Апелляционное определение № 33-8731/2015 от 17.08.2015 Красноярского краевого суда (Красноярский край)

Судья: Мугако М.Д. Дело №33-8731/2015 А-35

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Красноярск 17 августа 2015 года

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Ивановой О.Д.,

судей: Макурина В.М., Быстровой М.Г.

при секретаре Копейкиной Т.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Ивановой О.Д.,

гражданское дело по иску Куйдин В.М. к ФИО14, Гарифуллин Т.М., Долгих Н.Н., Бондарь В.А., Храмова Е.В., Пасюкевич А.В. об установлении факта принятия наследства, признании права собственности в порядке наследования

по апелляционной жалобе представителя истца Овинникова В.А.

на решение Кировского районного суда г. Красноярска от 13 мая 2015 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований отказать в полном объеме».

Заслушав докладчика, Судебная коллегия,

УСТАНОВИЛА:

Куйдин В.М. обратился в суд с иском к ФИО14, Гарифуллин Т.М., Долгих Н.Н., Бондарь В.А., Храмовой Е.В., Пасюкевич А.В. (с учетом уточненных исковых требований) об установлении факта принятия наследства – в виде доли в недвижимом имуществе ЗАО орг1» (орг1 расположенном по адресам &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt, и &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt, соответствующие размеру доли в коллективной собственности в орг1», признании права собственности в порядке наследования.

Требования мотивировал тем, что после смерти его супруги &lt,дата&gt, Куйдиной Г.В. осталось наследство в виде доли в коллективной собственности в орг1». Полагает, что имеет право на наследство по закону на недвижимое имущество орг1», расположенное по адресам &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt,.) и &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt, что и послужило поводом обращения в суд.

Судом постановлено приведенное решение.

В апелляционной жалобе представитель истца Овинников В.А. просит отменить решение как незаконное и необоснованное, поскольку, по его мнению, судом нарушены нормы материального и процессуального права, а именно, вывод суда о признании орг2 ненадлежащим ответчиком является неправильным. Полагает исключение из числа ответчиков орг1» в связи с ликвидацией преждевременно, также как и привлечение собственников спорного имущества, так как запись о ликвидации орг1» признана недействительной, а собственников суд обязал возвратить в орг1 доли в праве общей долевой собственности на спорное нежилое здание. Считает, что утрата статуса акционера орг1» не означает утрату статуса участника долевой собственности на нежилое здание. Полагает ссылку суда на выплату ФИО14 компенсации после увольнения несостоятельной.

Проверив решение суда по правилам апелляционного производства (ч.1 ст.327-1 ГПК РФ), обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав доводы ответчика Долгих Н.Н., согласившейся с решением суда, и, полагая возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся участников процесса, надлежащим образом уведомленных о дне и месте рассмотрения дела, Судебная коллегия приходит к следующему.

На основании п. 2 ст. 218 ГК РФ, в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В силу ч. 1 ст. 1112 ГК РФ, в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Согласно п. 1 ст. 1142 ГК РФ, наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

При этом, согласно ст. 1150 ГК РФ, принадлежащее пережившему супругу наследодателя в силу завещания или закона право наследования не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являющегося их совместной собственностью. Доля умершего супруга в этом имуществе, определяемая в соответствии со статьей 256 настоящего Кодекса, входит в состав наследства и переходит к наследникам в соответствии с правилами, установленными настоящим Кодексом.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В силу ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось.

Судом установлено, что с &lt,дата&gt, Куйдин В.М. и ФИО14 состояли в зарегистрированном браке.

В период брака ФИО14 входила в состав учредителей орг3» с суммой выделенных средств (доля) &lt,данные изъяты&gt, в том числе доле в уставном капитале &lt,данные изъяты&gt,.

&lt,дата&gt, ФИО14 обратилась в орг1» с заявлением об освобождении ее от обязанностей и.о. председателя совета акционеров в связи с выходом на пенсию и выплате стоимости принадлежащих ей акций и доли в уставном капитале.

&lt,дата&gt, ФИО14 уволена. &lt,дата&gt, принято решение об исключении ее из общества на основании указанного заявления с выплатой доли в уставном капитале в сумме &lt,данные изъяты&gt,.

&lt,дата&gt, ФИО14 умерла. С заявлением о принятии наследства после ее смерти обратились Перьянова О.В. и Куйдин В.М., соответственно приняв причитающееся им наследство.

Разрешая требования истца о наследовании имущества в виде доли в недвижимом имуществе ЗАО «Красноярский коммерческий центр» (далее по тексту ЗАО «ККЦ) расположенном по адресам &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt, и &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt, соответствующие размеру доли в коллективной собственности в орг1», суд пришел к выводу об отсутствии у Куйдиной Г.В. права акционера орг3» в виду ее выхода из состава акционеров и выплаты причитающейся ей компенсации за долю в уставном капитале.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к несогласию с решением суда в части отказа истцу в удовлетворении требований о наследовании указанного имущества. Судебная коллегия находит данные доводы жалобы несостоятельными и подлежащими отклонению по следующим основаниям.

На момент подачи указанного заявления о выходе ФИО14 из состава акционеров орг1» правовое положение акционерного общества закрытого типа регулировалось Положением об акционерных обществах, утвержденным постановлением Совета Министров РСФСР от 25.12.1990 № 601, и Законом РСФСР от 25.12.1990 № 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности», которыми не предусмотрен порядок прекращения статуса акционера, так же как и отсутствует указание на данный порядок (в п. 7 указывалось, что акции закрытого общества могут переходить от одного лица к другому только с согласия большинства акционеров, если иное не оговорено в уставе).

Хозяйственные общества и товарищества, согласно статье 14 Закона РСФСР «О собственности», обладали правом собственности на имущество, переданное им в форме вкладов и других взносов их участниками, а также на имущество, полученное в результате своей предпринимательской деятельности и приобретенное по иным основаниям, допускаемым законом. Акционерные общества являются также собственниками средств, полученных ими от продажи акций.

Согласно п.п. 14, 20 Положения об акционерных обществах учредительным документом акционерного общества закрытого типа являлся устав, который должен был содержать все основные характеристики общества: в том числе структуру и компетенцию органов управления общества и порядок принятия ими решений, в том числе перечень вопросов, по которым необходимо квалифицированное большинство голосов. В свою очередь учредительный договор рассматривался как договор о совместной деятельности, которым определялись также условия и порядок выхода учредителей из состава общества.

В силу п. 10 Положения о ценных бумагах, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 19.06.1990 № 590 «Об утверждении Положения об акционерных обществах и обществах с ограниченной ответственностью и Положения о ценных бумагах» вопрос о сохранении акций трудового коллектива за работниками в случае их увольнения решается трудовым коллективом предприятия.

В соответствии с п. 3 ст. 11 Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» имущество товарищества с ограниченной ответственностью (орг3 формируется за счет вкладов участников, полученных доходов и других законных источников и принадлежит его участникам на праве общей долевой собственности.

Согласно учредительным документам орг3 — решение о выходе акционера из общества, увольнение или уход на пенсию являлось основанием для утраты им этого статуса. При выходе из общества (увольнение, уход на пенсию) участник получает свою долю в уставном капитале по нарицательной стоимости акций и средства с лицевого счета (п.п. 2.4, 3.1., 3.7 учредительного договора, п. 3.6 устава орг3 в ред. от &lt,дата&gt, г.). Порядок сохранения акций трудового коллектива за работниками в случае их увольнения внутренними документами общества не регламентирован, так же не ставился данный вопрос ФИО14 перед трудовым коллективом предприятия в порядке п. 10 Положения о ценных бумагах при ее увольнении.

Из материалов дела следует, что увольнение ФИО14 состоялось до &lt,дата&gt, (даты вступления в законную силу Закона об акционерных обществах).

Более того, указанное лицо выразило свое однозначное волеизъявление на выход из состава акционеров орг3 и обратилось с требованием к обществу о выплате ей стоимости принадлежащей ей доли (акций).

При этом из учредительных документов орг3» следует, что факт получения или неполучения ФИО14 стоимости акций от общества не влияет на вывод об утрате ею статуса акционера.

При указанных обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу, что ФИО14 утратила права на акции (статус акционера) с момента исключения ее из состава акционеров, то есть с 1993 г.

К тому же Судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что у бывшего акционера не возникло право на доли в праве общей долевой собственности на спорные нежилые здания, приобретенные после &lt,дата&gt, г., а также после выхода ФИО14 из состава учредителей орг3

Имущество орг3» формировалось за счет вкладов участников, полученных доходов и других законных источников, и принадлежало его участникам на праве совместной собственности, в том числе и ФИО14

Между тем, с момента принятия Гражданского кодекса РФ, Закона РФ «Об акционерных обществах» в 1996 г. имущество акционерного общества, сформированное за счет вкладов его учредителей, принадлежит самому акционерному обществу на праве собственности (ч.3 ст. 213 ГК РФ). Указанные положения действовали и на момент преобразования орг3 в орг1» в &lt,дата&gt,

Федеральным законом «Об акционерных обществах» не предусмотрена возможность образования общей долевой собственности акционеров на имущество, внесенное в уставный капитал общества. В связи с чем, возникла необходимость приведения учредительных документов орг1» в соответствие с требованиями действующего законодательства.

Следовательно, ЗАО «ККЦ» стало собственником имущества учредителей, при этом без вкладов ФИО14, вышедшей из состава акционеров в 1993 г., а также спорного нежилого здания общей площадью &lt,данные изъяты&gt,.м, расположенного &lt,адрес&gt,, &lt,адрес&gt,, нежилого здания общей площадью &lt,данные изъяты&gt,.м, расположенного &lt,адрес&gt,, пр&lt,адрес&gt,&lt,адрес&gt,.

При указанных обстоятельствах доводы и доказательства, приведенные истцом, не повлекли возникновения у его супруги, как бывшего акционера права на спорные нежилые здания.

Таким образом, истец не может претендовать на имущество, принадлежащее орг1 в том числе доли в нежилых зданиях и акции.

Доводы жалобы о том, что документы, подтверждающие получение ФИО14 стоимости акций, признаны арбитражным судом недостоверными, отклоняется, поскольку, как указано выше факт получения или неполучения ФИО14 стоимости акций от общества не влияет на вывод об утрате ею статуса акционера.

Кроме того, вопрос по факту выплаты либо невыплаты указанной компенсации мог являться основанием для судебной защиты права на получение такой стоимости, вместе с тем, в материалах дела не содержится доказательств о неполучении спорной суммы, а также обращения ФИО14 в суд за защитой своих прав.

Довод апелляционной жалобы о том, что судом к участию в деле в качестве соответчиков привлечены собственники спорного нежилого здания, несостоятелен, поскольку суд наделен правом самостоятельно определять круг лиц, участие которых необходимо при рассмотрении дела.

Доводы жалобы о том, что указанные судом решения арбитражного суда не вступили в законную силу, не принимаются во внимание, поскольку, не опровергают принятого судом решения по указанным выше обстоятельствам.

Иные доводы апелляционной жалобы по существу направлены на иную оценку исследованных судом первой инстанции доказательств, а потому не могут быть приняты судебной коллегией в качестве основания к отмене обжалуемого решения.

Выводы суда по данному делу основаны на всестороннем и полном исследовании и оценке имеющихся в деле доказательств в соответствии со статьей 67 ГПК РФ.

Неправильного применения либо нарушения норм материального и процессуального права, влекущих отмену судебного акта по данному делу, не установлено.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционной жалобы нет.

На основании изложенного, руководствуясь положениями ст. 328 ГПК РФ, Судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Кировского районного суда г. Красноярска от 13 мая 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Куйдина В.М. – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи: