Апелляционное определение № 33-602 от 21.08.2013 Верховного Суда Республики Алтай (Республика Алтай)

Председательствующий – Шатина С.Н. Дело № 33-602

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

21 августа 2013 года                    г. Горно-Алтайск

Апелляционная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Алтай в составе:

председательствующего – Ялбаковой Э.В.,

судей – Кокшаровой Е.А., Шинжиной С.А.,

при секретаре – Романовой В.Н.,

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам П.Е.М., К.Т.М. на решение Усть-Коксинского районного суда Республики Алтай от &lt,дата&gt,, которым

удовлетворены частично исковые требования К.Т.М. к П.Е.М., сельской администрации Усть-Коксинского сельского поселения о признании завещания Д.А.А. действительным, признании недействительными свидетельств о праве собственности на недвижимое имущество, выданных на имя ответчика, восстановлении права владения автомобилем ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,, и коровы стоимостью 18 000 рублей, взыскании 30 000 рублей с Ф.А.Н., взыскании компенсации морального вреда с П.Р.Г. и Б.Л.В..

Признано действительным завещание, составленное Д.А.А. &lt,дата&gt,, удостоверенное и зарегистрированное в реестре под № № заместителем Главы Усть-Коксинской сельской администрации Усть-Коксинского района Республики Алтай Б.Л.В.

В остальной части исковых требований К.Т.М. отказано.

Заслушав доклад судьи Шинжиной С.А., апелляционная коллегия

УСТАНОВИЛА:

К.Т.М. обратился в суд с иском к П.Е.М. о признании завещания Д.А.А. действительным, признании недействительными свидетельств о праве собственности на недвижимое имущество, выданных на имя ответчика, восстановлении права владения автомобилем ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,, и коровы стоимостью 18 000 рублей, взыскании 30 000 рублей с Ф.А.Н., взыскании компенсации морального вреда с П.Р.Г. и Б.Л.В. в размере 1 500 000 рублей. Требования мотивировала тем, что &lt,дата&gt, умерла его гражданская супруга Д.А.А., которая при жизни оформила у заместителя главы Усть-Коксинской сельской администрации завещание на его имя на земельный участок с расположенными на нем жилым домом и надворными постройками, находящиеся по &lt,адрес&gt,. При обращении к нотариусу для получения свидетельства о праве на наследство по завещанию ему было отказано на том основании, что на момент удостоверения завещания &lt,дата&gt, у сельской администрации не было полномочий на совершение нотариальных действий. У наследодателя имеется четверо детей, одна из которых П.Е.М., проживает в жилом доме. Из-за невозможности совместного проживания он был вынужден выехать из жилого дома, который он построил совместно с наследодателем Д.А.А. П.Е.М. незаконно оформила право собственности на жилой дом и земельный участок, а также на автомобиль ГАЗ-&lt,?&gt,, который он приобрел за собственные средства в сумме 90 000 рублей. Ответчик также незаконно удерживает у себя корову, которую он приобрел за 18 000 рублей. В августе 2010 года К.Т.М. предоставил сожителю П.Е.М. – Ф.А.Н. денежные средства в сумме 30 000 рублей для приобретения водительских прав. Также просит суд взыскать с П.Р.Г. и ее заместителя Б.Л.В. за нарушение его конституционных прав, прав человека и ГК РФ при составлении завещания компенсацию морального и материального вреда, причиненного его здоровью, в сумме 1 500 000 рублей.

Суд принял вышеизложенное решение, с которым не согласилась П.Е.М., в жалобе просит отменить решение суда в части удовлетворения искового требования К.Т.М. о признании завещания действительным, указывая, что согласно ст. 12, ч. 2 ст. 132 Конституции РФ органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, отдельные государственные полномочия могут быть переданы им на основании закона. На дату удостоверения завещания – &lt,дата&gt, закона о наделении полномочиями должностных лиц органов местного самоуправления на удостоверение завещания не имелось, следовательно, органы местного самоуправления не имели права заверять завещания. Ссылка суда на п. 10 ст. 54 Федерального закона от 06.07.1991 года №1550-1 «О местном самоуправлении» несостоятельна, так как на момент удостоверения завещания единственными законодательными актами, определяющими лиц, имеющих право совершать нотариальные действия, и порядок совершения нотариальных действий являлись: Основы законодательства о нотариате, Инструкция о порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти. Ссылка суда на п. 7 ст. 1125 ГК РФ необоснованна, так как установление в нем возможности для должностных лиц органов местного самоуправления удостоверять завещания ничего не изменило в компетенции данных органов, так как в данной норме делается ссылка на закон, который в тот момент времени еще не был принят.

Также с вышеизложенным решением суда не согласился К.Т.М., в жалобе просит отменить решение суда в части, указывая на то, что спорное имущество было приобретено за счет денежных средств, заработанных им, и пенсионных накоплений, находившихся во вкладе ОАО «Сберегательный банк России». Факт приобретения автомашины П.Е.М. был сфальсифицирован ею, тогда как деньги за автомобиль ГАЗ-&lt,?&gt, были уплачены продавцу К.Т.М. в сумме 90 000 рублей лично. П.Е.М. оформила право собственности на автомобиль ГАЗ-&lt,?&gt, на себя, несмотря на то, что постановка на учет, оплата за технический осмотр, страхование производилась за счет К.Т.М. Платежных документов, подтверждающих оплату покупки автомобиля ГАЗ-&lt,?&gt,, П.Е.М. не представлено. Также П.Е.М. не представлено доказательств, обосновывающих факт приобретения ею коровы. Сожитель П.Е.М. -Ф.А.Н. принял от К.Т.М. на возвратной основе денежные средства в размере 30 000 рублей для приобретения водительских удостоверений, что подтверждается выпиской по лицевому счету ОАО «Сберегательный банк России».

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Выслушав П.Е.М., поддержавшую доводы жалобы, возражавшую против удовлетворения жалобы К.Т.М., а также К.Т.М., его представителя Б.Г.И., поддержавших доводы жалобы, возражавших относительно удовлетворения жалобы П.Е.М., проверив материалы дела, законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, апелляционная коллегия находит оспариваемое решение суда подлежащим оставлению без изменения в связи со следующим.

В соответствии с п. 5 ст. 1118 ГК РФ завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

Согласно п. 1 ст. 1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, включить в завещание иные распоряжения. Завещатель вправе отменить или изменить совершенное завещание в соответствии с правилами ст. 1130 ГК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 1131 ГК РФ при нарушении положений ГК РФ, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание).

Как установлено судом и следует из материалов дела, завещанием, составленным &lt,дата&gt, и удостоверенным заместителем Главы Усть-Коксинской сельской администрацией Республики Алтай Б.Л.В., зарегистрированным в реестре за №, Д.А.А. завещала К.Т.М. имущество, которое окажется ей принадлежащем ко дню ее смерти: принадлежащий ей по праву собственности земельный участок с расположенными на нем жилым домом и надворными постройками, находящиеся по адресу: &lt,адрес&gt,.

&lt,дата&gt, – на момент смерти Д.А.А. данное завещание не было отменено или изменено.

&lt,дата&gt, нотариусом нотариального округа «Усть-Коксинский район» К.А.С. было вынесено постановление об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию К.Т.М. со ссылкой на то, что на момент удостоверения завещания &lt,дата&gt, к сельской администрации не было полномочий на совершение нотариальных действий. Сельские администрации в момент совершения завещания не относились к органам, в компетенцию которых входило совершение нотариальных действий, поскольку ст. 12 Конституции РФ провозгласила самостоятельность органов местного самоуправления и исключила их из органов исполнительной власти.

Разрешая исковое требование К.Т.М. о признании данного завещания действительным, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что на момент составления Д.А.А. оспариваемого завещания нормативными правовыми актами, действовавшими на территории Российской Федерации, закреплялись правомочия органов местного самоуправления по совершению нотариальных действий, и завещание, удостоверенное заместителем Главы Усть-Коксинской сельской администрацией Республики Алтай Б.Л.В., является законным и порождающим правоотношения по наследованию, в связи с чем удовлетворил данное требование К.Т.М.

Апелляционная коллегия признает данный вывод суда первой инстанции правильным, должным образом мотивированным, основанным на обстоятельствах дела и доказательствах, представленных сторонами: информации Министерства юстиции РФ по Республике Алтай от &lt,дата&gt, №, распоряжении Главы Усть-Коксинской сельской администрации от &lt,дата&gt, №, согласно которым с &lt,дата&gt, до &lt,дата&gt, нотариусом, занимающимся частной практикой в нотариальной округе «Усть-Коксинский район» работала Л.Г.Д., после прекращения полномочий которой, нотариусы Республики Алтай не наделялись полномочиями по ведению наследственных дел в Усть-Коксинском нотариальном округе до &lt,дата&gt,, обязанности по совершению нотариальных действий в Усть-Коксинском сельском поселении с &lt,дата&gt, были возложены на заместителя Главы Усть-Коксинской сельской администрации Б.Л.В.

При этом суд апелляционной инстанции также исходит из того, что ч. 4 ст. 1 Основ законодательства РФ о нотариате, принятых 11.02.1993 года (в редакции от 24.12.2002 года), закрепляла норму о том, что в случае отсутствия в населенном пункте нотариуса нотариальные действия совершают должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий.

Порядок совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти в населенных пунктах, где нет нотариусов, был установлен Инструкцией о порядке совершения нотариальных действий, утвержденной Минюстом РФ 19.03.1996 года, утратившей силу с 15.01.2008 года, согласно п. 7 которой нотариальные действия могли быть совершены в любом органе государственной власти должностным лицом, уполномоченным на совершение нотариальных действий.

Права должностных лиц органов местного самоуправления на совершение нотариальных действий были закреплены в п. 10 ст. 54 Закона РФ от 06.07.1991 года № 1550-1 «О местном самоуправлении в РФ» (в редакции от 21.03.2002 года), где устанавливались полномочия поселковой, сельской администрации на совершение в соответствии с законодательством нотариальных действий.

Редакция Федерального закона от 09.12.1991 года «О государственной пошлине» (в редакции Федерального закона от 19.07.1997 года № 105-ФЗ) в п. 10 ст. 5 закрепляла полномочия местного самоуправления устанавливать льготы по уплате государственной пошлины при выполнении ими нотариальных действий, также подтверждает наличие у этих органов полномочий по их совершению.

Поскольку на период удостоверения завещания заместителем Главы Усть-Коксинской сельской администрации Б.Л.В. &lt,дата&gt, действовали указанные выше нормативные акты, закрепляющие правомочия органов местного самоуправления по совершению нотариальных действий, оснований считать данное завещание недействительным не имеется.

В связи с чем, доводы апелляционной жалобы П.Е.М. не могут служить основанием к отмене обжалуемого решения суда в части удовлетворения исковых требований К.Т.М. о признании завещания действительным, так как они не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции, и, соответственно, не влияют на законность и обоснованность принятого судебного постановления по делу.

Из материалов дела также следует, что К.Т.М. заявлены требования о восстановлении права владения автомобилем ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,, и коровы стоимостью 18 000 рублей.

Разрешая данные требования, суд пришел к выводу о необходимости отказа в их удовлетворении, так как К.Т.М. не доказана незаконность владения П.Е.М. автомобилем ГАЗ-&lt,?&gt,, а также не указаны индивидуально-определенные признаки коровы, которую он просит истребовать и основания приобретения права собственности на нее.

Апелляционная коллегия находит данный вывод суда верным, основанным на правильном применении норм материального права.

В силу ст. 218 ГК РФ, право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Пунктом 1 ст. 223 ГК РФ предусмотрено, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абз. 1 п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в соответствии со ст. 301 ГК РФ лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.

Кроме того, согласно разъяснениям, данным Пленумами в абз. 1 п. 32 указанного Постановления, применяя ст. 301 ГК РФ, судам следует иметь в виду, что собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого оно фактически находится в незаконном владении. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен.

Предметом доказывания по требованию об истребовании имущества из чужого незаконного владения является: установление наличия оснований возникновения права собственности у истца на спорное имущество, обладающее индивидуально определенными признаками, незаконность владения ответчиком этим имуществом и наличие истребуемого имущества у ответчика.

По смыслу закона истец должен представить доказательства принадлежности ему спорного имущества, а также незаконного владения им ответчиком и наличие истребуемого имущества у ответчика.

В подтверждение своего права собственности на корову К.Т.М. ссылается на то, что приобрел ее за наличный расчет по устному договору купли-продажи у П.Н. за 18 000 рублей, имеющихся у него в наличности.

В подтверждение своего права собственности на ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,, К.Т.М. указывает, что данный автомобиль приобретен им за 90 000 рублей за счет денежного вклада в ОАО «Сберегательный банк России» и имеющихся у него наличных денежных средств по договору купли-продажи от &lt,дата&gt,, в связи с чем К.Т.М. предоставил суду выписку из лицевого счета по вкладу ОАО «Сберегательный банк России» от &lt,дата&gt, и акт купли-продажи от &lt,дата&gt,

Из выписки из лицевого счета по вкладу ОАО «Сберегательный банк России» от &lt,дата&gt, следует, что &lt,дата&gt, К.Т.М. совершил пять операций по снятию денежных средств с вклада на общую сумму 80 000 рублей.

Согласно акту купли-продажи от &lt,дата&gt, транспортного средства ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,, А.Д.В. продал за наличный расчет К.Т.М. данное транспортное средство за 90 000 рублей. Однако акт купли-продажи подписан только К.Т.М., подпись А.Д.В. на акте отсутствует.

Вместе с тем, согласно карточке учета транспортного средства ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,, его собственником является П.Е.М. на основании договора купли-продажи данного транспортного средства от &lt,дата&gt,, заключенного между П.Е.М. и А.Д.В., что подтверждается имеющимся в материалах дела договором купли-продажи транспортного средства.

Оценив по правилам ст. 67 ГПК РФ собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции с учетом выбранного истцом способа защиты нарушенного права – истребование имущества из чужого незаконного владения, пришел к правильному выводу об отказе в удовлетворении его требования, поскольку истец не представил доказательств наличия у него на момент предъявления иска вещных прав на транспортное средство ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,.

При этом суд первой инстанции верно исходил из того, что представленные К.Т.М. в обоснование наличия у него вещного права доказательства, а именно выписка из лицевого счета по вкладу ОАО «Сберегательный банк России» от &lt,дата&gt, и акт купли-продажи от &lt,дата&gt, транспортного средства ГАЗ-&lt,?&gt,, с государственным регистрационным знаком &lt,?&gt,, не свидетельствуют о том, что он является его собственником.

Кроме того, разрешая заявленные требования, суд первой инстанции правильно учел, что К.Т.М. также не представлены допустимые доказательства, свидетельствующие о наличии у него права собственности на истребуемую из владения П.Е.М. коровы стоимостью 18 000 рублей.

В связи с этим, суд первой инстанции также верно указал, что исходя из положений постановления Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 29.09.1997 года № 68 индивидуально-определенными признаками животных является живая масса и инвентарный номер, отображаемый на бирке, которая укрепляется на ухе животного.

Следовательно, чтобы индивидуализировать истребуемое имущество – корову стоимостью 18 000 рублей, К.Т.М. надлежало указать живой вес и инвентарный номер данной коровы, а значит представить доказательства, подтверждающие то обстоятельство, что приобретенная им у П.Н. корова является именно той коровой, которая находится во владении П.Е.М., чего им сделано не было.

Материалами дела также подтверждается, что К.Т.М. заявлены требования о взыскании с Ф.А.Н. 30 000 рублей.

Согласно ч. 1 ст. 38 ГПК РФ сторонами в гражданском судопроизводстве являются истец и ответчик.

Как разъяснено в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от &lt,дата&gt, № «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», если при подготовке дела судья придет к выводу, что иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отвечать по иску, он с соблюдением правил ст. 41 ГПК РФ по ходатайству ответчика может произвести замену ответчика. Такая замена производится по ходатайству или с согласия истца. Суд обязан разрешить дело по тому иску, который предъявлен, и только в отношении тех ответчиков, которые указаны истцом.

Исходя из положений приведенной нормы процессуального права, учитывая разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, апелляционная коллегия не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда в части отказа в удовлетворении требований К.Т.М. о взыскании с Ф.А.Н. 30 000 рублей, так как он к участию в деле в качестве ответчика не привлекался, а ответчиком по делу выступала только П.Е.М.

При этом апелляционная коллегия отмечает, что К.Т.М. не лишен обжалуемым решением возможности предъявить самостоятельный иск о взыскании денежных средств сумме 30 000 рублей непосредственно к Ф.А.Н.

Таким образом, решение суда является законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам апелляционных жалоб не имеются.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 328, 329 ГПК РФ, апелляционная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Усть-Коксинского районного суда Республики Алтай от &lt,дата&gt, оставить без изменения, апелляционные жалобы П.Е.М., К.Т.М. – без удовлетворения.

Председательствующий — Э.В. Ялбакова

Судьи — Е.А. Кокшарова, С.А. Шинжина

Копия верна: судья