Решение № 2-2826/2015 от 17.02.2016 Московского районного суда г. Твери (Тверская область)

Дело №2-31/2016 &lt,данные изъяты&gt,Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

17 февраля 2016 года

Московский районный суд города Твери

В составе председательствующего судьи Ипатова В.Е.,

при секретаре Соловьевой Н.С.,

с участием представителя истца Усова Ю.Н. – Маева И.К.,

ответчика Маркова Д.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Усова Ю.Н. к Маркову Д.А. о признании завещания недействительным и включение квартиры в наследственную массу,

у с т а н о в и л:

Истец Усов Ю.Н. обратился в суд с иском к ответчику Маркову Д.А. о признании завещания составленного ФИО1 на имя Маркова Д.А., удостоверенного нотариусом Семеновой М.Ю., недействительным. В обоснование своих требований истец указал, что ДД.ММ.ГГГГ его мама ФИО1 составила завещание, которым завещала истцу Усову Ю.Н. и брату истца — ФИО2 принадлежащую ей на праве собственности квартиру расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,. Данное завещание удостоверено нотариусом г.Твери Лобановой М.Д., зарегистрировано в реестре за . Его брат — ФИО2 умер ДД.ММ.ГГГГ. Мама ФИО1 умерла ДД.ММ.ГГГГ в возрасте 77 лет. Ему стало известно, что ДД.ММ.ГГГГФИО1 завещала Маркову Д.А., который является ему племянником, &lt,адрес&gt,. Завещание было подписано ФИО4 якобы по личной просьбе ФИО1. На похороны брата ФИО2 и матери ФИО1 он приехать не смог, так как долго оформлял визу в Польше. ФИО1 страдала рядом заболеваний, в основном связанных с пожилым возрастом, а также раком и диабетом. Из-за этих заболеваний психическое состояние мамы в последние годы ухудшилось. Действия ФИО1 давали основания полагать, что она не понимает значение своих действий и не может руководить ими. В медицинской карте ФИО1 содержатся записи о том, что 09 июля 2015 года, 22 июля 2015 года, 23 июля 2015 года были совершены неоднократные выезды врача на дом в связи с её плохим самочувствием. Истец полагает, что завещание совершенное на имя Маркова Д.А., в котором якобы выражалась воля ФИО1, составлено в состоянии, когда последняя не способна была понимать значение своих действий и руководить ими, так как накануне составления завещания она похоронила своего сына ФИО2, который умер ДД.ММ.ГГГГ. Истец считает, что оспариваемым завещанием нарушены его законные права и интересы как наследника первой очереди.

В ходе судебного разбирательства сторона истца в порядке ст.39 ГПК РФ дополнила основания и увеличила размер исковых требований. Помимо ранее указанного основания для признания завещания недействительным – ст.177 ГК РФ, истец ссылается также и на п.3 ст.1125 ГК РФ, полагая, что у ФИО1 в момент совершения завещания отсутствовал какой-либо физический недостаток, тяжелая болезнь, не позволяющей ей самостоятельно подписать спорное завещание. Кроме того истец просит помимо требования о признания спорного завещания недействительным и включить в наследственную массу, открывшуюся после смерти ФИО1, квартиры, расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,.

В судебное заседание истец Усов Ю.Н. не явился, извещался судом о месте и времени рассмотрения дела, направил в суд своего представителя по доверенности Маева И.К..

В судебном заседании представитель истца Усова Ю.Н. – Маев И.К., исковые требования поддержала в полном объеме, по доводам и основаниям изложенным как в первоначальном исковом заявлении, так и в дополненном исковом заявлении.

В судебном заседании ответчик Марков Д.А., возражал против заявленных истцом требований, полагая, что истцом суду не представлены доказательства подтверждающие недееспособность ФИО1 в момент составления завещания. При составлении завещания ФИО1 все понимала, но расписаться не смогла, так как сильно болела, была истощена и у нее тряслись руки. При этом при составлении завещания были соблюдены все требования закона, проведены все необходимые разъяснения, текст завещания записан нотариусом со слов самой ФИО1, в тексте завещания указана причина по которой она самостоятельно не смогла подписать завещание, личность рукоприкладчика и свидетеля были установлены и все необходимые данные внесены в текст завещания. При этом действующим законодательством не предусмотрено медицинское обследование завещателя для установления его физических недостатков, перед обращением к нотариусу для составления завещания.

В судебное заседание третье лицо не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора нотариус Лихославльского нотариального округа Тверской области Семенова М.Ю. не явилась, извещалась о месте и времени рассмотрения дела надлежащим образом, никакой информации о себе не сообщила, своего представителя в суд не направила. В своих объяснениях данных ранее в судебном заседании 27 октября 2015 года нотариус возражала против удовлетворения требований истца, пояснив, что при совершении завещания она лично общалась с ФИО1. ФИО1 говорила медленно, но при этом не путалась в словах. С её слов стало известно, что сын ФИО1 проживает за границей. ФИО1 сначала сама пыталась подписать завещание, но в силу возраста и плохого зрения, подпись была не четкая, в связи с чем она и решила пригласить рукоприкладчика.

Выслушав участников процесса, исследовав материалы дела, суд находит исковые требования истца не подлежащими удовлетворению. При этом суд исходит из следующего.

В силу статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами. Кроме того, заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.

В соответствии со ст.55 ГПК РФ доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов. Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Согласно ст.1118 ГК РФ распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем составления завещания. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства.

В соответствии со ст.1119 ГК РФ завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства, не указывая причин такого лишения.

В соответствии со ст.1125 ГК РФ нотариально удостоверенное завещание должно быть подписано завещателем или записано с его слов нотариусом. Завещание, записанное нотариусом со слов завещателя, до его подписание должно быть полностью прочитано завещателем, в присутствии нотариуса. Если завещатель не в состоянии прочитать завещание, его текст оглашается нотариусом. Завещание должно быть собственноручно подписано завещателем.

Согласно ст.1130 ГК РФ завещатель вправе в любое время отменить или изменить составленное завещание, не указывая при этом причины его отмены.

На основании ст.1131 ГК РФ при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание). Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Завещания относятся к числу недействительных вследствие ничтожности при несоблюдении установленных Гражданским кодексом РФ требований: обладания гражданином, совершающим завещание, в этот момент дееспособностью в полном объеме, недопустимости совершения завещания через представителя либо двумя или более гражданами, письменной формы завещания и его удостоверения, обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании, удостоверении или передаче завещания нотариусу в случаях, предусмотренных п.3 ст.1126, п.2 ст.1127 и абз.2 п.1 ст.1129 ГК РФ, в других случаях, установленных законом.

Завещание может быть признано недействительным по решению суда, в частности, в случаях: несоответствия лица, привлеченного в качестве свидетеля, а также лица, подписывающего завещание по просьбе завещателя (абзац второй части 3 статьи 1125 ГК РФ), требованиям, установленным частью 2 статьи 1124 ГК РФ, присутствия при составлении, подписании, удостоверении завещания и при его передаче нотариусу лица, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруга такого лица, его детей и родителей часть 2 статьи 1124 ГК РФ), в иных случаях, если судом установлено наличие нарушений порядка составления, подписания или удостоверения завещания, а также недостатков завещания, искажающих волеизъявление завещателя.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (ст.167 ГК РФ).

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

В силу ст.3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод и законных интересов.

В судебном заседании установлено, что истец являются сыном умершей ФИО1, и в соответствии с нормами ГК РФ являются наследником первой очереди по закону. Следовательно, истец вправе был обратиться в суд с настоящим иском.

Исходя из изложенных норм закона, завещание может быть оспорено заинтересованным лицом по основаниям, установленным нормами ГК РФ для признания не действительным сделок.

Исходя, из объяснений стороны истца следует, что ими оспаривается завещание по основаниям, предусмотренным статьей 177 ГК РФ и статьями 168, 1126 п.3 ГК РФ.

В силу ч.1 ст.177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент её совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии со ст.168 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ), за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу п.1 ст.1125 ГК РФ нотариально удостоверенное завещание должно быть написано завещателем или записано с его слов нотариусом. При написании или записи завещания могут быть использованы технические средства (электронно-вычислительная машина, пишущая машинка и другие).

Завещание, записанное нотариусом со слов завещателя, до его подписания должно быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса. Если завещатель не в состоянии лично прочитать завещание, его текст оглашается для него нотариусом, о чем на завещании делается соответствующая надпись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание (п.2 ст.1125 ГК РФ).

В соответствии с п.3 ст.1125 ГК РФ завещание должно быть собственноручно подписано завещателем.

Если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание, оно по его просьбе может быть подписано другим гражданином в присутствии нотариуса. В завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог подписать завещание собственноручно, а также фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина.

Согласно п.4 ст.1125 ГК РФ при составлении и нотариальном удостоверении завещания по желанию завещателя может присутствовать свидетель.

Если завещание составляется и удостоверяется в присутствии свидетеля, оно должно быть им подписано и на завещании должны быть указаны фамилия, имя, отчество и место жительства свидетеля в соответствии с документом, удостоверяющим его личность.

Нотариус обязан предупредить свидетеля, а также гражданина, подписывающего завещание вместо завещателя, о необходимости соблюдать &lt,данные изъяты&gt, завещания (статья 1123) (п.5 ст.1125 ГК РФ)..

При удостоверении завещания нотариус обязан разъяснить завещателю содержание статьи 1149 настоящего Кодекса и сделать об этом на завещании соответствующую надпись (п.6 ст.1125 ГК РФ).

Судом установлено, что ФИО1 на праве собственности принадлежала квартира, находящаяся по адресу: &lt,адрес&gt, (л.д.13).

Судом также установлено, что ФИО1ДД.ММ.ГГГГ совершила завещание (л.д.8), которым завещала принадлежащую ей квартиру, находящуюся по адресу: &lt,адрес&gt, Маркову Д.А..

Настоящее завещание было удостоверено нотариусом Лихославльского нотариального округа Тверской области Семеновой М.Ю. вне помещения нотариальной конторы по адресу: Тверская область, Лихославльский р-он, п.Приозерный, ул.Ленинская, д.3, кв.23. Текст завещания записан со слов завещателя нотариусом, до подписания завещания оно полностью завещателю оглашено нотариусом, в связи с тем, что не могло быть прочитано ФИО1 ввиду плохого зрения. По этой причине, по личной просьбе ФИО1 в присутствии нотариуса, подписалась ФИО3, которой нотариусом были разъяснены положения ст.ст.1123 и 1124 ГК РФ. По желании ФИО1 при составлении и нотариальном удостоверении завещания присутствовал свидетель ФИО4, который, как это следует из текста завещания подтвердил, что текст завещания записан нотариусом со слов ФИО1 верно, но ввиду плохого зрения ФИО1 была не в состоянии лично прочитать завещание, в связи с чем, текст данного завещания оглашен завещателю нотариусом. Также свидетель подтвердил, что ввиду плохого зрения ФИО1 не могла собственноручно расписаться на завещании и по её личной просьбе, в её присутствии и присутствии нотариуса, настоящее завещание было подписано ФИО3. Свидетелю ФИО4 нотариусом также были разъяснены положения ст.ст.1123 и 1124 ГК РФ. При этом личность завещателя, свидетеля и лица, подписавшего завещание, нотариусом установлена, дееспособность их проверена. Данное завещание на момент смерти ФИО1 не отменялось и не изменялось.

ДД.ММ.ГГГГФИО1 умерла (л.д.36).

В соответствии со ст.56 ГПК РФ каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Исходя из оснований предъявленного истцом иска, юридически значимыми обстоятельствами по данному делу являются обстоятельства, связанные с совершением спорного завещания, совершение спорного завещания лицом не способным понимать значения своих действий или руководить ими, несоответствие волеизъявления завещателя её воле. При этом, обязанность доказать вышеназванные факты, исходя из общего правила распределения обязанностей по доказыванию, возлагается на истцов.

Согласно ст.57 ГПК РФ доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле.

На основании ст.59 ГПК РФ суд принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения дела.

Бремя доказывания было разъяснено сторонам по делу как в ходе его подготовке, так и в судебном заседании.

Оспаривая указанное выше завещание, по указанным в исковом заявлении основаниям, истец в обосновании своих требований сослался на показания свидетелей ФИО5ФИО6, ФИО7, а также на медицинскую документацию, которая была представлена суду стороной истца.

Так, из представленной медицинской карты амбулаторного больного, представленной из ГБУЗ «КГБ » следует, что в период наблюдения с 1989 г. ФИО1 в данном учреждении она лечи­лась по поводу Деформирующего остеоартроза, в 1995 г. перенесла преходящее нарушение мозгового кровообращения, с 1995 г. наблюда­лась по поводу &lt,данные изъяты&gt,., в 1999 г. &lt,данные изъяты&gt,, с 2004 г. &lt,данные изъяты&gt,. С 2011 г. &lt,данные изъяты&gt,.

Из эпикриза кардиологического отделения МУЗ ГКБ г.Твери известно, что ФИО1 лечилась с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с диагно­зом: &lt,данные изъяты&gt,. Сопут­ствующий: &lt,данные изъяты&gt,. При обследовании: мультиспиральная компью­терная томография — заключение: &lt,данные изъяты&gt,. Психиат­ром не осматривалась. Сведений о неадекватном поведении в медицинской документации не содержится.

Из выписного эпикриза Калининской ЦРБ из­вестно, что ФИО1 лечилась с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: Гипертоническая болезнь 111 &lt,данные изъяты&gt,. Психическое состояние не опи­сано.

Из выписного эпикриза МУЗ ГКБ известно, что Румян­цева Г.Я. лечилась с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: &lt,данные изъяты&gt,. Психиатром не осматрива­лась.

Из эпикриза МУЗ ГКБ терапевтического отделения из­вестно, что ФИО1 лечилась с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с ди­агнозом: &lt,данные изъяты&gt,. Остеохондроз грудного отдела позвоночника, болевой и мышечно-тонический син­дром. При осмотрах жаловалась на головные боли, головокружение, пошатывание, нестабильность АД, общую слабость, подташнивание на высоких цифрах АД. Боли в левой половине грудной клетки и одышку при физической нагрузке. После курса лечения выписана с улучшени­ем. Психических расстройств не описано. Психиатром не осматрива­лась.

Из выписного эпикриза ГБУЗ ГКБ следует, что Румянце­ва Г.Я. лечилась с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ с диагнозом: &lt,данные изъяты&gt,, н/активная фаза, митрально-аортальный порок. &lt,данные изъяты&gt,. Жаловалась на одышку, усиление болей в области сердца. После курса лечения выписана с улучшением. Психиатром не осматривалась. Психических грубых расстройств не описано. Наблюдалась амбулаторно, осматрива­лась кардиологом, терапевтом. При осмотре ДД.ММ.ГГГГ жалобы на слабость, снижение аппетита, лабильность цифр АД, снижение памяти и внимания. Объективно: состояние относительно удовлетворительное. Диагноз: &lt,данные изъяты&gt, от ДД.ММ.ГГГГ

При осмотре на дому тера­певтом Вересович ДД.ММ.ГГГГ: больная вышла в коридор, причину вызова к ней врача назвать не смогла. При осмотре: в сознании, кон­тактна, несколько заторможена. Жалуется на снижение аппетита, об­щую слабость, недомогание, периодические боли в левой молочной железе. Диагноз: &lt,данные изъяты&gt,, с изменениям личности. Активно осмотрена на дому ДД.ММ.ГГГГ: дверь в квартиру открыта, больная сидит на крова­ти, причину вызова к ней врача назвать не может. Жалоб активно не предъявляет. Беспокоит слабость, общее недомогание. Память снижена. Диагноз: &lt,данные изъяты&gt, В дальнейшем записи отсутствуют.

Допрошенная в судебном заседании по ходатайству стороны истца свидетель ФИО5 суду пояснила, что была лечащим — участковым врачом ФИО1 и наблюдала последнюю с 2011 года. ФИО1 страдала рядом заболеваний – ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия 3 степени, рак молочной железы. В конце 2011 года ФИО1 перенесла операцию по удалению раковой опухоли. Последний раз видела ФИО1ДД.ММ.ГГГГ, и она её узнала, хотя раньше всегда узнавала, речь была заторможенная, постоянно повторяла, что ничего не помнит и не знает, путалась в словах. Входная дверь у неё была не заперта и со слов соседей это уже не первый раз. Ею ФИО1 был поставлен предварительный диагноз ДЭП 3 степени, направление к психиатру давать не стала, поскольку она проживала одна.

Допрошенная в судебном заседании по ходатайству стороны истца свидетель ФИО6 суду пояснила, что ФИО1 знает около 10 лет. Последние два месяца её жизни приходила к ней каждый день, так как за ней никто не ухаживал. Последний раз видела ФИО1ДД.ММ.ГГГГ перед отъездом в г.Лихославль. По характеру ФИО1 была спокойной. Последнее время говорила, что устала от жизни.

Допрошенный в судебном заседании по ходатайству стороны истца свидетель ФИО7 пояснила, что ФИО1 знает примерно с 1985 года. Дома у неё бывала примерно 1 раз в неделю. У ФИО1 был рак. В конце мая 2015 года приходила в гости к сыну ФИО1ФИО2 и проходя мимо её комнаты поздоровалась, но она даже не ответила, хотя обычно охотно с ней разговаривала. Виктор сказал, что последнее время мать даже не выходит на улицу. Последний раз видела ФИО1 в начале июля 2015 года.

Кроме того, в рамках настоящего гражданского дела по ходатайству стороны истца была проведена экспертами ГУЗ «Областной клинический психоневрологический диспансер» г.Твери (отделение амбулаторных судебных экспертиз), посмертная судебная психиатрическая экспертиза, из заключения которой от ДД.ММ.ГГГГ следует, что ФИО1 при жизни, а именно в интересующий суд период, ДД.ММ.ГГГГ при составлении оспариваемого завеща­ния, обнаруживала признаки органического расстройства личности в связи со смешанными заболеваниями F- 07.08 по МКБ-10. Об этом сви­детельствуют данные материалов гражданского дела, медицинской до­кументации о длительном наблюдении у врачей: терапевта, кардиоло­га, онколога по поводу атеросклероза сосудов головного мозга, ар­териальной гипертензии, дисциркуляторнои энцефалопатии, раковой интоксикации, выявлявшиеся у ФИО1 церебрастенические проявления (утомляемость, слабость, головные боли, рассеянность внимания, ослабление памяти). Также у ФИО1 отмечались преходящие состояния спутанности сознания, так ДД.ММ.ГГГГ она путалась в словах, почти не узнала 24.07.201г. Чурсину, однако описания стойких психических расстройств в виде продуктивной пси­хопатологической симптоматики, в том числе галлюцинаторно-бредовой, выраженного интеллектуально-мнестического снижения, бо­лезненных расстройств мышления в материалах гражданского дела и медицинской документации отсутствуют, при составлении завещания она самостоятельно объясняла нотариусу причину составления нового завещания, в этот период психотических расстройств, слабоумия, вы­раженных психических расстройств у неё не описано. Данные об эмо­циональном состоянии, либо индивидуально-психологических особенно­стях ФИО1, которые могли бы оказать существенное влия­ние на её сознание и деятельность, и ограничить её способность по­нимать значение своих действий и руководить ими, в период, интере­сующий суд, в представленных материалах гражданского дела и меди­цинской документации отсутствуют. ФИО1 присутствовала при составлении завещания, высказывала устно свое согласие. Поэтому ФИО1 при жизни, а именно в интересующий суд период в момент удостоверения завещания ДД.ММ.ГГГГ по своему психическому состоянию могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Не доверять заключению комиссии экспертов у суда оснований не имеется, поскольку при проведении экспертизы использованы методы клинико-психопатического исследования, исполнено квалифицированными специалистами, имеющими большой стаж и опыт работы по специальности. Эксперты предупреждались в установленном порядке об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Анализируя приведенные выше доказательства, суд исходит из принципов оценки доказательств, закрепленных процессуальным законом, в соответствии с которыми заключения экспертов, как и показания свидетелей, являются одними из видов доказательств по делу, которые не имеют для суда заранее установленной силы и оцениваются судом в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

Основываясь на изложенной позиции, суд приходит к выводу, что стороной истца не представлено достоверных доказательств тому, что ФИО1 в момент совершения завещания находилась или могла находиться в таком состоянии, которое не позволяло бы ей понимать значение своих действий или руководить ими.

Так имеющаяся в материалах дела медицинская документация не содержит сведений о наличии у ФИО1 на момент совершения завещания каких-либо выраженных психических расстройств.

Заключение комиссии экспертов, также не содержат выводов свидетельствующих о нахождении ФИО1ДД.ММ.ГГГГ при совершении завещания в состоянии, в котором она не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Анализ показаний свидетелей истца позволяет суду сделать вывод, что содержащаяся в них информация об отдельных фактах на их взгляд неадекватного поведения наследодателя, также не может быть принята судом как бесспорно свидетельствующая о психическом расстройстве ФИО1, тем более исключающем для неё возможность определять свое поведение. Кроме того, оценка адекватности поведения наследодателя может быть произведена только с учетом мотивов совершения ФИО1 конкретных действий, однако соответствующие сведения в показаниях свидетелей отсутствуют.

Также судом учитывается, что показания свидетелей истца, с точки зрения медицинской составляющей, были предметом исследования экспертов, квалификация и опыт которых не вызывает у суда сомнения. Выводы экспертов в частности свидетельствуют об отсутствии в данных показаниях клинически значимой информации.

Делая вывод о том, что стороной истца не представлено бесспорных и достоверных доказательств нахождения ФИО1 в юридически значимый период времени в таком состоянии, которое бы лишало её возможности понимать и отдавать отчет происходящим событиям, суд основывает свою позицию также на возражениях стороны ответчика, а также на показаниях свидетеля ФИО3 данных ею в судебном заседании.

Так допрошенная в судебном заседании по ходатайству стороны ответчикасвидетельФИО3 пояснила, что её и супруга пригласили соседи, и нотариус зачитала завещание вслух. Было видно, что ФИО1 плохо видит, руки трясутся и она не может сама расписаться из-за болезни, это было видно. При чтении ФИО1 все слушала, вопросов не задавала, на вопрос нотариуса сказала, что ей все понятно. На момент составления завещания ФИО1 все понимала, нотариусу отвечала четко.

Не доверять показаниям данного свидетеля, у суда оснований не имеется, так как показания свидетеля ФИО3, согласуются с другими доказательствами, имеющимися в материалах дела (заключением комиссии экспертов, медицинской документацией), достоверность и объективность которых не вызывает у суда сомнений.

Исследуя приведенные сторонами доказательства, а также спорное завещание, из текста которого усматривается, что оно было записано нотариусом со слов ФИО1, полностью оглашено завещателю нотариусом и подписано по личной просьбе завещателя ФИО3, личность завещателя нотариусом установлена и дееспособность проверена, суд приходит к выводу о том, что в материалах дела отсутствуют достоверные и бесспорные доказательства того, что ФИО1 в момент совершения спорного завещания находилась или могла находиться в таком состояние, которое не позволяло бы ей понимать значение своих действий или руководить ими. Вместе с тем в материалах дела есть достаточно доказательств, свидетельствующих об адекватном и осознанном поведении умершей в юридически значимый период времени — при совершении завещания ДД.ММ.ГГГГ, в котором завещатель распорядилась имуществом по своему усмотрению, надлежащим образом и в установленном законом порядке. При этом само по себе несогласие наследников с волей наследодателя не может служить основанием для признания завещания не действительным.

Анализируя спорное завещание, на предмет соответствия его требованиям п.3 ст.1125 ГК РФ суд учитывает, что в соответствии с п.34 Методических рекомендаций по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания, утверждены решением Правления Федеральной нотариальной палаты (Протокол N 044 от 1 — 2 июля 2004 года), нотариус обязан выяснить волю завещателя, направленную на определение судьбы имущества завещателя на день его смерти. Воля завещателя может быть выяснена в ходе личной беседы нотариуса и завещателя о действительном и свободном намерении завещателя составить завещание в отношении определенных лиц и определенного имущества. Нотариус принимает меры, позволяющие завещателю изложить волю свободно, без влияния третьих лиц на ее формирование.

Согласно пункту 39 Методических рекомендаций, при нотариальном удостоверении завещания допускается присутствие помимо завещателя и нотариуса только переводчика, исполнителя завещания, свидетеля, лица, подписывающего завещание вместо завещателя (далее — рукоприкладчика).

В обязательном порядке предусматривается присутствие при нотариальном удостоверении завещания рукоприкладчика, если завещатель в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности не может собственноручно подписать завещание.

Лицам, присутствующим при удостоверении завещания, нотариус разъясняет их обязанность до открытия наследства хранить &lt,данные изъяты&gt, завещания, не разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены, и право завещателя потребовать компенсацию морального вреда или воспользоваться другими способами защиты гражданских прав в случае нарушения &lt,данные изъяты&gt, завещания.

В силу п.42 Методических рекомендаций, подписание завещания вместо завещателя рукоприкладчиком допускается исключительно в случаях, прямо предусмотренных ГК РФ (ст. 1125): физические недостатки завещателя, его тяжелая болезнь или неграмотность. Завещание подписывается рукоприкладчиком по просьбе завещателя в его присутствии и в присутствии нотариуса.

Согласно п.45 Методических рекомендаций, участие рукоприкладчика в процессе составления и удостоверения завещания не должно носить формальный характер и ограничиваться только подписанием завещания. Рукоприкладчик обязан ознакомиться с текстом завещания, к подписанию которого он привлечен. Если завещатель не может лично ознакомиться с текстом завещания в силу своей неграмотности или физических недостатков, убедиться, что текст завещания верно записан нотариусом, со слов завещателя, и соответствует его воле, должен рукоприкладчик.

Из толкования вышеуказанных правовых норм следует, что тяжелая болезнь, как основание для привлечения рукоприкладчика для подписания завещания поставлено в один ряд с физическим недостатком и неграмотностью, т.е. с таким обстоятельством, при которых завещатель объективно лишен возможности поставить свою подпись.

Из представленной в адрес суда медицинской документации, следует, что ФИО1, в том числе и в интересующий суд период, связанный с составлением спорного завещания, длительное время наблюдалась у врачей различных специальностей — терапевта, кардиоло­га, онколога, по поводу атеросклероза сосудов головного мозга, ар­териальной гипертензии, дисциркуляторной энцефалопатии, раковой интоксикации, в связи с чем у неё обнаруживались церебрастенические проявления — утомляемость, слабость, головные боли, рассеянность внимания, ослабление памяти.

Данные обстоятельства, с учетом возраста умершей – 77 лет, заключения посмертной судебно-психиатрической экспертизы ГУЗ «Областной клинический психоневрологический диспансер» г.Твери (отделение амбулаторных судебных экспертиз), которое судом оценено и признано допустимым доказательством, а также смерти наследодателя, которая последовала спустя две недели после совершения завещания, позволяют суду признать несостоятельными доводы стороны истца об отсутствии исключительных обстоятельств для удостоверения спорного завещания рукоприкладчиком.

Исходя из требований статей 1124-1125 ГК РФ, суд, исследовав спорное завещание, материалы наследственного дела, приходит к выводу о соответствие формы спорного завещания, порядку составления и оформления, предъявляемым законом требованиям, поскольку право подписания завещания другим гражданином в присутствии нотариуса, в силу тяжелой болезни, физического недостатка, не противоречит законодательству, соответствует требованиям пункта 2 части 3 статьи 1125 ГК РФ.

При таких обстоятельствах суд не находит оснований для удовлетворения требований истца о признании спорного завещания недействительным.

Поскольку правовые основания для признания спорного завещания недействительным отсутствуют, то не подлежат удовлетворению, как производные от первоначального требования и исковые требования Усова Ю.Н. о включении спорной квартиры, расположенной по адресу: &lt,адрес&gt,, в наследственную массу

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении исковых требований Усова Ю.Н, к Маркову Д.А, о признании завещания недействительным и включение квартиры в наследственную массу, отказать.

Решение может быть обжаловано в Тверской областной суд с подачей жалобы через Московский районный суд гор.Твери в течение месяца со дня принятия решения судом в окончательной форме.

Председательствующий: подпись В.Е.Ипатов

Решение принято судом в окончательной форме 20 февраля 2016 года