Постановление № 44Г-15 от 10.08.2011 Верховного Суда Республики Калмыкия (Республика Калмыкия)

                                                                                    Верховный Суд Республики Калмыкия                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)                                                                        Вернуться назад                                                                                           

                                    Верховный Суд Республики Калмыкия — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

Судья Фурманов И.В. № 44Г-15/2011

Докладчик Коченкова Л.Д.

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

10 августа 2011 года г. Элиста

Президиум Верховного Суда Республики Калмыкия в составе:

председательствующего Дакинова Е.Э.,

членов Президиума Басангова И.В., Петренко В.Л., Мишкеевой А.Л-Г., Пюрвеевой А.А.

рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по иску А.И.А. к А.Е.И. о восстановлении срока для принятия наследства, признании недействительными свидетельства о праве на наследство по закону и записи в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, признании права собственности на наследуемое имущество и взыскании компенсации морального вреда, переданное в Президиум Верховного суда Республики Калмыкия определением судьи Сангаджиевой Б.Т. от 15 июля 2011 года по надзорной жалобе представителя истца С.С.В. на кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК от 14 апреля 2011 года.

Заслушав доклад судьи Шовгуровой Т.А. об обстоятельствах дела, объяснения представителя истца А.И.А. С.С.В., поддержавшей доводы надзорной жалобы, возражения ответчика А.Е.И., Президиум

у с т а н о в и л:

А.И.А. обратился в суд с иском к А.Е.И. о восстановлении срока для принятия наследства, открывшегося после смерти отца А.А.И., признании недействительным свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом г. Элисты Х.А.А. А.Е.И. на домовладение № * по ул. * г. Элисты, признании недействительной записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности А.Е.И. на спорное домовладение и взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 руб. Кроме того, просил взыскать с ответчика расходы по оплате услуг представителя в размере 30000 руб. и по уплате государственной пошлины — 1500 руб.

В обоснование требований истец указал, что в 2003 году после смерти его бабушки А.Е.В., наследниками по закону первой очереди которой являлись его отец А.А.И. и ответчик А.Е.И., открылось наследство в виде спорного домовладения по указанному выше адресу. Так как А.Е.И. отказалась от наследства в пользу А.А.И., последний вступил в наследство, но не успел зарегистрировать право собственности на наследуемое имущество. 28 апреля 2010 г. его отец умер. О смерти отца он узнал только 21 января 2011 г. На его запрос нотариус ему сообщил, что А.Е.И. вступила в наследство, открывшееся после смерти его отца, указав в заявлении, что иных наследников у умершего нет. Между тем он является единственным наследником по закону первой очереди. Полагал, что срок для принятия наследства им пропущен по уважительной причине, так как о смерти А.А.И. он узнал только в январе 2011 года. Оставление его в неведении о смерти отца причинило ему нравственные страдания.

В судебном заседании А.И.А. и его представитель С.С.В. поддержали исковые требования, ссылаясь на доводы, изложенные в заявлении.

Ответчик А.Е.И. и её представитель Б.С.Э., не признав иск, пояснили, что после смерти А.Е.В. А.А.И. фактически не принял наследство, так как не зарегистрировал в установленном порядке право собственности на спорное домовладение. Поэтому наследственное имущество после смерти А.Е.В. приняла её дочь А.Е.И. как единственный наследник по закону первой очереди.

Нотариус г. Элисты Х.А.А. и представитель Управления Росреестра по Республике Калмыкия Б.В.Ю. просили в удовлетворении исковых требований отказать.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Решением Элистинского городского суда РК от 21 марта 2011 года исковые требования А.И.А. удовлетворены частично. Истцу восстановлен срок для принятия наследства, оставшегося после смерти А.А.И. Признано недействительным свидетельство о праве на наследство по закону, выданное нотариусом г. Элисты Х.А.А. 29 октября 2010 г., зарегистрированное в реестре за № *, признана недействительной и аннулирована запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 02 декабря 2010 г. № * о регистрации права собственности А.Е.И. на жилой дом, расположенный по адресу: г. Элиста, ул. *, д. *. За А.И.А. в порядке наследования по закону признано право собственности на жилой дом, расположенный по адресу: г. Элиста, ул. *, д. *. С А.Е.И. в пользу А.И.А. взысканы расходы по оплате услуг представителя в размере 5000 руб. и расходы по оплате государственной пошлины в размере 1000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований А.И.А. отказано. С А.Е.И. в бюджет г. Элисты взыскано 5942,65 руб.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК от 14 апреля 2011 года решение Элистинского городского суда от 21 марта 2011 года в части удовлетворения исковых требований А.И.А. отменено. В удовлетворении исковых требований А.И.А. к А.Е.И. о восстановлении срока для принятия наследства, признании недействительными свидетельства о праве на наследство по закону и записи в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, признании права собственности на наследуемое имущество и взыскании расходов по уплате услуг представителя и государственной пошлины отказано. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представитель истца С.С.В. просит отменить кассационное определение, оставив в силе решение суда первой инстанции, ссылаясь на то, что суд кассационной инстанции вышел за пределы доводов кассационной жалобы и, приняв во внимание лишь показания двух свидетелей со стороны ответчика, установил новые обстоятельства, показания же других свидетелей проигнорировал. В результате этих действий суда были нарушены права истца как наследника по закону. Неправильным, по ее мнению, является толкование судом второй инстанции положений ст. 1155 Гражданского кодекса РФ, которая не дает определения лица, которое не знало и не должно было знать об открытии наследства, равно как и не дает определения уважительности пропуска срока для принятия наследства. При оценке уважительности причин пропуска срока для принятия наследства существенным обстоятельством при разрешении именно этого спора является тот факт, что в течение длительного времени наследник не общался с наследодателем, поскольку последний уклонялся от выполнения возложенных на него в силу закона обязанностей по содержанию наследника (обязанность родителя по содержанию несовершеннолетнего ребенка), в связи с чем наследник прекратил общение с наследодателем. Отцом истца А.А.И. и ответчиком А.Е.И. были совершены все необходимые действия, установленные ст.ст. 1153, 1158 Гражданского кодекса РФ, для принятия наследства, оставшегося после смерти их матери А.Е.В. Факт отсутствия государственной регистрации права на наследственное имущество не означает, что наследник не принял имущество (п. 1 ст. 1152 ГК РФ). Кроме того, следует учесть, что постановлением судебного пристава-исполнителя от 23 октября 2003 года на спорное домовладение был наложен арест, и в отношении данного имущества было запрещено производить регистрацию сделок, а потому А.А.И. не мог получить свидетельство о праве собственности на него до снятия ареста с домовладения. Учитывая, что ответчик А.Е.И. в 2002 году уже отказалась от своей доли в наследстве в пользу отца истца, то она больше не имела права подавать заявление о вступлении в наследство на имущество матери, а нотариус – выдавать А.Е.И. свидетельство о праве на наследство. Кроме того, А.Е.И. утаила от нотариуса информацию о наличии у А.А.И. наследников первой очереди (сына) и не представила суду доказательств, опровергающих право истца на наследственное имущество как наследника по закону.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум Верховного суда Республики Калмыкия находит ее обоснованной и подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ, основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения при рассмотрении данного дела были допущены.

Удовлетворяя исковые требования А.И.А. частично, суд первой инстанции исходил из того, что о смерти отца и открытии наследства истец узнал 21 января 2011 года, то есть пропустил срок для принятия наследства по уважительным причинам.

Отменяя решение городского суда и отказывая в удовлетворении исковых требований А.И.А., суд кассационной инстанции указал, что отсутствие у наследника сведений об открытии наследства может быть признано уважительной причиной лишь том в случае, если установлен факт, что наследник не только не знал, но и не должен был знать о смерти наследодателя. Таким лицом может быть малолетний или недееспособный наследник, которые не способны понимать юридические последствия открытия наследства и правильно оценивать бездеятельность их законных представителей либо недобросовестно относящегося к своим обязанностям опекуна, а также еще не рожденный наследник. Также уважительными причинами могут признаваться такие связанные с личностью наследника обстоятельства, которые физически или юридически препятствовали совершению им действий, свидетельствующих о принятии наследства. Между тем в отношении истца таких обстоятельств не установлено, поэтому в удовлетворении иска должно быть отказано.

С указанными выводами судебной коллегии согласиться нельзя.

Согласно п. 1 ст. 1142 Гражданского кодекса РФ, наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя.

В соответствии с п. 1 ст. 1154 Гражданского кодекса РФ, наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

В силу п. 1 ст. 1155 Гражданского кодекса РФ по заявлению наследника, пропустившего срок, установленный для принятия наследства, суд может восстановить этот срок и признать наследника принявшим наследство, если наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил этот срок по другим уважительным причинам и при условии, что наследник, пропустивший срок, установленный для принятия наследства, обратился в течение шести месяцев после того, как причины пропуска этого срока отпали.

Как видно из материалов дела, истец А.И.А. является сыном А.А.И., умершего 28 апреля 2010 года. После того, как 03 ноября 1995 года брак между родителями был расторгнут, А.И.А. постоянно проживает с матерью в г. Волгограде, общение с отцом прекращено с того же момента, в последний раз встреча между отцом и сыном А. произошла в 2002 году, А.А.И. также не предпринимал мер к установлению контактов с сыном. О смерти отца и открытии наследства истец узнал 21 января 2011 года, своевременно о смерти отца ему не сообщили, что сторонами по делу не оспаривалось.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что истец не знал и не должен был знать об открытии наследства, срок для принятия наследства пропущен им по уважительной причине, а потому подлежит восстановлению.

При этом необходимо также учесть то, что длительное необщение между А. явилось следствием того, что после расторжения брака А.А.И. уклонялся от выполнения возложенных на него в силу закона обязанностей по содержанию сына, что усматривается из постановления судебного пристава-исполнителя от 23 октября 2003 года о наложении ареста на спорное домовладение, вынесенного на основании судебного приказа * районного суда г. * от 10 октября 1997 года о взыскании с А.А.И. алиментов на содержание сына И., 10 мая 1988 года рождения.

В связи с этим ссылки суда кассационной инстанции на то, что А.И.А. мог и должен был узнать своевременно о смерти отца, необоснованны.

Согласно п. 1 ст. 1157 Гражданского кодекса РФ, наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц (статья 1158 ГК РФ) или без указания лиц, в пользу которых он отказывается от наследственного имущества.

Пункт 2 этой же статьи предусматривает, что отказ от наследства не может быть впоследствии изменен или взят обратно.

Как усматривается из материалов дела, и не оспаривалось ответчиком А.Е.И. в судебном заседании, после смерти матери А.Е.В. в 2002 году она отказалась от своей доли наследства в пользу брата А.А.И.

Таким образом, А.Е.И. утратила право на наследство, оставшееся после смерти матери, и не имела права подавать заявление о вступлении в наследство на имущество, а нотариус не вправе был выдавать А.Е.И. свидетельство о праве на наследство, оставшееся после матери.

Довод ответчика о том, что она отказывалась от наследства только в пользу брата, не может быть принят во внимание, поскольку в силу п. 2 ст. 1158 Гражданского кодекса РФ не допускается отказ от наследства с оговорками или под условием.

В соответствии со ст. 1152 Гражданского кодекса РФ, принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник:

вступил во владение или в управление наследственным имуществом,

принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц,

произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества,

оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Имеющиеся в материалах дела данные свидетельствуют о том, что подачей 14 декабря 2002 года нотариусу Элистинского нотариального округа Республики Калмыкия заявления о принятии наследства А.А.И. выразил свою волю принять его.

При этом отсутствие регистрации спорного имущества в органах Росреестра не может ущемлять или исключать его права собственника на вышеуказанный жилой дом и земельный участок. Кроме того, после смерти матери и по день своей смерти А.А.И. проживал в указанном домовладении, то есть фактически принял наследство.

В силу ст. 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 01 июля 1997 года № 122-ФЗ, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – лишь юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Учитывая изложенное, имеются основания для вывода о том, что поскольку истец А.И.А. является единственным наследником первой очереди по закону на имущество, оставшееся после смерти его отца А.А.И., заявленные им требования о признании недействительными свидетельства о праве на наследство от 29 октября 2010 года и записи в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, признании права собственности на наследуемое имущество, подлежат удовлетворению.

При таких данных кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РК от 14 апреля 2011 года подлежит отмене, а решение Элистинского городского суда от 21 марта 2011 года — оставлению в силе.

Руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Президиум Верховного суда Республики Калмыкия

п о с т а н о в и л :

Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Калмыкия от 14 апреля 2011 года отменить, решение Элистинского городского суда от 21 марта 2011 года оставить в силе.

Надзорную жалобу С.С.В. удовлетворить.

Председательствующий