Апелляционное определение № 33-2975/19 от 08.07.2019 Верховного Суда Удмуртской Республики (Удмуртская Республика)

Судья Старкова А.С. Дело №33-2975/2019

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего судьи Константиновой М.Р.,

судей Долгополовой Ю.В., Ивановой М.А.,

при секретаре Рогалевой Н.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 08 июля 2019 года дело по иску Сафаргалина А. М., Сафаргалина Д. М. к Сафаргалиной Р. М. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, установлении факта принятия наследства, признании права собственности в порядке наследования,

по апелляционной жалобе истцов Сафаргалина А.М., Сафаргалина Д.М. на решение Сарапульского районного суда Удмуртской Республики от 20 марта 2019 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Сафаргалина А. М., Сафаргалина Д. М. к Сафаргалиной Р. М. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону от ДД.ММ.ГГГГ, выданного нотариусом нотариального округа «Сарапульский район» Собиной С.Г. ответчику Сафаргалиной Р.М., установлении факта принятия Сафаргалиным Д.М., Сафаргалиным А.М. наследства, открывшегося после смерти СММ, признании за Сафаргалиным Д.М., Сафаргалиным А.М. права собственности в порядке наследования по закону на 1/3 доли жилого дома, расположенного по адресу: &lt,адрес&gt,, земельного участка площадью 3 700 кв. м, имущественного пая находящегося в СХПК колхоз «им. Фрунзе» – отказать».

Заслушав доклад судьи Верховного суда Удмуртской Республики Константиновой М.Р., выслушав пояснения представителя истцов Сафаргалина А.М. и Сафаргалина Д.М. – адвоката Докучаевой Л.В. (ордер от ДД.ММ.ГГГГ и доверенность от ДД.ММ.ГГГГ сроком на пять лет), поддержавшей доводы жалобы, просившей решение суда отменить, изучив материалы гражданского дела, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Сафаргалин А.М., Сафаргалин Д.М. обратились в суд с иском к Сафаргалиной Р.М. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону от ДД.ММ.ГГГГ, выданного нотариусом нотариального округа «Сарапульский район» Собиной С.Г. ответчику Сафаргалиной Р.М., установлении факта принятия Сафаргалиным Д.М., Сафаргалиным А.М. наследства, открывшегося после смерти СММ, признании за Сафаргалиным Д.М., Сафаргалиным А.М. права собственности в порядке наследования по закону на 1/3 долю жилого дома по адресу: &lt,адрес&gt,, земельного участка площадью 3 700 кв. м, имущественного пая, находящегося в СХПК колхоз «им. Фрунзе».

В обосновании иска указано, что ДД.ММ.ГГГГ умерла мать истцов, ответчика и третьих лиц СММ После её смерти открылось наследство, состоящие из указанного выше жилого дома, земельного участка с кадастровым номером площадью 3 700 кв. м, находящегося по этому же адресу, и имущественного пая, находящегося в СХПК колхоз «им Фрунзе» &lt,адрес&gt, в размере 3 673 руб. Завещание СММ не составлялось. Наследниками первой очереди после ее смерти являются Сафаргалина Р.М., Ожгихина Р.М., Сафаргалин Д.М., Сафаргалин А.М. и Сафаргалин Т.М. В установленный законом срок ответчик Сафаргалина Р.М. обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства, при этом сообщила, что других наследников не имеется, Сафаргалин Т.М. отказался от принятия наследства. Сафаргалин Д.М., Сафаргалин Т.М., Ожгихина Р.М. с заявлением о принятии наследства либо об отказе от наследства в установленный законом срок к нотариусу не обратились. ДД.ММ.ГГГГСафаргалиной Р.М. выдано свидетельство о праве на наследство по закону на спорное имущество. На основании данного свидетельства ответчик зарегистрировала право собственности на жилой дом и земельный участок. Истцы Сафаргалин Д.М. и Сафаргалин А.М. фактически приняли наследство после смерти матери, в спорном доме на момент её смерти и по настоящее время проживает третье лицо Сафаргалин Т.М. с семьей. Весной и летом 2001 года истцы помогали Сафаргалину Т.М. делать ремонт дома и надворных построек, помогали обрабатывать огород, несли расходы на покупку строительных материалов, необходимых для ремонта и содержание дома, предпринимали меры для поддержания дома в надлежащем состоянии. Таким образом, истцы считают, что приняли наследство, открывшееся после смерти матери. В настоящее время истцы намерены оформить свои наследственные права на недвижимое имущество, с этой целью они обратились к нотариусу с заявлением о принятии наследства. Постановлением от ДД.ММ.ГГГГСафаргалину Д.М. и Сафаргалину А.М. отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство, в связи с тем, что пропущен срок для принятия наследства. Считают, что свидетельство о праве на наследство, выданное Сафаргалиной Р.М., подлежит признанию недействительным, поскольку выдано с нарушением закона. Считают, что истцам и ответчику принадлежит по 1/3 доле спорного имущества.

Истец Сафаргалин А.М. о времени и месте рассмотрения дела извещен надлежащим образом, в судебное заседание не явился, причины неявки не сообщил.

В судебном заседании:

— истец Сафаргалин Д.М. и представитель истцов Докучаева Л.В., действующая по доверенности, исковые требования поддержали в полном объеме, по доводам и основаниям, изложенным в иске,

— ответчик Сафаргалина Р.М. с исковыми требованиями не согласилась. Ранее в судебном заседании пояснила, что при оформлении наследства нотариус разъясняла ей и Т., о том, что дом будет разделен на две доли, после чего Т. принял решение об отказе от вступления в наследство. Примерно через год братья узнали, о том, что она вступила в наследство, после смерти матери около 6 месяцев она проживала в доме совместно с Т., братья при этом земельный участок не обрабатывали, в доме не жили. Заявила о пропуске истцами срока исковой давности, поскольку истцам было известно о смерти СММ и об открытии наследства с ДД.ММ.ГГГГ, однако с настоящими требованиями обратились только ДД.ММ.ГГГГ, т.е. по истечении срока исковой давности.

— представитель ответчика Сафаргалиной Р.М.Чухланцев С.П. суду пояснил, что истцы изначально не планировали принимать наследство, решение о том, что в наследство вступит только Сафаргалина Р.М. принято на совместном совете. Истцы обратились в суд с иском спустя 18 лет после открытия наследства, что говорит об отсутствии у них намерений вступать в наследство. Суду не представлены доказательства, подтверждающие расходы на ремонт жилого дома и обработку земельного участка. Считает, что должен быть применен срок исковой давности,

— третье лицо Сафаргалин Т.М. исковые требования поддержал, пояснил суду, что не знал, что Р. является единственным наследником после смерти матери, ему об этом стало известно только в 2018 году. Ранее в судебном заседании пояснил, что на момент смерти матери в спорном доме проживал он со своей семьей и брат А.. Официально он (Сафаргалин Т.М.) отказался от вступления в наследство, поскольку в тот период злоупотреблял спиртными напитками, Р. ввела его в заблуждение, братья фактически приняли наследство, отремонтировали дом, помогали по хозяйству, Д. помогал заготавливать сено. Братья обещали ему, что дом продаваться не будет, в настоящее время ему стало известно, о том, что Р. намерена продать дом, братья не обратились к нотариусу с заявлением о вступлении в наследство, поскольку находились в командировках. Весной 2001 года братья помогали ему поменять стену дома, построили сарай, поставили новый забор и ворота, земельный участок засадили овощными культурами. А. проживал в спорном доме с 2000 года.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Третье лицо Ожгихина Р.М. ранее в судебном заседании пояснила, что на момент смерти матери в доме проживали Т. и Р., Р. проживала в доме около года, она и Т. ухаживали за скотиной. Считает, что Т. отказался от вступления в наследство по причине злоупотребления спиртными напитками. В настоящее время в доме проживает Т. с семьей, в доме так же зарегистрирована Р. и её ребенок, однако в доме проживать они не могут. В спорном доме последний раз она была около 6 лет назад, за это время в доме ничего не поменялось.

Третье лицо нотариус Собина С.Г. в судебное заседание не явилась, направила в суд заявление, в котором просила рассмотреть дело без её участия, в письменных пояснениях от ДД.ММ.ГГГГ временно исполняющий обязанности нотариуса нотариального округа «Сарапульский район» Глухова С.В. указала, что после смерти СММ заведено наследственное дело, по данному делу ДД.ММ.ГГГГ поступило заявление о принятии наследства от дочери умершей – Сафаргалиной Р.М., в заявлении указано, что других наследников не имеется, также ДД.ММ.ГГГГ поступило заявление от сына умершей – Сафаргалина Т.М. о непринятии наследства, других заявлений по данному наследственному делу от каких-либо иных лиц нотариусу не поступало. Согласно действующему законодательству по истечении шести месяцев при наличии всех необходимых документов выдано свидетельство о праве на наследство по закону наследнику принявшему наследство, а именно Сафаргалиной Р.М. Считает, что никаких нарушений законодательства нотариусом при выдаче свидетельства допущено не было.

В соответствии со статьей 167 ГПК РФ дело рассмотрено в отсутствие не явившихся участников процесса.

Суд постановил вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе представитель истцов Докучаева Л.В. просит решение суда отменить, исковые требования удовлетворить. Не согласна с выводом суда об отсутствии со стороны истцов конкретных действий, направленных на принятие в установленный законом срок наследства. Считает, что судом не приняты во внимание показания незаинтересованных в исходе дела свидетелей. Кроме того, не согласна с выводом суда о пропуске истцами срока исковой давности, поскольку на требования об устранении нарушения права, не связанного с лишением владения, исковая давность не распространяется.

Изучив материалы гражданского дела, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, судебная коллегия оснований для его отмены не усматривает.

Разрешая спор, суд первой инстанции правильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, правильно применил нормы материального права. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену судебного решения, судом не допущено.

Из материалов гражданского дела следует и установлено судом первой инстанции, что согласно свидетельству о смерти , выданному отделом ЗАГС администрации МО «Сарапульский район» ДД.ММ.ГГГГ, СММ умерла ДД.ММ.ГГГГ.

Наследниками первой очереди после смерти СММ являются ее дети Сафаргалин А. М., Сафаргалин Д. М., Сафаргалина Р. М., Сафаргалин Т. М., Ожгихина Р. М..

Из материалов наследственного дела, заведенного после смерти СММ, следует, что с заявлением о принятии наследства после смерти СММДД.ММ.ГГГГ обратилась дочь наследодателя Сафаргалина Р.М., ДД.ММ.ГГГГ с заявлением о непринятии наследства обратился сын умершей Сафаргаллин Т.М.

Согласно выписке из похозяйственней книги от ДД.ММ.ГГГГСММ на праве собственности принадлежит домовладение по адресу: &lt,адрес&gt,.

ДД.ММ.ГГГГСафаргалиной Р.М. выданы свидетельства о праве на наследство по закону после смерти СММ на предварительные компенсации по денежным вкладам, на жилой дом и земельный участок по адресу: &lt,адрес&gt,.

Согласно домовой книге по адресу: &lt,адрес&gt, зарегистрированы: Сафаргалина Р.М. с ДД.ММ.ГГГГ, Сафаргалин Т.М. с ДД.ММ.ГГГГ, Сафаргалина К.Т., Сафаргалин Л.О., Сафаргалин Р.О.

Как следует из домовой книги истцы Сафаргалин А.М. и Сафаргалин Д.М. на момент смерти СММ в спорном жилом доме не зарегистрированы.

ДД.ММ.ГГГГ к нотариусу с заявлениями о принятии наследства обратились Сафаргаллин А.М. и Сафаргалин Д.М.

Постановлением нотариуса от ДД.ММ.ГГГГСафаргалину Д.М., Сафаргалину А.М. отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство после смерти СММ в связи с пропуском срока для принятия наследства.

Из выписок ЕГРН от ДД.ММ.ГГГГ следует, что собственником земельного участка с кадастровым номером и жилого дома с кадастровым номером по адресу: &lt,адрес&gt, является Сафаргалина Р.М.

Данные обстоятельства следуют из объяснений сторон, подтверждаются соответствующими письменными доказательствами, сторонами не оспариваются.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд исходил из того, что истцы Сафаргалин А.М. и Сафаргалин Д.М. конкретных действий, направленных на принятие наследства в установленный законом срок, не совершили, доказательств тому, что истцы в период с ДД.ММ.ГГГГ относились к спорному имуществу как к своему собственному, в материалах гражданское дело не представили.

Кроме того, обратившись в суд с вышеуказанным иском ДД.ММ.ГГГГ, истцы пропустили трехлетний срок исковой давности, течение которого началось с момента, когда они узнали о нарушенном праве – с февраля 2002 года, когда истцам стало известно, что только ответчик Сафаргалина Р.М. вступила в права наследования.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они соответствует обстоятельствам дела, обоснованы нормами права, регулирующими спорные правоотношения, и подтверждены доказательствами, исследованными в судебном заседании, которым судом дана надлежащая оценка в соответствии со статьей 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Абзацем вторым пункта 2 статьи 218 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 О судебной практике по делам о наследовании, разъяснено (пункт 12), что наследственные отношения регулируются правовыми нормами, действующими на день открытия наследства. В частности, этими нормами определяются круг наследников, порядок и сроки принятия наследства, состав наследственного имущества.

На момент открытия наследства после смерти СММ действовали положения Гражданского кодекса РСФСР.

Согласно статье 546 Гражданского кодекса РСФСР, для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. №9 О судебной практике по делам о наследовании наследник, принявший наследство, независимо от времени и способа его принятия считается собственником наследственного имущества, носителем имущественных прав и обязанностей со дня открытия наследства вне зависимости от факта государственной регистрации прав на наследственное имущество и ее момента. Таким образом, закон связывает момент возникновения у наследника права собственности на наследственное имущество с моментом открытия наследства в случае, если наследство было принято в порядке и способами, установленными законом.

Согласно статье 546 Гражданского кодекса РСФСР признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства.

Аналогичные положения закона содержатся в статье 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации, действующей на момент рассмотрения дела судом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности, если наследник вступил во владение или в управление наследственным имуществом (пункт 2 данной статьи).

Согласно пункту 36 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. №9 О судебной практике по делам о наследовании под совершением наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, следует понимать совершение предусмотренных пунктом 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации действий, а также иных действий по управлению, распоряжению и пользованию наследственным имуществом, поддержанию его в надлежащем состоянии, в которых проявляется отношение наследника к наследству как к собственному имуществу. В качестве таких действий, в частности, может выступать вселение наследника в принадлежавшее наследодателю жилое помещение или проживание в нем на день открытия наследства (в том числе без регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания).

В целях подтверждения фактического принятия наследства (пункт 2 статьи 1153 Гражданского кодекса Российской Федерации) наследником могут быть представлены, в частности, справка о проживании совместно с наследодателем, квитанция об уплате налога, о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, сберегательная книжка на имя наследодателя, паспорт транспортного средства, принадлежавшего наследодателю, договор подряда на проведение ремонтных работ и т.п. документы.

Воля на принятие наследства считается проявленной в том случае, если наследник совершает фактические действия, свойственные собственнику.

В соответствии со статьей 1154 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Таким образом, юридически значимым обстоятельством для установления факта принятия наследства является совершение наследником действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

Суд первой инстанции с учетом исследованных доказательств по делу, объяснений сторон и показаний свидетелей, обоснованно пришел к выводу, что доказательств фактического вступления истцов во владение имуществом, принадлежавшего СММ в установленный законом шестимесячный срок, стороной истцов не представлено, в связи с чем отказал в удовлетворении заявленных требований.

Согласно положениям статей 55, 56, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений. Недоказанность обстоятельств, на которые истец ссылается в обоснование своих требований, является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Следовательно, предъявляя требования о признании права собственности на имущество в порядке наследования, на истцах лежит обязанность доказать факт принятия наследства, а именно факт совершения действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, то есть о совершении в отношении наследственного имущества действий, свойственных собственнику имущества.

Районным судом установлено, что истцы Сафаргалин А.М. и Сафаргалин Д.М. на момент смерти своей матери СММ не были зарегистрированы в спорном жилом доме, достаточных доказательств тому, что истцы в юридически значимый период постоянно в нем проживали, надлежащих доказательств несения бремени содержания жилого дома с постройками и земельного участка, в том числе по оплате налога на имущество и земельного налога, оплате коммунальных услуг, совершение иных действий по владению, пользованию и распоряжению наследственным имуществом в установленный законом шестимесячный срок для принятия наследства, суду не представили.

Довод жалобы, что судом не приняты во внимание показания незаинтересованных в исходе дела свидетелей, судебная коллегия признает несостоятельным. Суд первой инстанции дал надлежащую оценку показаниям всех свидетелей, с которой судебная коллегия соглашается и не усматривает оснований повторять выводы и мотивы суда, полно и подробно изложенные в решении.

Таким образом, действий, которые могут свидетельствовать о принятии наследства, истцы не совершали, доказательств обратного в материалы гражданского дела не представили.

Наследство после смерти СММ принято ее дочерью Сафаргалиной Р.М., о чем ДД.ММ.ГГГГ выдано свидетельство о праве на наследство по закону.

Пересматривая оспариваемое решение в части применения последствий пропуска истцами срока исковой давности при обращении в суд с настоящим исковым заявлением, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии со статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности устанавливается в три года.

Как обоснованно указано судом, к исковым требованиям наследника о признании права собственности на наследственное имущество применяется общий срок исковой давности, течение которого начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

В соответствии с положениями части 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованиям об установлении факта принятия наследства срок исковой давности не применяется. Между тем, исходя из заявленных истцами требований, в данном случае между сторонами возник спор о праве и установление факта принятия наследства производилось судом при рассмотрении в исковом порядке заявленных истцами требований о признании права собственности на долю в наследственном имуществе, которые хотя и взаимосвязаны с установлением юридического факта, но не являются по отношению к нему вторичными.

Споры, связанные с признанием права собственности на наследственное имущество, в том числе на основании факта принятия наследства при наличии другого наследника, принявшего наследство и получившего свидетельство о праве собственности на наследственное имущество, а также зарегистрировавшего свое право на недвижимое наследственное имущество в установленном законом порядке, не отнесены законом (статьей 208 Гражданского кодекса Российской Федерации) к спорам, на которые не распространяется исковая давность.

Таким образом, на исковые требования, заявленные истцами, распространяется общий срок исковой давности. В суде первой инстанции сторона истцов пояснила, что о нарушении их права на наследство, а именно, о том, что права на наследство оформлены лишь ответчиком Сафаргалиной Р.М. – им стало известно через год после смерти СММ – в феврале 2002 года.

Следовательно, реализуя наследственные права, истцы должны были в течение шести месяцев после открытия наследства совершить действия по принятию наследства в установленном законом порядке и, действуя добросовестно, предпринять меры по оформлению наследственных прав в течение срока исковой давности.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает установленным, что с момента, как истцам Сафаргалину А.М. и Сафаргалину Д.М. стало известно о своем нарушенном праве, прошло более трех лет.

Процессуальным законом в качестве общего правила закреплена процессуальная обязанность каждой из сторон доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено законом (часть 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Каких-либо обстоятельств, препятствовавших в реализации истцами права на судебную защиту, судом не установлено, вопреки требованиям статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, доказательств, подтверждающих, что имелись объективные, непреодолимые причины, не зависящие от истцов, препятствующие им вступить в наследство в установленном законом порядке, предпринять меры по оформлению наследственных прав не представлено.

Уважительных причин, позволяющих восстановить срок исковой давности на основании статьи 205 Гражданского кодекса Российской Федерации, истцовой стороной не приведено.

При этом и учитывая вышеизложенное, судебная коллегия отклоняет доводы жалобы о том, что к исковым требованиям, как требованиям об устранении нарушения права, не связанного с лишением владения, исковая давность не применяется.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, установление в законе общего срока исковой давности, то есть срока для защиты интересов лица, право которого нарушено (статьи 195 и 196 Гражданского кодекса Российской Федерации), обусловлено необходимостью обеспечить стабильность отношений участников гражданского оборота, и не может рассматриваться как нарушающее какие-либо конституционные права.

В силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока исковой давности (срока, в пределах которого суд общей юрисдикции обязан предоставить защиту лицу, право которого нарушено) является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Учитывая, что истцами Сафаргалиным А.М. и Сафаргалиным Д.М. каких-либо достоверных, допустимых и достаточных доказательств совершения ими действий, направленных на реализацию наследственных прав после смерти матери СММ, не представлено, судебная коллегия приходит к выводу о правомерности отказа в удовлетворении заявленных исковых требований.

Иные доводы, изложенные в апелляционной жалобе, не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении исковых требований и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали изложенные выводы, в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном толковании норм материального права, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

Оснований для отмены решения суда, предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется. Апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Сарапульского районного суда Удмуртской Республики от 20 марта 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истцов Сафаргалина А.М., Сафаргалина Д.М. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: