Решение № 2-132-11/10 от 23.03.2011 Таганского районного суда (Город Москва)

                                                                                    Таганский районный суд города Москвы                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                            

                                                                        Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)

                                                                        Вернуться назад

                        Таганский районный суд города Москвы — Судебные акты

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

23 марта 2011 года г. Москва

Таганский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи Подмарковой Е.В., при секретаре Евстюшкиной А.М., рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-132-11/10 по исковому заявлению Цеденбал А.З., Грецкого Р.В. к Авиакомпании «Катар Эйрвейз» о взыскании денежных средств, штрафных санкций и компенсации морального вреда,

Установил:

Истица Цеденбал А.З. изначально обратилась в Кунцевский районный суд г. Москвы с иском о взыскании денежных средств, штрафных санкций и компенсации морального вреда, указывая в обоснование своих требований, что , между ней и компанией «Катар Эйрвейз» было заключено соглашение в форме электронного билета об оказании компанией услуги по авиаперевозке – организации перелета по маршруту «Москва-Доха-Катманду-Доха-Москва» в период 26, , . В этот же день данная услуга истицей была оплачена в полном объеме в размере 58 464 рублей. В связи с принудительной задержкой рейса QR 353 Компании из Катманду в Доху, она не смогла вылететь вовремя рейсом QR 353 из Дохи в Москву , ей пришлось вылететь рейсом QR868 в 07:50 утра . В связи с чем, она опоздала на стыковку с чартерным рейсом R2 9287 из Москвы в Женеву  и на уже оплаченный трансфер из аэропорта Женевы в Кран-Монтана. В связи с чем, истице пришлось купить билеты на другой рейс стоимостью 29 808 рублей, также она была вынуждена забронировать новый трансфер из Женевского аэропорта в Кран-Монтана, стоимостью 335 швейцарских франков, из-за изменения времени перелетов произошли срывы различных договоренностей о встречах.  в адрес компании истицей была направлена претензия о возмещении причиненного ущерба, связанного с ненадлежащим качеством оказанных им услуг по авиаперевозке, однако ей был получен по сути отрицательный ответ.  в адрес компании была направлена повторная претензия, которая была оставлена без ответа

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истица просит суд взыскать с ответчика – представительства в Москве Авиакомпании Катарские авиалинии «Катар Эйрвейз» в свою пользу денежные средства в размере 29 808 рублей, 335 335 швейцарских франков по курсу 26,38 рублей за 1 швейцарские франк, что составляет 8 837 рублей 30 копеек, взыскать с ответчика неустойку, согласно ст.ст. 28,31 Закона РФ «О защите прав потребителей» за нарушение срока выполнения требования потребителя о возмещении убытков, причиненных недостатками оказанной услуги, в размере 210 470 рублей 40 копеек, а также компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб. (л.д.3-6).

Определением Кунцевского районного суда г. Москвы от  настоящее гражданское дело передано на рассмотрение по подсудности в Таганский районный суд г.Москвы (л.д.77-78).

Истец Грецкий Р.В. изначально обратился в Чертановский районный суд г. Москвы с иском о взыскании денежных средств, штрафных санкций и компенсации морального вреда, указывая в обоснование своих требований, что , между ним и компанией «Катар Эйрвейз» было заключено соглашение в форме электронного билета об оказании компанией услуги по авиаперевозке – организации перелета по маршруту «Москва-Доха-Катманду-Доха-Москва» в период 26, , . В этот же день данная услуга истцом была оплачена в полном объеме в размере 58 464 рублей. В связи с принудительной задержкой рейса QR 353 Компании из Катманду в Доху, он не смог вылететь вовремя рейсом QR 866 из Дохи в Москву , ему пришлось вылететь рейсом QR868 в 07:50 утра . В связи с чем, он опоздал на стыковку с чартерным рейсом R2 9287 из Москвы в Женеву  и на уже оплаченный трансфер из аэропорта Женевы в Кран-Монтана. В связи с чем, истцу пришлось купить билеты на другой рейс стоимостью 29 808 рублей, также он был вынужден забронировать новый трансфер из Женевского аэропорта в Кран-Монтана, стоимостью 335 швейцарских франков, из-за изменения времени перелетов произошли срывы различных договоренностей о встречах.  в адрес компании истцом была направлена претензия о возмещении причиненного ущерба, связанного с ненадлежащим качеством оказанных им услуг по авиаперевозке, однако им был получен по сути отрицательный ответ.  в адрес компании была направлена повторная претензия, которая была оставлена без ответа

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец просит суд взыскать с ответчика – представительства в Москве Авиакомпании Катарские авиалинии «Катар Эйрвейз» в свою пользу денежные средства в размере 29 808 рублей, 335 335 швейцарских франков по курсу 26,38 рублей за 1 швейцарские франк, что составляет 8 837 рублей 30 копеек, взыскать с ответчика неустойку, согласно ст.ст. 28,31 Закона РФ «О защите прав потребителей» за нарушение срока выполнения требования потребителя о возмещении убытков, причиненных недостатками оказанной услуги, в размере 210 470 рублей 40 копеек, а также компенсацию морального вреда в размере 50 000 руб. (л.д.121-127).

Определением Чертановского районного суда г. Москвы от  настоящее гражданское дело передано на рассмотрение по подсудности в Таганский районный суд г.Москвы (л.д.212-213).

Определением Таганского районного суда г. Москвы  гражданское дело по иску Цеденбал А.З. к Авиакомпании «Катар Эйрвейз» о взыскании денежных средств, штрафных санкций и компенсации морального вреда и гражданское дело по иску Грецкого Р.В. к Авиакомпании «Катар Эйрвейз» о взыскании денежных средств, штрафных санкций и компенсации морального вреда были объединены в одно производство (л.д. 113).

В судебном заседании  к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, привлечена компания «Открытие Трэвелз» (л.д. 280-282), наименование которой впоследствии изменено на ООО «Туроператор Открытие».

Определением суда от , вынесенным в протокольной форме, к участию в деле в качестве третьего лица было привлечено ООО «Астравел».

Исковые требования были уточнены в части взыскания с ответчика в пользу истцов неустойки. Окончательно в редакции уточнений исковых требований от  истцы просили суд взыскать с ответчика неустойку, согласно ст.ст. 28,31 Закона РФ «О защите прав потребителей» за нарушение срока выполнения требования потребителя о возмещении убытков, причиненных недостатками оказанной услуги по состоянию на  в размере 745 416 руб. каждому.

Истцы Цеденбал А.З., Грецкий Р.В в настоящее судебное заседание не явились. О дате и месте слушания дела судом извещались своевременно и надлежащим образом. Направили в суд своего представителя.

Представитель истцов по доверенностям соответственно Кокурин И.П. явился, настаивал на удовлетворении исковых требований с учетом их уточнений в полном объеме.

Представитель ответчика Авиакомпании «Катар Эйрвейз» по доверенности Романюк Ю.К. в судебное заседание явилась, исковые требования не признала по доводам изложенным в письменных возражениях на иск, приобщенных к материалам дела.

Представители третьего лица ООО «Туроператор Открытие», ООО «Астравел» в судебное заседание не явились, о дате и месте слушания дела судом извещены. ООО «Астравел» письменным заявлением, содержащимся в материалах дела, просил о рассмотрении дела без участия представителя.

Выслушав объяснения представителя истцов, представителя ответчика, огласив показания свидетеля Максимова Е.В., исследовав письменные материалы дела, суд считает, что иск подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 784 ГК РФ, перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки.

Общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами.

Условия перевозки грузов, пассажиров и багажа отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон по этим перевозкам определяются соглашением сторон, если настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Согласно ст. 786 ГК РФ, по договору перевозки пассажира перевозчик обязуется перевезти пассажира в пункт назначения, а в случае сдачи пассажиром багажа также доставить багаж в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение багажа лицу, пассажир обязуется уплатить установленную плату за проезд, а при сдаче багажа и за провоз багажа.

Заключение договора перевозки пассажира удостоверяется билетом, а сдача пассажиром багажа багажной квитанцией.

Формы билета и багажной квитанции устанавливаются в порядке, предусмотренном транспортными уставами и кодексами.

Пассажир имеет право в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом: перевозить с собой детей бесплатно или на иных льготных условиях, провозить с собой бесплатно ручную кладь в пределах установленных норм, сдавать к перевозке багаж за плату по тарифу.

В ходе судебного разбирательства из объяснений сторон и письменных материалов дела установлено, что  между Цеденбал А.З., Грецким Р.В. с одной стороны и компанией «Qatar Airwais», было заключено соглашение в форме электронного билета об оказании услуги по авиаперевозке – организации перелета по маршруту «Москва-Доха-Катманду-Доха-Москва» в период 26 декабря, 27 декабря,  (л.д. 7, 125).

 услуги были истцами оплачены в полном объеме, в размере 58 464 рубля каждый. Факт оплаты билетов каждым из истцов в размере 58 464 рубля подтверждается материалами дела.

Данные обстоятельства подтверждаются письменными материалами дела, никем не оспорены и сомнений у суда не вызывают.

Далее, в судебном заседании установлено, что ответчик Авиакомпании «Катар Эйрвейз» является иностранным юридическим лицом, учрежденным в Государстве Катар, что подтверждено п. 1.3. Положения «О деятельности Московского представительства «Катар Эйрвейз», а также свидетельством о внесении в свободный государственный реестр аккредитованных на территории РФ представительств иностранных компаний № от  (л.д.38).

В соответствии со ст.1186 ГК РФ право, подлежащее применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо гражданско-правовым отношениям, осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей, определяется на основании международных договоров Российской Федерации, настоящего Кодекса, других законов и обычаев, признаваемых в Российской Федерации.

В силу ст. 1210 ГК РФ стороны договора могут при заключении договора или в последующем выбрать по соглашению между собой право, которое подлежит применению к их правам и обязанностям по этому договору.

Соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела.

Стороны договора могут выбрать подлежащее применению право как для договора в целом, так и для отдельных его частей.

Если из совокупности обстоятельств дела, существовавших на момент выбора подлежащего применению права, следует, что договор реально связан только с одной страной, то выбор сторонами права другой страны не может затрагивать действие императивных норм страны, с которой договор реально связан.

В том случае, если применимое право сторонами по договору не предусмотрено применяются правила ст.1211 ГК РФ.

В соответствии с п.п. 1-3 ст. 1211 ГК РФ при отсутствии соглашения сторон о подлежащем применению праве к договору применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан, где находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.

Стороной, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, признается, если иное не вытекает из закона, условий или существа договора либо совокупности обстоятельств дела, сторона, являющаяся, в частности: перевозчиком — в договоре перевозки.

Из материалов дела усматривается, что договор между истцами и ответчиком являлся договором международной перевозки, осложненным иностранным элементом. Указанный договор подчиняется нормам международного права, а именно Конвенции об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок (Варшава,  гола), и Гаагского протокола от  к указанной Конвенции и Конвенции об унификации некоторых правил, касающихся международной воздушных перевозок (Монреаль, ).

Государство Катар является участником Монреальской Конвенции, а также вместе с Россией участвует в Варшавской Конвенции.

Таким образом, настоящий спор подчиняется указанным выше международным соглашениям. Следовательно, спорные правоотношения подлежат разрешению на основании указанных международных соглашений.

В обоснование своих исковых требований, истцы указывают, что в связи с принудительной задержкой рейса QR 353 Компании из Катманду в Доху, они не смогли вылететь вовремя рейсом QR 353 из Дохи в Москву , им пришлось вылететь рейсом QR868 в 07:50 утра . В связи с чем, они опоздали на стыковку с чартерным рейсом R2 9287 из Москвы в Женеву  и на уже оплаченный трансфер из аэропорта Женевы в Кран-Монтана. В связи с чем, им (истцам) пришлось купить билеты на другой рейс стоимостью 29 808 рублей каждый, также они были вынуждена забронировать новый трансфер из Женевского аэропорта в Кран-Монтана, стоимостью 335 швейцарских франков каждый.  в адрес компании истцами была направлена претензия о возмещении причиненного ущерба, связанного с ненадлежащим качеством оказанных им услуг по авиаперевозке, однако им был получен по сути отрицательный ответ.  в адрес компании была направлена повторная претензия, которая была оставлена без ответа.

В подтверждение несения затрат на покупку новых билетов на рейс Москвы в Женеву стоимостью 29 808 рублей каждый, истцы представили маршрут квитанции электронных билетов.

В подтверждение несения затрат на бронирование нового трансфера из Женевского аэропорта в Кран-Монтана, стоимостью 335 швейцарских франков каждый, истцы представили маршрут квитанции электронных билетов, а также чеки.

Явившийся в судебное заседание представитель ответчика, не оспаривал факт приобретения истцами услуг по авиаперевозке – организации перелета по маршруту «Москва-Доха-Катманду-Доха-Москва» в период 26, , , вместе с тем возражал против удовлетворения требований истцов, обосновав это тем, что у истцов не было оснований оплачивать билет по маршруту Москва-Женева дополнительно, авиакомпания имела возможность забронировать бесплатно билет до Женевы из Дохи, если бы истец заявил о своей проблеме. Сослался на ст. 21 Варшавской Конвенции, согласно которой пассажир обязан минимализировать свой ущерб и действовать разумно и добросовестно. По тем же основаниям представитель ответчика возражал против удовлетворения требований об оплате трансфера. Кроме того представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что задержка вылета рейса из Катманду в Доху произошла по причине неполадок системы регистрации, пока регистрация не закрыта в системе рейс не может быть выпущен поскольку, на основании данных полученных после окончания регистрации, командир Воздушного судна принимает окончательное решение о вылете самолета после завершения центровки самолета. Положение центра тяжести самолета (центровка) оказывает большое влияние на поведение самолета в воздухе и управлением им, то есть влияет на безопасность полета.

Оценивая доказательства, представленные сторонами, суд приходит к следующим выводам.

Варшавской Конвенцией (от 18 сентября 1961 года) для унификации некоторых правил, касающихся международных видов перевозок, ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР 15 августа 1983 года № 9820-Х, регламентируются вопросы ответственности при международных перевозках. Согласно ст. 19 Конвенции ответственность за вред, причиненный опозданием при воздушной перевозке пассажира, несет перевозчик.

В соответствии с п. б ст. 2 Федерального закона от 15 июля 1995 года № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» ратификация означает форму выражения согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора. Таким образом, любое из положений Варшавской Конвенции, в том числе и ст. 19, является обязательным для России и подлежит применению на всей ее территории. Нормы Варшавской Конвенции как международного договора имеют приоритет над внутригосударственным законодательством (ст. 5 Закона о международных договорах и ст. 7 ГК РФ).

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» подтверждает данный вывод и разъясняет: «…суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирующего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора Российской Федерации».

Проанализировав изложенное, суд приходит к выводу о том, что любые законодательные акты России, возлагающие ответственность за опоздание при воздушной перевозке на другое лицо, кроме или вместо авиаперевозчика, применению на территории Российской Федерации не подлежат.

Как это указано выше, договор международной перевозки подчиняется нормам международного права: Варшавская Конвенция 1929 года, Гаагский протокол 1955 года, Монраельская Конвенция 1999 года.

Положения названных международных соглашений не обязывают перевозчика возвратить уплаченную за воздушную перевозку сумму при отказе пассажира от воздушной перевозки.

В соответствии со ст. 33 Варшавской Конвенции, 1929г. Об унификации некоторых правил, касающихся международных воздушных перевозок и ст. 27 Монреальской Конвенции 1999г., ничто в настоящей Конвенции не препятствует перевозчику отказаться от заключения договора перевозки, отказаться от каких-либо средств защиты, предусматриваемых Конвенцией, или установить условия, не противоречащие положениям настоящей Конвенции.

Применяемые тарифы являются частью договора перевозки. Условия по каждому тарифу разъяснены в доступных информационных системах, которыми при бронировании и оплате билета пользуются пассажиры.

Таким образом, приобретая билет Авиакомпании, истцы заключили договор перевозки и тем самым согласились с условиями договора.

Доказательств того, что истцы не знали об условиях тарифа и не имели возможности с ними ознакомиться истцами не представлено, а судом таковых не добыто, напротив, суд приходит к выводу, что истцы с условиями тарифа были ознакомлены, поскольку операция дистанционного бронирования сама по себе не может завершиться без согласия на то покупателя, а кроме того, это прямо следует из содержания полученных на запросы суда ответов.

В соответствии со ст.20 Варшавской Конвенцией (от 18 сентября 1961 года) перевозчик не несет ответственности, если он докажет, что им и поставленными им лицами были приняты все необходимые меры к тому, чтобы избежать вреда, или что им было невозможно их принять.

В силу ст. 21 Варшавской Конвенцией (от 18 сентября 1961 года) в случае, если перевозчик докажет, что вина лица, потерпевшего вред, была причиной вреда или содействовала ему, суд может согласно постановлению своего собственного закона, устранить или ограничить ответственность перевозчика.

В силу ст. 23 Варшавской Конвенцией всякая оговорка, клонящаяся к освобождению перевозчика от ответственности или же установлению предела ответственности меньшего чем тот, который установлен в настоящей Конвенции, является недействительной и не порождает никаких последствий, но недействительность этой оговорки не влечет за собой недействительности договора, который продолжает подпадать под действие постановлений настоящей Конвенции.

В соответствии со ст. 19 Монреальской конвенции, перевозчик несет ответственность за вред, происшедший вследствие задержки при воздушной перевозке пассажиров, багажа или груза. Однако перевозчик не несет ответственности за вред, причиненный вследствие задержки, если он докажет, что им и его служащими и агентами приняты все возможные, разумно необходимые меры к тому, чтобы избежать вреда, или что ему или им было невозможно принять такие меры.

В силу ст. 20 Монреальской конвенции, если перевозчик докажет, что вред был причинен или его причинению способствовали небрежность, неправильное действие или бездействие лица, требующего возмещения, или лица, от которого происходят его или ее права, перевозчик полностью или частично освобождается от ответственности перед требующим возмещения лицом в той мере, в какой такие небрежность, неправильное действие или бездействие причинили вред или способствовали его причинению. Когда требование о возмещении заявлено иным лицом, чем пассажир, в связи со смертью или телесным повреждением, понесенным этим последним, перевозчик равным образом полностью или частично освобождается от ответственности в той мере, в какой он докажет, что небрежность, другое неправильное действие или бездействие этого пассажира причинили вред или способствовали его причинению. Настоящая статья применяется ко всем положениям об ответственности в настоящей Конвенции, включая пункт 1 статьи 21.

Как это пояснил представитель ответчика, задержка отправления рейса была вызвана задержкой проведения центровки самолета командиром воздушного судна, которая в свою очередь вызвана задержкой регистрации пассажиров.

По ходатайству представителя ответчика в судебном заседании от  в подтверждение доводов о том, что ответчик должен быть освобожден от ответственности, был допрошен свидетель Максимов Е.В., который пояснил, что является сервис-менеджером в аэропорте Домодедово. Свидетель пояснил, что центровка самолета – это распределение центра тяжести относительно размещения багажа, пассажиров почты в самолете. Центровка самолета важна в целях безопасности пассажир и командира воздушного судна. Информация о центровке самолета необходима для принятия решения командиром воздушного судна о необходимом количестве топлива, которое будет затрачено за все время перелета. Также самолет имеет определенный вес на взлете, в воздухе и при посадке. Превышение каких-либо параметров может негативно повлиять на процесс взлета, полета и посадки, что может привести к катастрофе воздушного судна. На основании данных после закрытия регистрации группа центровки распределяет зарегистрированный багаж, груз и почту относ короба самолета. Без данных об окончании регистрации невозможно приступить к центровке самолета. Командир не отправит рейс без суммарной загрузочной ведомости. В настоящем случае свидетель участвовал в получении информации и в аэропорту, из которого отправлялся рейс, имел место быть системный сбой при регистрации за 40 минут до ее окончания, и поэтому регистрация была задержана и не было возможности начать центровку самолета, поскольку не была окончена регистрация.

Суд доверяет показаниям допрошенного свидетеля Максимова Е.В., поскольку его показания логичны, последовательны, согласуются с объяснениями сторон, не противоречат материалам дела.

Вместе с тем, показания свидетеля Максимова Е.В. не могут являться основанием для освобождения ответчика от ответственности за задержу рейса.

Также судом по ходатайству представителя ответчика был направлен запрос в Росавиацию, Согласно полученного ответа, Авиакомпания Катар Эйрвейз», выполняющая полеты из Домодедово, обязаны руководствоваться международными стандартами и рекомендуемой практикой Международной организации гражданской авиации, в соответствии с которыми полет не начинается, пока не будут заполнены формы предполетной подготовки, удостоверяющие тот факт, что командир воздушного судна удовлетворен результатами проверки, подтверждающими, что масса самолета и расположение центра тяжести позволяют безопасно выполнять полет с учетом ожидаемых условий полета, организацией, выполняющей на договорной основе оперативное обслуживание судов в аэропорту Домодедово и отвечающей за взаимодействие с авиакомпаниями, является «Домодедово Аэропорт Хэндлинг», структурное подразделение которого, в том числе, выполняет расчет центровки воздушного судна перед полетом. В настоящее время «Домодедово Аэропорт Хэндлинг» и авиакомпания «Катар Эрвейз» договорными обязательствами не связаны.

Анализируя нормы гражданского законодательства РФ, и конкретные обстоятельства настоящего дела, установленные в ходе судебного разбирательства, суд не находит оснований для освобождения от ответственности ответчика, поскольку ответчиком не представлено достоверных доказательств, что им и поставленными им лицами были приняты все необходимые меры к тому, чтобы избежать вреда, а также того, что было невозможно их (меры) принять, равно как и наличия обстоятельств непреодолимой силы.

Кроме того, суд отмечает, что Монреальская конвенция не освобождает перевозчика от ответственности за вред, возникший в результате действия обстоятельств непреодолимой силы.

Таким образом, суд приходит к убеждению, что ответственность перед истцами за задержку рейса должна быть возложена на авиаперевозчика — в данном случае Авиакомпания Катар Эйрвейз.

В соответствии с ч. 3 ст. 1212 ГК РФ право, подлежащее применению к договору с участием потребителя, правила, установленные пунктами 1 и 2 настоящей статьи, не применяются к договору перевозки.

В соответствии с положениями ст. 19 Варшавской Конвенции перевозчик несет ответственность за вред, происшедший вследствие задержки при воздушной перевозке пассажира.

В Варшавской Конценции не предусмотрены взыскание с авиаперевозчика штрафов, штрафных санкции или любых других выплат, не относящихся к компенсации фактического вреда. То есть по смыслу Конвенции возмещается только реальный ущерб, который в силу ст. 22 Указанной Конвенции, в отношении каждого пассажира ограничивается ответственностью перевозчика суммой 250 000 франков.

В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК РФ, под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Истцы просят суд взыскать с ответчика убытки, понесенные каждым из них вследствие опоздания на рейс Москва-Женева в размере 29 808 руб. и трансфер Женева-Кран-Монтана в размере 8 837 руб. 30 коп.

Как было установлено в судебном заседании, в связи с принудительной задержкой рейса QR 353 из Катманду в Доху, истцы не смогли вылететь вовремя рейсом QR 353 из Дохи в Москву , им пришлось вылететь рейсом QR868 в 07:50 утра . В связи с чем, они опоздали на стыковку с чартерным рейсом R2 9287 из Москвы в Женеву , в связи с чем, им (истцам) пришлось купить билеты на другой рейс из Москвы в Женеву стоимостью 29 808 рублей каждый. Факт покупки новых билетов подтверждается маршрут-квитанциями.

При этом, согласно поступившего ответа на запрос суда из ООО «Джет», стоимость авиабилетов из Москвы в Женеву  на рейс, который не состоялся из-за задержки рейса QR 353 из Катманду в Доху не компенсируется.

При таких обстоятельствах суд считает, что на ответчика Компанию «Катар Эйрвейз» должна быть возложена ответственность по возмещению ущерба, причиненного им в результате задержки рейса QR 353 из Катманду в Доху, в размере 29 808 рублей 00 копеек в пользу каждого из истцов.

Вместе с тем, суд не находит законных оснований для взыскания с ответчика суммы ущерба, понесенного истцами, в связи с приобретением трансфера из Женевского аэропорта в Кран-Монтана стоимостью 335 швейцарских франков каждый.

Как было указано выше, истцы в обоснование своих требований в части взыскания расходов на трансфнер, вызванных принудительной задержкой рейса QR 353 Компании из Катманду в Доху, истцы были вынуждены забронировать новый трансфер из Женевского аэропорта в Кран-Монтана, стоимостью 335 швейцарских франков каждый, в подтверждение данных затрат ответчиками были представлены чеки.

Вместе с тем, суд не может расценить представленные документы, как доказательство несения истцами расходов по оплате трансферов из Женевского аэропорта в Кран-Монтана, поскольку из этих документов не усматривается, что затраты были произведены непосредственно истцами.

Кроме того, истцами не было представлено доказательств обосновывающих необходимость несения затрат именно в таком размере, как они просят взыскать.

Суд не может согласиться с доводами представителя ответчика о том, что у истцов не было оснований оплачивать билет дополнительно, так как авиакомпания ответчика имела возможность забронировать бесплатно билет до Женевы из Дохи, если бы истец заявил о своей проблеме, поскольку находит его неоснованным на нормах международного законодательства.

Также истцы, ссылаясь ст.ст. 28,31 Закона РФ «О защите прав потребителей» просят суд взыскать с ответчика неустойку за нарушение срока выполнения требования потребителя о возмещении убытков, причиненных недостатками оказанной услуги в пользу каждого истца, а также возместить моральный вред.

Как установлено в судебном заседании – ответчик Авиакомпании «Катар Эйрвейз» является иностранным юридическим лицом, следовательно, спорные правоотношения, как это указано выше, подлежат разрешению на основании указанных выше международных соглашений.

Действие Закона РФ «О защите прав потребителей» не распространяется на данные правоотношения, участником которых является зарубежная авиакомпания.

Вместе с тем ни Варшавская, ни Монреальская конвенции не содержат правил о взыскании штрафных санкции и взыскании компенсации морального вреда вызванных задержкой вылета.

На основании изложенного, на ответчика не может быть возложена обязанность по возмещению истцам штрафных санкций, компенсации морального вреда, в связи с чем суд не находит оснований для удовлетворения исковых требований истцов в данной части.

Более того, истцами не представлено доказательств причинения им страданий (физических, нравственных), являющихся основанием для компенсации морального вреда.

Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о том, что требования истцов подлежат частичному удовлетворению: суд взыскивает с ответчика в пользу истицы Цеденбал А.З. в счет возмещения ущерба 29 808 рублей 00 копеек, в пользу истца Грецкого Р.В. суд взыскивает в счет возмещения ущерба 29 808 рублей 00 копеек, в остальной части иска суд истцам — отказывает.

Удовлетворяя частично требования истцов, суд взыскивает с ответчика в доход государства государственную пошлину в размере 1 988 рублей 48 копеек.

На основании изложенного, и руководствуясь ст. ст. 15, 1186,1210,1211,1212 ГК РФ, ст. ст. 98, 194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

Взыскать с Авиакомпании «Катар Эйрвейз» в пользу Цеденбал А.З. в счет убытков 29 808 рублей 00 копеек (двадцать девять тысяч восемьсот восемь рублей).

Взыскать с Авиакомпании «Катар Эйрвейз» в пользу Грецкого Р.В. в счет убытков 29 808 рублей 00 копеек (двадцать девять тысяч восемьсот восемь рублей).

В удовлетворении остальной части иска Цеденбал А.З., Грецкому Р.В. — отказать.

Взыскать с Авиакомпании «Катар Эйрвейз» в доход государства государственную пошлину в размере 1 988 рублей 48 копеек (одна тысяча девятьсот восемьдесят восемь рублей сорок восемь копеек).

Решение может быть обжаловано в Московский городской суд через суд в течение 10 дней.

Судья: