Определение № 18-КГ22-59 от 02.08.2022 Верховного Суда РФ

23К80006-01 -2019-002604-75

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 18-КГ22-59-К4

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 02 августа 2022 г. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации в составе 

председательствующего Асташова СВ.,
судей Гетман Е.С. и Киселёва А.П.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску  Халабурдина Павла Александровича к Григорьеву Максиму Ильичу,  администрации Елецкого муниципального района Липецкой области,  государственной компании «Российские автомобильные дороги» о возмещении  ущерба, причинённого в результате дорожно-транспортного происшествия, 

по кассационной жалобе администрации Елецкого муниципального  района Липецкой области на решение Армавирского городского суда  Краснодарского края от 30 октября 2020 г. и определение судебной коллегии по  гражданским делам Четвёртого кассационного суда общей юрисдикции  от 12 октября 2021 г. 

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации  Гетман Е.С, объяснения представителей администрации Елецкого  муниципального района Липецкой области Войковой Л.В. и Кобзевой Л.Н. по  доверенностям, представителя ГК «Автодор» Жилина А.В. по доверенности,  поддержавших доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по  гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации 

установила:

Халабурдин П.А. обратился в суд с иском к Григорьеву М.И., 

администрации Елецкого муниципального района Липецкой области (далее —


[A1] администрация), ГК «Автодор» о возмещении ущерба, причинённого в  результате дорожно-транспортного происшествия (далее — ДТП), в размере  935 559 руб. 

Решением Армавирского городского суда Краснодарского края  от 19 июня 2019 г., оставленным без изменения апелляционным определением  судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда  от 10 октября 2019 г., исковые требования удовлетворены частично. 

С администрации в пользу Халабурдина П.А. взыскан материальный  ущерб в размере 935 559,47 руб. В удовлетворении иска к ГК «Автодор» и  Григорьеву М.И. отказано. 

Определением судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого  кассационного суда общей юрисдикции от 16 июня 2020 г. решение и  апелляционное определение отменены, дело направлено на новое рассмотрение  в суд первой инстанции. 

При новом рассмотрении дела решением Армавирского городского суда  Краснодарского края от 30 октября 2020 г. иск удовлетворён частично. 

С администрации в пользу Халабурдина П.А. взыскан материальный  ущерб в размере 935 559,47 руб. В удовлетворении остальной части иска  отказано. 

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам  Краснодарского краевого суда от 5 апреля 2021 г. решение суда первой  инстанции отменено в части удовлетворения иска к администрации, в  удовлетворении иска в указанной части отказано. В остальной части решение  оставлено без изменения. 

Определением судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого  кассационного суда общей юрисдикции от 12 октября 2021 г. апелляционное  определение отменено, оставлено в силе решение суда первой инстанции  от 30 октября 2020 г. 

В кассационной жалобе администрацией ставится вопрос об отмене  решения Армавирского городского суда Краснодарского края от 30 октября  2020 г. и определения судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого  кассационного суда общей юрисдикции от 12 октября 2021 г., как незаконных. 

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации 

КротоваМ.В. от 18 апреля 2022 г. администрации восстановлен срок подачи 


[A2] кассационной жалобы, и его же определением от 4 июля 2022 г. кассационная  жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной  коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. 

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной  жалобе, возражениях на неё, Судебная коллегия по гражданским делам  Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей  удовлетворению. 

В соответствии со статьёй 390 Гражданского процессуального кодекса  Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебной  коллегией Верховного Суда Российской Федерации судебных постановлений в  кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального  права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и  без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных  прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом  публичных интересов. 

Такие нарушения допущены судом кассационной инстанции при  рассмотрении настоящего дела. 

Судом установлено и из материалов дела следует, что 17 мая 2018 г. на  377 км федеральной автомобильной дороги М-4 «Дон» на территории Елецкого  района Липецкой области произошло столкновение автомобиля «1811211» под  управлением Григорьева М.И. с лошадью. В результате ДТП автомобилю,  принадлежащему на праве собственности Халабурдину П.А., причинены  механические повреждения. 

Судом также установлено, что в момент ДТП лошадь находилась без  надзора, погонщика при ней не было, какого-либо клейма или тавра, иных  опознавательных знаков на лошади, позволяющих установить её владельца,  обнаружено не было. 

В возбуждении дела об административном правонарушении в отношении  водителя Григорьева М.И. отказано в связи с отсутствием в его действиях  состава административного правонарушения. 

Согласно экспертному заключению ИП Китаева Р.В. от 6 июня 2018 г.,  сделанному по заказу Халабурдина П.А., перечень, расположение и характер  механических повреждений автомобиля являются следствием данного ДТП,  размер ущерба составил 935 559 руб. 

Суд первой инстанции, удовлетворяя требования истца к администрации,  исходил из того, что причинение имущественного вреда имело место в 

результате виновного бездействия администрации, выразившегося в 

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)


[A3] невыполнении обязанности по организации отлова безнадзорных животных,  розыску их собственников, что является основанием для возложения на неё  ответственности по возмещению причинённого материального ущерба. 

Суд апелляционной инстанции с такими выводами не согласился, указав,  что органы местного самоуправления Липецкой области не наделены  государственными полномочиями по организации проведения мероприятий по  отлову и содержанию безнадзорных сельскохозяйственных животных,  расходные обязательства для решения данного вопроса администрацией не  приняты. 

Кроме того, учитывая отсутствие на схеме места ДТП следов торможения  транспортного средства, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том,  что водитель Григорьев М.И. нарушил пункт 10.1 Правил дорожного движения  Российской Федерации, утверждённых постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. № 1090 (далее — Правила). Суд также сослался на то, что в материалах дела отсутствуют  доказательства технической невозможности предотвратить наезд на лошадь,  фотофиксация места ДТП, а также какие-либо доказательства, касающиеся  описания лошади. 

Суд кассационной инстанции не согласился с судом апелляционной  инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации находит, что судом кассационной инстанции допущены  существенные нарушения норм права, которые выразились в следующем. 

В силу части 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации  лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения  причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено  возмещение убытков в меньшем размере. 

Согласно пункту 1 статьи 1064 данного кодекса вред, причинённый  личности или имуществу гражданина, а также вред, причинённый имуществу  юридического лица, подлежит возмещению в полном объёме лицом,  причинившим вред. 

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если  докажет, что вред причинён не по его вине. Законом может быть  предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда  (пункт 2). 

В силу пункта 1 статьи 1079 этого же кодекса юридические лица и 

граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для 


[A4] окружающих (использование транспортных средств, механизмов,  электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых  веществ, сильнодействующих ядов и т.п., осуществление строительной и иной,  связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причинённый  источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник  вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец  источника повышенной опасности может быть освобождён судом от  ответственности полностью или частично также по основаниям,  предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 данного кодекса. 

Из приведённых выше положений закона следует, что по общему правилу  ответственность за причинение вреда наступает при наличии состава  правонарушения, включающего наступление вреда, противоправность  поведения причинителя вреда, причинно-следственную связь между  противоправными действиями и наступившими неблагоприятными  последствиями, вину причинителя вреда. 

В отступление от этого правила юридические лица и граждане,  деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих,  отвечают за причинённый вред независимо от вины. 

В силу пункта 2 статьи 1083 Гражданского кодекса Российской  Федерации, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала  возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины  потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен. 

При взаимодействии источника повышенной опасности с объектом, не  являющимся таковым, ответственность владельца такого объекта наступает по  правилам статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации

В силу пункта 10.1 Правил водитель должен вести транспортное средство  со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при  этом интенсивность движения, особенность и состояние транспортного  средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности  видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю  возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для  выполнения требований Правил. 

При возникновении опасности для движения, которую водитель в  состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению  скорости вплоть до остановки транспортного средства. 

Данное требование Правил обязывает водителя выбирать скорость с 

учётом видимости в направлении движения. 


[A5] Не соглашаясь с выводом суда апелляционной инстанции о нарушении  водителем Григорьевым М.И. пункта 10.1 Правил, суд кассационной инстанции  сослался на то, что скорость движения транспортного средства не состояла в  прямой причинно-следственной связи с наездом на животное, вины водителя в  нарушении Правил не установлено, так как причиной ДТП явилось нахождение  на проезжей части безнадзорного животного (лошади). 

Между тем судом кассационной инстанции не учтено следующее.

Полномочия кассационного суда общей юрисдикции определены в § 1  главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. 

В соответствии с частью 1 статьи 379 Гражданского процессуального  кодекса Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции  проверяет законность судебных постановлений, принятых судами первой и  апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения и  толкования норм материального права и норм процессуального права при  рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного постановления, в  пределах доводов, содержащихся в кассационных жалобе, представлении, если  иное не предусмотрено данным кодексом. 

Согласно части 3 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса  Российской Федерации кассационный суд общей юрисдикции не вправе  устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были  установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной  инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того  или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими и  определять, какое судебное постановление должно быть принято при новом  рассмотрении дела. Дополнительные доказательства судом кассационной  инстанции не принимаются. 

Как неоднократно разъяснялось Конституционным Судом Российской  Федерации в ряде определений, данные нормы права, находясь в системной  связи с другими положениями главы 41 данного кодекса, регламентирующими  производство в суде кассационной инстанции, предоставляют суду  кассационной инстанции при проверке судебных постановлений право  оценивать лишь правильность применения нижестоящими судами норм  материального и процессуального права и не позволяют ему непосредственно  исследовать доказательства и устанавливать фактические обстоятельства дела,  подменяя тем самым суды первой и второй инстанций, которые самостоятельно  исследуют и оценивают доказательства, устанавливают фактические  обстоятельства дела на основе принципов состязательности, равноправия 

сторон и непосредственности судебного разбирательства. 


[A6] В постановлении от 5 февраля 2007 г. № 2-П Конституционный Суд  Российской Федерации применительно к пересмотру судебных постановлений,  вступивших в законную силу, указал, что такой пересмотр выступает в качестве  дополнительной гарантии реализации конституционного права на судебную  защиту и обеспечения правосудности судебных решений, когда исчерпаны все  средства защиты в судах общей юрисдикции первой и второй инстанций,  основания такого пересмотра не должны открывать возможность надзорного  производства лишь с целью исправления судебных ошибок, подлежащих  устранению в обычных (ординарных) судебных процедурах проверки судебных  постановлений, не вступивших в законную силу, основанием для отмены или  изменения судебного постановления нижестоящего суда не может быть  единственно другая точка зрения суда надзорной (в настоящее время — кассационной) инстанции на то, как должно быть разрешено дело, основания  для отмены или изменения вступивших в законную силу судебных  постановлений должны отвечать конституционно значимым целям и в  соответствии с принципом соразмерности не нарушать баланс справедливости  судебного решения и его стабильности. 

Не принимая во внимание вывод суда апелляционной инстанции о  нарушении водителем Григорьевым М.И. пункта 10.1 Правил, суд  кассационной инстанции не только фактически дал иную оценку  обстоятельствам дела, установленным нижестоящим судом, но и  предопределил в качестве преимущественного средства доказывания  определение об отказе в возбуждении дела об административном  правонарушении от 17 мая 2018 г., принятое инспектором ДПС ОГИБДД  ОМВД России по Елецкому району Липецкой области, которое в качестве  такового судом апелляционной инстанции признано не было, чем нарушил  требования главы 41 Гражданского процессуального кодекса Российской  Федерации. 

Согласно подпункту 49 пункта 2 статьи 26 Федерального закона  от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации  законодательных (представительных) и исполнительных органов  государственной власти субъектов Российской Федерации» (в редакции,  действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) к  полномочиям органов государственной власти субъекта Российской Федерации  по предметам совместного ведения, осуществляемым данными органами  самостоятельно за счёт средств бюджета субъекта Российской Федерации (за  исключением субвенций из федерального бюджета), относится решение  вопросов организации проведения на территории субъекта Российской 

Федерации мероприятий по предупреждению и ликвидации болезней 


[A7] животных, их лечению, отлову и содержанию безнадзорных животных, защите  населения от болезней, общих для человека и животных, за исключением  вопросов, решение которых отнесено к ведению Российской Федерации. 

В силу положений статей 19 и 20 Федерального закона от 6 октября  2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления  в Российской Федерации» органы местного самоуправления могут быть  наделены отдельными государственными полномочиями по вопросам, не  отнесённым в соответствии с данным федеральным законом к вопросам  местного значения, например, полномочием по организации проведения на  территории субъекта Российской Федерации мероприятий по отлову и  содержанию безнадзорных животных. 

В соответствии со статьёй 1 Закона Липецкой области от 15 декабря  2015 г. № 481-03 «О наделении органов местного самоуправления  государственными полномочиями по организации проведения мероприятий по  отлову и содержанию безнадзорных животных» (далее — Закон Липецкой  области № 481-03) в редакции, действовавшей на момент возникновения  спорных правоотношений, данный закон наделяет органы местного  самоуправления Липецкой области государственными полномочиями по  организации проведения мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных  животных. 

Согласно части 1 статьи 3 Закона Липецкой области № 481-03 органы  местного самоуправления при осуществлении переданных государственных  полномочий имеют право: 1) принимать муниципальные правовые акты по  вопросам осуществления переданных государственных полномочий на  основании и во исполнение положений, установленных действующим  законодательством Российской Федерации и области, 2) обращаться в  исполнительный орган государственной власти в сфере ветеринарии области за  оказанием методической помощи по вопросам осуществления переданных  государственных полномочий. 

В силу части 1 статьи 4 Закона Липецкой области № 481-03  исполнительный орган государственной власти области в сфере ветеринарии в  целях надлежащего исполнения органами местного самоуправления  переданных государственных полномочий имеет право оказывать  организационно-методическую помощь органам местного самоуправления по  вопросам осуществления переданных государственных полномочий. 

Согласно положениям статьи 7 Закона Липецкой области № 481-03 

контроль за осуществлением органами местного самоуправления переданных 


[A8] государственных полномочий осуществляет исполнительный орган  государственной власти области в сфере ветеринарии (часть 1). 

Контроль за осуществлением органами местного самоуправления  переданных государственных полномочий производится в следующих формах:  проведение ежегодных проверок осуществления переданных государственных  полномочий органами местного самоуправления и должностными лицами  органов местного самоуправления, проводимых в соответствии с планами,  утверждаемыми исполнительным органом государственной власти области в  сфере ветеринарии, проведение внеплановых проверок в случаях проверки  исполнения требований об устранении ранее выявленных нарушений либо  получения документов или иных сведений, свидетельствующих о нарушении  органом местного самоуправления и должностными лицами органов местного  самоуправления порядка осуществления переданных государственных  полномочий (часть 2). 

В соответствии со статьёй 9 Закона Липецкой области № 481-03 органы  местного самоуправления и должностные лица органов местного  самоуправления, осуществляющие исполнение переданных государственных  полномочий, несут ответственность за неисполнение или ненадлежащее их  исполнение в соответствии с законодательством Российской Федерации. 

Между тем судом первой инстанции, выводы которого кассационным  судом общей юрисдикции признаны правильными, не указано, какие  нарушения приведённого выше закона допущены администрацией или какие  возложенные этим законом обязанности ею не исполнены. Не установлено  также и фактов привлечения администрации и её должностных лиц к  ответственности ввиду ненадлежащего осуществления полномочий по  организации проведения мероприятий по отлову и содержанию безнадзорных  животных. 

Кроме того, вывод суда кассационной инстанции о ненадлежащем  исполнении администрацией обязанности по организации отлова безнадзорных  животных не может быть признан обоснованным и потому, что пункт 5  Методических указаний по осуществлению деятельности по обращению с  животными без владельцев, утверждённых постановлением Правительства  Российской Федерации от 10 сентября 2019 г. № 1180, на который сослался суд,  на момент совершения ДТП не действовал. 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской  Федерации полагает, что допущенные нарушения являются существенными,  они привели к неправильному разрешению спора и не могут быть устранены 

без отмены судебного постановления и нового рассмотрения дела. 


[A9] При новом рассмотрении дела суду кассационной инстанции следует  учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с требованиями закона. 

Руководствуясь статьями 39014-39016 Гражданского процессуального  кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам  Верховного Суда Российской Федерации 

определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Четвёртого  кассационного суда общей юрисдикции от 12 октября 2021 г. отменить,  направить дело на новое кассационное рассмотрение в Четвёртый  кассационный суд общей юрисдикции.

Председательствующий

Судьи