что иск о взыскании алиментов подавался помимо воли наследодателя, которая страдала психическим заболеванием в связи с перенесенным инсультом, данный иск фактически подан истцом, поскольку между сторонами имеются конфликтные отношения. Постановлением судебного пристава-исполнителя Ленинского РОСП г. Екатеринбурга от ( / / ) исполнительное производство окончено в связи с возвратом исполнительного документа взыскателю по его заявлению.

Решением Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 27.10.2017 исковые требования оставлены без удовлетворения.

С таким решением не согласился истец, который принес апелляционную жалобу, где поставил вопрос об отмене судебного решения. В обоснование апелляционной жалобы указано, что не согласен с выводом суда о недоказанности злостного уклонения ответчика от исполнения обязательств по содержанию матери, поскольку данный факт подтверждается вступившим в законную силу решением мирового судьи о взыскании алиментов и продолжительным периодом уклонения от его принудительного исполнения. Те обстоятельства, что исполнительный лист не был повторно предъявлен к принудительному исполнению, что должник не привлечен к административной или уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов, не означают отсутствие названного факта. Истец критически истолковал показания свидетелей, указав на фальсификацию заявлений наследодателя об отказе от принудительного взыскания алиментов и об отзыве исполнительного листа.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В суде апелляционной инстанции истец и его представитель поддержали доводы апелляционной жалобы, заявили ходатайства, которые судебной коллегий были отклонены. Истец пояснил, что заявленные в иске свидетели являются его знакомыми, не проживали в доме с наследодателем, но помогали ему и наследодателю, отсутствие их допроса в суде первой инстанции объяснил тем, что судебное заседание закончилось поздно и их не успели допросить. Представитель истца заявил о фальсификации имеющихся в деле заявления от имени наследодателя об отказе от взыскании алиментов и заявления от имени наследодателя об отзыве исполнительного листа, неподачу подобного заявления в суде первой инстанции объяснил тем, что истец своевременно не сориентировался в процессуальной ситуации. Представитель истца заявил о дополнении апелляционной жалобы доводами относительно неустановления судом первой инстанции круга юридически значимых обстоятельств, что привело к нарушению процессуальных прав истца по доказыванию, а именно: судом первой инстанции не выяснены все обстоятельства исполнения судебного решения по алиментам, не исполнены обязанности по определению предмета доказывания, сделан вывод о необходимости приговора по алиментам, при том, что судебного решения о взыскании алиментов и проверки его исполнения достаточно.

В суде апелляционной инстанции ответчик и его представитель возражали против удовлетворения апелляционной жалобы. Ответчик пояснил, что по иному делу об оспаривании договора дарения имущества наследодателя экспертиза показала, что наследодатель не мог осознавать свои действия, адвокат, который после суда первой инстанции представил истцу документы и ранее выступал в деле об алиментах, является другом самого истца.

Заслушав явившихся лиц, исследовав материалы гражданского дела, проверив оспариваемое судебное решение в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с п. 2 ст. 1117 Гражданского кодекса Российской Федерации, на который ссылается истец, по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Граждане могут быть отстранены от наследования по указанному основанию, если обязанность по содержанию наследодателя установлена решением суда о взыскании алиментов. А злостный характер уклонения в каждом случае должен определяться с учетом продолжительности и причин неуплаты соответствующих средств. Факт злостного уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя, который может быть подтвержден приговором суда об осуждении за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, решением суда об ответственности за несвоевременную уплату алиментов, справкой судебных приставов-исполнителей о задолженности по алиментам, другими доказательствами. В качестве злостного уклонения от выполнения указанных обязанностей могут признаваться не только непредоставление содержания без уважительных причин, но и сокрытие алиментнообязанным лицом действительного размера своего заработка и (или) дохода, смена им места работы или места жительства, совершение иных действий в этих же целях. Подобный подход определен в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

Отказывая в удовлетворении исковых требований одного наследника первой очереди об отстранении от наследования другого такого наследника, суд первой инстанции исходил из отсутствия достаточных и достоверных доказательств злостного уклонения последнего от уплаты алиментов на содержание наследодателя, поскольку судебное решение исполнено частично и исполнительное производство окончено в связи с отзывом исполнительного документа самим наследодателем. Кроме того, судом первой инстанции принято во внимание, что наследодатель периодически проживал у ответчика, в отношении ответчика не принято ни постановления по делу об административном правонарушении, ни приговора суда по заявленному истцом факту злостного уклонения ответчика от уплаты алиментов.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, суд первой инстанции верно определил юридически значимые обстоятельства для разрешения данной категории гражданских дел и постановил оспариваемое судебное решение при правильном применении выше процитированных законоположений. То обстоятельство, что суд первой инстанции не сформулировал для истца конкретный перечень доказательств, которые ему надлежит представить, не является процессуальным нарушением: суд первой инстанции в силу принципов состязательности и беспристрастности не вправе оказывать юридическую помощь той или иной стороне процесса.

В ходе судопроизводства в рамках гарантируемой гражданским процессуальным законодательством состязательности процесса всем лицам, участвующим в деле, предоставлены процессуальные права, позволяющие полноценно участвовать в процессе по рассматриваемому делу. Выбор способов эффективной судебной защиты своих интересов лежит на лицах, участвующих в деле, как и риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий, в частности по предоставлению доказательств (ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), по заявлению об истребовании недоступных для них доказательств (ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), по заявлению о подложности тех или иных доказательств (ст. 186 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации) и по заявлению о проведении соответствующей судебной экспертизы (ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Поскольку суд первой инстанции основывает свое решение только на тех доказательствах, которые были представлены и исследованы в судебном заседании (ч. 2 ст. 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность состоявшегося судебного решения (ст.ст. 320 и 327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то наличие исполнения сторонами спора своей процессуальной обязанности по своевременному сбору доказательств является актуальной и очевидной.

С учетом изложенного заявленные в суде апелляционной инстанции ходатайства истца о приобщении новых доказательств и связанные с ними ходатайства об истребовании дополнительных доказательств, заявление о фальсификации доказательств (заявление об отзыве исполнительного листа, заявление об отказе от взыскании алиментов) судебной коллегий отклонены. Судебная коллегия отмечает, что дополнительно представленный протокол судебного заседания по делу о признании договора дарения недействительным характеризует отношения сторон, но не наследодателя с ними. Предоставление остальных документов согласно акту приема-передачи документов от адвоката по делу об алиментах могло иметь место в суде правой инстанции, поскольку истец не был лишен возможности своевременно привлечь к защите своих интересов юриста, а также знал о наличии дела по алиментам до судебного производства по настоящему делу.

Заявление о подложности заявлений наследодателя об отказе от принудительного взыскания алиментов и об отзыве исполнительного листа по алиментам заявлено только в ходе апелляционного обжалования, материалами гражданского дела не подтверждено. Правовое значение в рассматриваемом случае имеет то обстоятельство, что согласно официальной информации службы судебных приставов решение суда о взыскании алиментов должником (ответчиком) частично исполнено, исполнительное производство окончено в связи с отзывом взыскателем исполнительного документа. Довод ответчика о неподписании данных заявлений со стороны наследодателя исследовался судом первой инстанции и ему дана надлежащая оценка с учетом принятия заявления наследодателя (взыскателя) судебным приставом-исполнителем и подтверждением личного написания заявления объяснениями свидетеля – очевидца.

Несогласие истцом с данным выводам суда первой инстанции и переоценка истцом фактических обстоятельств дела не означат наличие судебной ошибки. Совершенный судом первой инстанции вывод основан на собранных по делу доказательствах, которые оценены судом первой инстанции по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, что предусмотрено положениями ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для переоценки этих выводов суда первой инстанции по заявленным истцом в ходе апелляционного обжалования доводам судебная коллегия не находит.

Как верно указал истец в своей апелляционной жалобе, круг доказательств факта злостного уклонения от уплаты алиментов не ограничивается судебным приговором или иным постановлением о привлечении к ответственности за такое уклонение. Однако приведенное не освобождает истца от бремени доказывания данного факта. Вопреки доводам дополнений к апелляционной жалобе, суд перовой инстанции не мог ограничиться установлением наличия судебного решения о взыскании алиментов и его неполным исполнением, суд первой инстанции верно учел факт частичного исполнения названного судебного решения, непродолжительный период его неисполнения до окончания исполнительного производства. Также не может быть проигнорировано, что наследодатель периодически проживал у ответчика, а также что материалы доследственной проверки дознавателя не свидетельствуют о преступном поведении ответчика в отношении наследодателя при том, что пожилой человек не всегда может быть адекватен в своих поступках и словах в конфликтной ситуации между своими детьми.

Поскольку приведенные при обжаловании доводы истца не подтверждают существенных нарушений норм материального и норм процессуального права, повлиявших на вынесение судебного решения, то предусмотренных ч. 1 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований для отмены оспариваемого решения суда первой инстанции судебная коллегия не усматривает. Нарушений, поименованных в ч. 4 ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и являющихся безусловными основаниями для испрошенного истцом перехода к рассмотрению дела по правилам первой инстанции, судебной коллегий не установлено.

Руководствуясь ст. 327.1, п. 1 ст. 328, ст. 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Ленинского районного суда г. Екатеринбурга от 27.10.2017 оставить без изменения, апелляционную жалобу истца – без удовлетворения.

Председательствующий: Е.Г. Седых

Судьи: Р.В. Кучерова

Е.М. Хазиева