Решение № 2-1431/17 от 13.03.2017 Советского районного суда г. Казани (Республика Татарстан)

Дело №2-1431/2017

РЕШЕНИЕ

именем Российской Федерации

13 марта 2017 года город Казань

Советский районный суд города Казани в составе

председательствующего судьи О.В. Мельниковой

при секретаре судебного заседания М.А. Лягиной

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью «Банковские Гарантии 24» о признании договора недействительным, применение последствий недействительности сделки, взыскании оплаченного взноса, процентов за пользование чужими денежными средствами,

установил:

ФИО1 (далее также – истец) обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Банковские Гарантии 24» (далее также – ответчик, ООО «Банковские Гарантии24») о признании договора недействительным, применение последствий недействительности сделки, взыскании оплаченного взноса, процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь на следующие обстоятельства.

Иск обоснован тем, что &lt,дата изъята&gt, между истцом и ответчиком был договор &lt,номер изъят&gt, путем обмена по электронной почте о передаче секрета производства (Ноу-Хау), согласно которому ответчик обязуется передать истцу за вознаграждение и на указанный в договоре срок права на использование в предпринимательской деятельности истца, принадлежащие ответчику секрет производства ноу-хау при помощи которого истец намерен извлекать прибыль.

Истец считает, что договор является незаключенным, так как не соответствует требованиям статьи 432 ГК РФ. Кроме того, в процессе общения с сотрудниками ответчика, истцу стало известно, что какими либо сведениями информационно — консультационных услуг на оформление банковских продуктов, недоступными и неизвестными третьим лицам ответчик не владеет. Все сведения доступны на сайтах сети интернет. Документы, которые могут подтвердить исключительные права ответчика относительно этих сведений истцу не представлено.

В связи с чем, по приведенным основаниям истец просит суд признать лицензионный договор о передаче секрета производства (ноу-хау) &lt,номер изъят&gt, от &lt,дата изъята&gt, незаключенным, взыскать в пользу истца уплаченный паушальный взнос в размере 400 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 14 811 рублей 70 копейки.

В дальнейшем истец уточнил исковые требования и просил суд признать лицензионный договор о передаче секрета производства (ноу-хау) &lt,номер изъят&gt, от &lt,дата изъята&gt, недействительным, применить последствия недействительности сделки, взыскать с ответчика в пользу истца уплаченный паушальный взнос в размере 400 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 14 811 рублей 70 копейки и возврат государственной пошлины в размере 7 368 рублей 84 копейки.

&lt,дата изъята&gt, судом в качестве третьего был привлечен ООО «Трастинвестсервис».

&lt,дата изъята&gt, судом в качестве третьего лица был привлечен ООО «Старов, Эйдельман и партнеры».

Истец ФИО1 в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела извещен, надлежащим образом.

Представитель истца Салимова Г.Г., действующая на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования поддержала по основаниям изложенным в уточненных исковых требованиях.

Представители ответчика ООО «Банковские Гарантии 24» Архипов А.О., Эйдельман И.Б., действующие на основании доверенностей, исковые требования не признали, просили в удовлетворении исковых требований отказать.

Представитель третьего лица ООО «Трастинвестсервис» Салимова Г.Г. действующая на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования поддержала.

Представитель третьего лица ООО «Старов, Эйдельман и партнеры» в судебное заседание не явился, извещен, ранее в судебном заседании пояснил, что с исковыми требованиями истца не согласен, агентский договор, по которому агент обязался осуществлять подбор банка гаранта, удостоверяющего требования Федерального закона №24, заключался между ООО «Банковские гарантии 24» и ООО «Старов, Эйдельман и партнеры». Договор же между сторонами заключен с целью предпринимательской деятельности. Предпринимательская деятельность в соответствии с нормами ГК РФ осуществляется на свой страх и риск и если лицо считает, что он недополучил прибыль, то это описывается понятием предпринимательского риска. По его мнению, сторона истца приняла исполнение, тогда как можно говорить о заблуждении. То, что истец не заключил какие-то сделки, то это не по вине ответчика.

Исследовав материалы дела, выслушав стороны, участвующие по делу, специалиста, суд приходи к следующему.

Согласно статье 1235 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Лицензиат может использовать результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации только в пределах тех прав и теми способами, которые предусмотрены лицензионным договором. Право использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, прямо не указанное в лицензионном договоре, не считается предоставленным лицензиату.

Лицензионный договор должен предусматривать:

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

1) предмет договора путем указания на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, право использования которых предоставляется по договору, с указанием в соответствующих случаях номера документа, удостоверяющего исключительное право на такой результат или на такое средство (патент, свидетельство),

2) способы использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации.

Частью 5 статьи 1235 ГК РФ предусмотрено, что по лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. Выплата вознаграждения по лицензионному договору может быть предусмотрена в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме.

В силу части 2 статьи 1232 ГК РФ в случаях, когда результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации подлежит в соответствии с настоящим Кодексом государственной регистрации, отчуждение исключительного права на такой результат или на такое средство по договору, залог этого права и предоставление права использования такого результата или такого средства по договору, а равно и переход исключительного права на такой результат или на такое средство без договора, также подлежат государственной регистрации, порядок и условия которой устанавливаются Правительством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 12 части 1 статьи 1225 ГК РФ результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются в том числе секреты производства (ноу-хау),

В силу статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно статье 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В силу статьи 1465 ГК РФ секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

2. Секретом производства не могут быть признаны сведения, обязательность раскрытия которых либо недопустимость ограничения доступа к которым установлена законом или иным правовым актом.

Согласно статье 1467 ГК РФ исключительное право на секрет производства действует до тех пор, пока сохраняется конфиденциальность сведений, составляющих его содержание. С момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей.

Согласно части 1 статьи 1469 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на секрет производства (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования соответствующего секрета производства в установленных договором пределах.

В силу статьи 179 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу статьи 395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Пунктом 57 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации положения главы 75 ГК РФ определяют порядок правовой охраны секретов производства (ноу-хау), то есть сведений любого характера (производственных, технических, экономических, организационных и других), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведений о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны (статья 1465 Кодекса).

Из материалов дела следует, что между сторонами заключен лицензионный договор о передаче секрета производства (ноу-хау) &lt,номер изъят&gt, от &lt,дата изъята&gt,.

По условиям договора ответчик обязался представить истцу за вознаграждение и на указанный в договоре срок право на использование в предпринимательской деятельности лицензиата принадлежащий лицензиару секрет производства (ноу-хау), при помощи которого лицензиат намерен извлекать прибыть при оказании информационно-консультационных услуг на оформление банковских продуктов, используя принадлежащее лицензиару исключительные права.

Согласно пункту 2.2. в состав секрета производства (ноу-хау), передаваемого в соответствии с пунктом 2.1. настоящего договора входят:

2.2.1 передача указанного в пункте 1.1. настоящего договора секрета производства (ноу-хау) с указанием на все имеющиеся нюансы. Обучение обработки входящих заявок, обучение продажам, продуктам банка, взаимодействию с банками, а также работе с СRМ- системой. Обучение проводится удаленно с использованием вебинаров,

2.2.2 рекомендации и инструкции по подбору помещения,

2.2.3 передача и инструкция по использованию фирменного стиля (Брендбук),

2.2.4 рекомендации на цены необходимой мебели, орг. техники для помещения,

2.2.5 рекомендации по поиску и подбору персонала. Подробные инструкции по найму персонала,

2.2.6 должностные инструкции для всех категорий сотрудников,

2.2.7 рекомендации по настройке рекламной компании в системах «Яндекс Директ» и «Гугл Эдвордс», в случае не использования основного сайта предусмотренного п. 2.2.8,

2.2.8 внедрение одностраничного сайта в сети интернет, направленного на продвижение услуг лицензиата в городе по местонахождению лицензиата,

2.2.9 внедрение и установка СRМ- системы,

2.2.10 содействие в исполнении обязательств перед клиентами лицензиата,

2.2.11 по необходимости информационная поддержка лицензира (скайп-сессии).

В соответствии с пунктом 4.1.1. договора размер паушального взноса составляет 400 000 рублей.

Согласно чек-ордеру от &lt,дата изъята&gt, истец оплатил вышеназванный взнос в размере 400 000 рублей.

В судебном заседании представитель истца указала, что ответчик фактически не предоставил истцу секрета производства (ноу-хау), а представленные ответчиком как лицензиаром сведения не имеют коммерческой ценности в силу известности их третьим лицам, поскольку CRM-системы и программу можно найти в сети интернет в свободном доступе, при этом для осуществления своей деятельности истец мог самостоятельно заключить договор на использование программы CRM.

С данными доводами представителя истца суд не может согласиться по следующим основаниям.

Из условий лицензионного договора &lt,номер изъят&gt, от &lt,дата изъята&gt, год следует, что по смыслу рассматриваемого лицензионного договора секретом производства являются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) ответчика в процессе предпринимательской деятельности в сфере оказания информационно-консультационных услуг и которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность при оказании банковских услуг, в связи с чем, предметом договора является передача неисключительного права на использование ноу-хау. Таким образом, предмет лицензионного договора сторонами были определен.

Кроме того, из представленных в материалы дела актов выполненных работ по лицензионному договору следует, что ответчик оказал, а истец принял оказанные услуги, перечень которых соответствует лицензионному договору, истец к объему, качеству оказанных услуг претензий не имел, указанные акты подписаны лично истцом.

В связи с чем, суд находит, что лицензионный договор заключен, переданные истцу сведения составляют секрет производства и объект исключительного права ответчика в финансовой сфере деятельности, при этом услуги оказаны, что подтверждается представленными в материалы дела доказательствами, в том числе актами об оказании работ (услуг), подписанными сторонами.

Кроме того, факт того, что предмет лицензионного договора содержит секрет производства (ноу-хау), подтверждаются пояснениями ФИО2, допрошенного в судебном заседании в качестве специалиста.

Несостоятельным суд находит довод представителя истца и тот, что фактически предметом заключенного сторонами лицензионного договора является оказание услуг, а не передача секрета производства (ноу-хау), поскольку по своей правой природе спорный договор является именно лицензионным договором на предоставление права использования секрета производства (ноу-хау), а не договором возмездного оказания услуг. Кроме этого, ни на момент заключения спорного договора, ни на момент его исполнения, в том числе при подписании акта оказанных услуг ФИО1 не заявлял о несогласии с предметом договора и не заявлял о не передаче ему секрета производства (ноу-хау).

Более того, из пункта 1.1 лицензионного договора следует, что в качестве секрета производства (ноу-хау) сведения на оказание банковских продуктов имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых лицензиаром введен режим коммерческой тайны. Иных доказательств, свидетельствующих о том, что содержащиеся в пункте 2.2. лицензионного договора сведения не содержат состава секрета производства и не имеют коммерческой ценности в материалы дела не представлено.

Действуя свободно и заключая лицензионный договор, истец согласился с содержащимися в нем условиями, в том числе и с предметом договора, в качестве которого определены обязательства по передаче и использованию секрета производства (ноу-хау).

При вышеприведенных обстоятельствах суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований в части признания договора недействительным.

Остальные требования, в частности применение последствий недействительности сделки, взыскание оплаченного взноса, процентов за пользование чужими денежными средствами также не подлежат удовлетворению, поскольку являются производными от основного требования.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 194-198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований ФИО1 к обществу с ограниченной ответственностью «Банковские Гарантии 24» о признании договора недействительным, применение последствий недействительности сделки, взыскании оплаченного взноса, процентов за пользование чужими денежными средствами – отказать.

Решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Верховный суд Республики Татарстан через Советский районный суд города Казани в течение одного месяца.

Судья: подпись О.В. Мельникова