Кассационное определение № 88А-3402/19 от 22.01.2020 Третьего кассационного суда общей юрисдикции

ТРЕТИЙ КАССАЦИОННЫЙ СУД

ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

Дело № 88А-696/2020

К А С С А Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

Санкт-Петербург 22 января 2020 года

Судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции в составе:

председательствующего Широковой Е.А.,

судей Жидковой О.В., Кулешовой Е.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело № 2а-3720/2019 по кассационной жалобе Деревянко С. А. на решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 30 мая 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 29 августа 2019 года по административному исковому заявлению Деревянко С. А. к Управлению Росреестра по Мурманской области о признании незаконным отказа в выдаче правоустанавливающего документа.

Заслушав доклад судьи Третьего кассационного суда общей юрисдикции Широковой Е.А., объяснения представителя Деревянко С. А. — Деревянко А.Н., поддержавшего доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

У С Т А Н О В И Л А:

Деревянко А.С. обратилась в суд с административным иском к Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Мурманской области (далее – Управление Росреестра по Мурманской области) о признании незаконным отказа в выдаче правоустанавливающего документа.

В обоснование заявленных требований указала, что ее мать ФИО6 сдала в многофункциональный центр документы, в том числе 2 экземпляра договора купли-продажи, для регистрации за ней права собственности на квартиру &lt,адрес&gt,, приобретенной на условиях ипотеки по кредитному договору, заключенному с &lt,данные изъяты&gt,ДД.ММ.ГГГГ.

11 сентября 2018 года ФИО6 скончалась, не успев получить свой экземпляр договора купли-продажи с отметкой о регистрации права собственности. В связи с истечением срока хранения в многофункциональном центре невостребованной экземпляр договора был передан для хранения в архив Управления Росреестра по Мурманской области.

На основании свидетельства о праве на наследство по закону от 13 марта 2019 года за административным истцом Деревянко С.А. 15 марта 2019 года было зарегистрировано право собственности на квартиру, расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,.

14 марта 2019 года и 15 марта 2019 года она обратилась к административному ответчику с заявлением о выдаче невостребованного экземпляра договора купли-продажи, приложив документы, подтверждающие право собственности на вышеуказанную квартиру.

5 апреля 2019 года административным ответчиком было отказано в выдаче договора купли-продажи.

Ссылаясь на положения статей 131, 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации, административный истец полагает отказ необоснованным в виду того, что как правообладатель имеет право на получение из архива невостребованного ФИО6 экземпляра договора купли-продажи.

Решением Октябрьского районного суда города Мурманска от 30 мая 2019 года в удовлетворении административного искового заявления Деревянко С.А. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 29 августа 2019 года данное решение оставлено без изменения.

В кассационной жалобе, поступившей в Третий кассационный суд общей юрисдикции 25 ноября 2019 г., Деревянко С.А. просит отменить состоявшиеся судебные решения, принять новое решение об обязании Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Мурманской области выдать Деревянко С.А. невостребованный заявителем договор купли-продажи объекта недвижимости, взыскать в ее пользу расходы по уплате госпошлины.

В обоснование доводов жалобы указала, что судами неправильно применены нормы материального права. Так, в соответствии с частью 13 статьи 29 Федерального закона № 218-ФЗ, документы, подлежащие выдаче после осуществления государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав, выдаются правообладателю, каковым является Деревянко С.А..

В соответствии с частями 2 и 3 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации при рассмотрении административного дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими административное дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления. По административным делам, затрагивающим интересы неопределенного круга лиц, а также по административным делам, указанным в главах 28 — 31.1 настоящего Кодекса, суд кассационной инстанции вправе выйти за пределы доводов кассационных жалобы, представления. При этом суд кассационной инстанции не вправе проверять законность судебных актов в той части, в которой они не обжалуются, а также законность судебных актов, которые не обжалуются.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и определять, какой судебный акт должен быть принят при новом рассмотрении административного дела.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Согласно части 2 статьи 328 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных актов в кассационном порядке кассационным судом общей юрисдикции являются несоответствие выводов, изложенных в обжалованном судебном акте, обстоятельствам административного дела, неправильное применение норм материального права, нарушение или неправильное применение норм процессуального права, если оно привело или могло привести к принятию неправильного судебного акта.

Нарушения такого характера были допущены судами первой и апелляционной инстанций, что выразилось в следующем.

В соответствии с частью 1 статьи 2 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» (далее Закон о регистрации) правовую основу государственного кадастрового учета и государственной регистрации прав составляют Конституция Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, настоящий Федеральный закон, другие федеральные законы и издаваемые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты Российской Федерации.

Согласно статье 4 данного федерального закона участниками отношений, возникающих при осуществлении государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав, являются собственники недвижимого имущества и обладатели иных подлежащих государственной регистрации прав на него, другие лица в предусмотренных настоящим Федеральным законом случаях, в том числе граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, российские и иностранные юридические лица, международные организации, Союзное государство, иностранные государства, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления, кадастровые инженеры, нотариусы, судебные приставы-исполнители, с одной стороны, и орган регистрации прав — с другой.

Государственная регистрация права производится по заявлению сторон договора при регистрации прав, возникающих на основании такого договора (пункт 3 части 3 статьи 15 Закона о регистрации).

Материалами дела установлено, что ФИО6, являющейся матерью административного истца Деревянко С.А., была приобретена в собственность квартира, расположенная по адресу: &lt,адрес&gt,, по договору купли-продажи с использованием кредитных средства &lt,данные изъяты&gt, на основании кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ, о чем в ЕГРН ДД.ММ.ГГГГ внесена запись о регистрации права собственности за ФИО6 и запись об ограничении права собственности (ипотеки) на весь объект (залогодержатель – &lt,данные изъяты&gt,, залогодатель –ФИО6)

11 сентября 2018 года ФИО6 умерла, не успев получить представленные на государственную регистрацию в многофункциональный центр документы, в том числе, договор купли-продажи с отметкой о регистрации права собственности.

По истечении срока хранения документов в многофункциональном центре невостребованный экземпляр договора ФИО6 был передан для хранения в архив Управления Росреестра по Мурманской области.

На основании свидетельства о праве на наследство по закону от 13 марта 2019 года право собственности на квартиру, расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,, перешло к Деревянко С.А.

В ЕГРН 15 марта 2019 года были внесены запись о регистрации права собственности за Деревянко С.А. на данную квартиру и запись об ограничении права собственности (ипотеки) на весь объект (залогодержатель – &lt,данные изъяты&gt,, залогодатель – Деревянко С.А.).

15 марта 2019 года Деревянко С.А. обратилась к административному ответчику с заявлением о выдаче невостребованного ФИО6 подлинника экземпляра договора купли-продажи, приложив копию свидетельства о смерти ФИО7 и копию свидетельства о праве на наследство по закону.

Ответом от 5 апреля 2019 года руководителем Управления Росреестра по Мурманской области ФИО12 было отказано в выдаче оригинала договора купли-продажи, поскольку за выдачей документов обратилось лицо в отношении сделки, заявителем которой не являлось.

Отказывая в удовлетворении административного искового заявления, суд первой инстанции исходил из того, что у административного ответчика имелись законные основания для отказа в выдаче административному истцу запрашиваемого подлинника документа, поскольку административный истец не является стороной сделки и заявителем, представившим договор купли-продажи в регистрирующий орган для государственной регистрации права собственности.

Судебная коллегия с данным выводом согласилась, посчитав его соответствующим требованиям закона и фактическим обстоятельствам дела, указав, что в соответствии с пунктом 259 Административного регламента Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по предоставлению государственной услуги по государственному кадастровому учету и (или) государственной регистрации прав на недвижимое имущество, утвержденного Приказом Минэкономразвития России от 07.06.2017 № 278 (далее Административный регламент) документы, подлежащие выдаче после осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав, выдаются правообладателю.

Сотрудник ответственный за выдачу (направление) документов отказывает в выдаче документов в случае, если за выдачей документов обратилось лицо, не являющееся заявителем (его представителем), либо обратившееся лицо отказалось предъявить документ, удостоверяющий его личность (п.п.8 пункта 263 Административного регламента).

Из анализа положений федерального закона и Административного регламента судом апелляционной инстанции сделан вывод, что заявление о государственной регистрации права является документом, необходимым для государственной регистрации прав и выражающим волю правообладателя на изменение существующих правоотношений собственности. Заявителем, обратившимся для получения услуги по государственной регистрации права, является правообладатель, который представил заявление о государственной регистрации права.

Установив, что Деревянко С.А. не является стороной договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, на основании которого для государственной регистрации права на недвижимость обратилась с заявлением ее мать ФИО6, суд пришел к выводу о том, что отказ должностного лица Управления Росреестра по Мурманской области в выдаче административному истцу истребуемого подлинника документа купли-продажи соответствует закону. При этом, суд исходил из того, что в силу закона правообладателем является заявитель (сторона сделки купли-продажи), обратившийся для государственной регистрации права на объект недвижимости, к числу которых административный истец не относится.

С данными выводами судебных инстанций согласиться нельзя ввиду неправильного применения судами норм материального права.

В соответствии с частью 1 статьи 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях, предусмотренных законом, права, закрепляющие принадлежность объекта гражданских прав определенному лицу, ограничения таких прав и обременения имущества (права на имущество) подлежат государственной регистрации.

Согласно пунктам 3, 4 статьи 1 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» государственная регистрация прав на недвижимое имущество — юридический акт признания и подтверждения возникновения, изменения, перехода, прекращения права определенного лица на недвижимое имущество или ограничения такого права и обременения недвижимого имущества (далее — государственная регистрация прав).

Государственная регистрация прав осуществляется посредством внесения в Единый государственный реестр недвижимости записи о праве на недвижимое имущество, сведения о котором внесены в Единый государственный реестр недвижимости.

В силу пункта 6 статьи 8.1 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, указанное в государственном реестре в качестве правообладателя, признается таковым, пока в установленном законом порядке в реестр не внесена запись об ином.

Как установлено судебным инстанциями в ЕГРН ДД.ММ.ГГГГ была внесена запись о регистрации права собственности за Деревянко С.А на квартиру, расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,.

Таким образом, Деревянко С.А. является собственником и правообладателем объекта недвижимости – вышеуказанной квартиры.

В силу части 13 статьи 29 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» документы, подлежащие выдаче после осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав, выдаются правообладателю — физическому лицу или его представителю при наличии у последнего нотариально удостоверенной доверенности, подтверждающей его полномочия на получение таких документов, если иное не установлено федеральным законом.

Аналогичные положения содержатся и в пункте 259 Административного регламента Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по предоставлению государственной услуги по государственному кадастровому учету и (или) государственной регистрации прав на недвижимое имущество, утвержденного Приказом Минэкономразвития России от 07.06.2017 № 278.

При этом иных требований федеральным законом не предусмотрено.

Кроме того, право собственности на квартиру, расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,, перешло к Деревянко С.А. как наследнику имущества ФИО6 по закону.

В соответствии с частью 1 статьи 1110 Гражданского кодекса Российской Федерации при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

В силу статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Таким образом, Деревянко С.А. как наследнику имущества ФИО6 переходит в порядке универсального правопреемства имущество последней, в том числе имущественные права и обязанности.

При таких обстоятельствах, в соответствии с положениями части 13 статьи 29 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» Деревянко С.А. как правообладатель объекта недвижимости квартиры по адресу: &lt,адрес&gt,. имела право на получение документов, подлежащих выдаче после осуществления государственной регистрации прав.

При этом, предусмотренных пп.8 пункта 263 Административного регламента оснований для отказа Деревянко С.А. в выдаче оригинала договора купли-продажи не имелось.

С учетом изложенного, на основании части 2 статьи 328, пункта 5 части 1 статьи 329 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации в связи с неправильным применением судами норм материального права, что привело к принятию неправильного судебного акта, судебные акты судов первой и апелляционной инстанций подлежат отмене в кассационном порядке с принятием нового судебного акта об удовлетворении административных исковых требований.

В соответствии с частью 1 статьи 111 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных статьей 107 и частью 3 статьи 109 настоящего Кодекса.

Согласно части 1 статье 103 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением административного дела.

Как следует из материалов дела, Деревянко С.А. была уплачена государственная пошлина в размере 600 рублей, которая полежит взысканию с административного ответчика.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 328-330 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, судебная коллегия по административным делам Третьего кассационного суда общей юрисдикции

О П Р Е Д Е Л И Л А:

решение Октябрьского районного суда города Мурманска от 30 мая 2019 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Мурманского областного суда от 29 августа 2019 года отменить.

Принять по делу новое решение, которым административные исковые требования Деревянко С. А. удовлетворить.

Признать незаконным отказ Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Мурманской области в выдаче Деревянко С. А. правоустанавливающего документа, обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Мурманской области выдать Деревянко С. А. невостребованный заявителем договор купли-продажи объекта недвижимости квартиры по адресу: &lt,адрес&gt,.

Взыскать с Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Мурманской области в пользу Деревянко С. А. расходы по государственной пошлине в размере 600 рублей.

Председательствующий

Судьи