Решение № 2-3215/2021 от 08.09.2022 Свердловского районного суда г. Костромы (Костромская область)

Дело № 2-951/2022

44RS0001-01-2021-005892-71

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

08 сентября 2022 года г.Кострома

Свердловский районный суд г. Костромы в составе председательствующего судьи Тележкиной О.Д. при секретаре Быстряковой Т.Е. с участием представителя истца ФИО11, представителя ответчика ФИО5, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Гусева ФИО23 к Киреевой ФИО24 о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки и включении квартиры в состав наследства,

УСТАНОВИЛ:

Гусев ФИО25. обратился в Свердловский районный суд г. Костромы с настоящим иском, в обоснование заявленных требований указал, что является сыном умершего &lt,дата&gt,ФИО10 и внуком умершего &lt,дата&gt,ФИО8&lt,дата&gt, года рождения, зарегистрированного при жизни и имевшего в собственности 2-комнатную квартиру общей площадью 41,4 кв.м. по адресу: &lt,адрес&gt,. Факт его родства с ФИО10 и ФИО8 подтверждается прилагаемыми к иску копиями свидетельств о рождении. При личном приеме у нотариуса &lt,адрес&gt,ФИО6&lt,дата&gt, истцу стало известно, что он является наследником по праву представления открывшегося после смерти деда наследства, для принятия которого истец написал заявление. Нотариус сообщил о необходимости направления запроса в Росреестр об имеющихся у деда правах на объекты недвижимости. В этой связи &lt,дата&gt, истец обратился через многофункциональный центр с запросом в Росреестр для получения выписки из Единого государственного реестра недвижимости об основных характеристиках и зарегистрированных правах на квартиру. Из полученной выписки от &lt,дата&gt, из ЕГРН об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости истцу стало известно, что право собственности на квартиру принадлежит его тёте — ФИО3 с &lt,дата&gt,, номер государственной регистрации права: При этом сведений, на основании какого договора перешло право собственности на квартиру от дедушки к ответчику, выписка не содержит. Из телефонного разговора, состоявшегося &lt,дата&gt, с нотариусом &lt,адрес&gt,ФИО6, истцу стало известно, что по нотариальному запросу в материалы наследственного дела деда Росреестром представлена выписка из ЕГРН, где собственником квартиры с &lt,дата&gt, указана ответчик. Нотариус ФИО6 в ходе телефонного разговора пояснила, что этим договором скорее всего является договор дарения квартиры. С указанного момента истцу стало известно, что немногим более сорока дней после смерти его отца ФИО7, являвшегося прямым наследником первой очереди, квартира безвозмездно подарена ответчику, что лишило истца права наследования 1/2 доли указанной квартиры по праву представления. Истец считает, что договор является недействительным, поскольку на момент совершения сделки дед, хотя и был дееспособным, однако в силу своего психического и физического состояния не был способен понимать значение своих действий или руководить ими. На момент заключения договора деду было 85 лет, у него имелись хронические заболевания, вследствие которых он был лишен способности понимать значение своих действий и руководить ими, что подтверждается выпиской из амбулаторной карты ОГБУЗ ОБ КО от &lt,дата&gt,. Согласно выписке из амбулаторной карты и иной медицинской документации, на дату заключения договора дед являлся инвали&lt,адрес&gt, группы с тремя перенесенными инсультами и имел хронические заболевания, в том числе: аденому гипофиза, дисциркуляторную энцефалопатию 3 степени, церебросклероз, дистабилизацию, хроническую сердечную недостаточность 2 степени, ишемическую болезнь сердца, старческую катаракту обоих глаз. Анализ выписки из амбулаторной карты деда и иной медицинской документации свидетельствует, что в период составления договора у него имелось выраженное снижение когнитивных процессов (восприятия, памяти, внимания, мышления, кровообращения, зрения), нарушение критических, прогностических и волевых способностей, а также патологическое изменение эмоционально-личностной сферы с признаками повышенной внушаемости и подчиняемости, нарушением способности анализировать и прогнозировать поступки окружающих его людей и свое поведение. Указанные обстоятельства существенным образом повлияли на поведение деда в момент подписания договора. В указанный период времени им была утрачена способность правильного восприятия обстоятельств подписания договора, поскольку он уже не мог в полной мере свободно и самостоятельно принимать решения, а также действовать в соответствии с ними. Есть вероятность того, что ответчик, злоупотребив доверием деда и воспользовавшись его тяжелым психическим и физическим состоянием, ввела его в заблуждение относительно природы (предмета, существенных условий) заключаемого договора, поскольку дарение предусматривает безвозмездную передачу имущества, а в интересы деда входило, чтобы обеспечивали его потребности в жилище, питании, лекарствах, одежде, а также осуществляли уход в силу тяжелого состояния его здоровья. Таким образом, договор дарения квартиры в силу ст. 572 ГК РФ не отвечал интересам деда, который в результате заключения указанной сделки лишился права собственности на единственное принадлежащее ему жилое помещение. На основании изложенного истец просил признать договор дарения (номер государственной регистрации права жилого помещения (квартиры) недействительным, применить последствия недействительности сделки, прекратить право собственности (номер государственной регистрации права ответчика на квартиру, включить квартиру в состав наследства (наследственной массы), открывшегося после смерти ФИО8, признать недействительными все последующие сделки с квартирой, при наличии таковых на момент вынесения судебного акта по делу.

В ходе рассмотрения дела истцом уточнены основания иска, дополнительно заявлено, что, принимая во внимание визуальные различия в выполнении подписи ФИО8 и ее расшифровке, имеются основания полагать, что подпись в оспариваемом договоре выполнена не ФИО8, а иным лицом с подражанием его подписи. Соответственно, воля ФИО8 на дарение принадлежащей ему квартиры в надлежащей форме не выражена. Кроме того, договор дарения является мнимым и реально не исполнялся, заключен без намерения создать соответствующие правовые последствия. В юридически значимый период и до самой смерти ФИО8 проживал в квартире один и был зарегистрирован по месту жительства, фактически квартира ответчику не передавалась. Ответчик зарегистрирована и проживает по другому адресу, не пыталась пользоваться квартирой, вселиться в нее и оформить на свое имя лицевой счет. Из договора дарения от &lt,дата&gt, не следует, что при его заключении разъяснялись правовые последствия. Фактически ФИО8 лишился единственного жилья, спорная квартира до смерти оставалась его местом жительства, содержание и все коммунальные услуги оплачивались от его имени. Исходя из показаний свидетелей по делу, ответчик приходила к ФИО8, прибиралась, покупала и приносила лекарства, еду, готовила, стирала, мыла и переодевала его, т.е. предоставляла ему содержание с иждивением в определенном объеме. Пунктом 10 спорного договора стороны сохранили за дарителем право проживания в квартире пожизненно, что свидетельствует о наличии встречного предоставления. Договор дарения является мнимым, поскольку стороны имели в виду договор пожизненного содержания с иждивением (ст. 601 ГК РФ). При этом сторонами не согласован объем содержания, что свидетельствует о незаключенности договора, и не соблюдена нотариальная форма удостоверения сделки.

В судебном заседании истец Гусев ФИО26., ответчик ФИО3, уведомленные о времени и месте рассмотрения дела, не участвуют.

В ходе рассмотрения дела представитель истца ФИО9 исковые требования поддерживала. Пояснила, что является супругой истца. За ФИО8 до момента его смерти ухаживали и истец, и ответчик. С &lt,дата&gt, истец работает в Москве, но приезжал на выходные и деда регулярно посещал, привозил ему продукты, питьевую воду. Ответчик ухаживала за ФИО8 в большей степени, но при этом получала его пенсию, ездила к нему, к себе для проживания отца не забрала. Полагала, что ФИО8 уже на момент смерти своего сына ФИО10 в 2015 году не отдавал отчета своим действиям, о чем свидетельствует его безучастное поведение на похоронах. В последний год жизни он не выходил из дома.

Ответчик Киреева ФИО27. в ходе рассмотрения дела иск не признала. Пояснила, что о намерении ФИО8 оставить ей квартиру знал ее брат ФИО10, который является отцом истца. После смерти ФИО10ФИО8 принял решение отказаться от причитающейся ему доли наследства сына в пользу внука, а квартиру подарить ей. На момент заключения договора дарения он был в ясном уме, понимал, что делает. При подписании договора и передаче на регистрацию в ФКП специалист задавала ФИО8 вопросы, понимает ли он содержание сделки, на все вопросы он ответил. Здоровье ФИО8 ухудшилось в 2017 году, она стала ездить к нему каждый день для осуществления ухода. До этого он гулял, общался с соседями.

В судебном заседании представитель истца ФИО11 исковые требования поддержала по основаниям, изложенных в иске, с учетом дополнений.

Представитель ответчика ФИО12 иск не признал. Полагал, что стороной ответчика не доказано наличие оснований для признания договора дарения недействительным. На момент заключения договора ФИО13 находился в ясном сознании и отдавал отчет своим действиям, что подтверждено заключением судебной психиатрической экспертизы. Принятие ФИО8 осознанного решения о дарении квартиры дочери, которая за ним ухаживала до конца жизни, подтверждено показаниями свидетелей. Подлинность подписи ФИО8 в договоре сомнений не возникает, поскольку процедура подачи документов на регистрацию предполагает личное участие дарителя и подписание им документов в присутствии специалиста.

Выслушав стороны, изучив материалы гражданского дела, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ) каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ), гражданские права и обязанности возникают из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В соответствии со ст. 12 ГК РФ защита гражданских прав осуществляется путем, в том числе восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Согласно п. 1 ст. 131 ГК РФ, право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

В соответствии со ст. 164 ГК РФ в случаях, если законом предусмотрена государственная регистрация сделок, правовые последствия сделки наступают после ее регистрации.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка) (п. 1). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом, указанным в законе. Оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия. Сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли (п. 2).

В силу ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п.1). При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом (п. 2).

Статьей 168 ГК РФ предусмотрено, что за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи или иным законом, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

В силу ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (п. 1). Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила (п. 2).

В соответствии с п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В соответствии с п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества. В случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В соответствии с п. 1 ст. 421 ГК РФ граждане свободны в заключении договора.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Согласно ст. 432 ГК РФ, договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1).

Как следует из разъяснений, приведенных в п. 47 постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 N 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора», при квалификации договора для решения вопроса о применении к нему правил об отдельных видах договоров (пункты 2 и 3 статьи 421 ГК РФ) необходимо прежде всего учитывать существо законодательного регулирования соответствующего вида обязательств и признаки договоров, предусмотренных законом или иным правовым актом, независимо от указанного сторонами наименования квалифицируемого договора, названия его сторон, наименования способа исполнения и т.п.

Из п. 1 ст. 572 ГК РФ следует, что по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 170 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 583 ГК РФ, по договору ренты одна сторона (получатель ренты) передает другой стороне (плательщику ренты) в собственность имущество, а плательщик ренты обязуется в обмен на полученное имущество периодически выплачивать получателю ренту в виде определенной денежной суммы либо предоставления средств на его содержание в иной форме (п. 1).

В соответствии со ст. 601 ГК РФ, по договору пожизненного содержания с иждивением получатель ренты — гражданин передает принадлежащие ему жилой дом, квартиру, земельный участок или иную недвижимость в собственность плательщика ренты, который обязуется осуществлять пожизненное содержание с иждивением гражданина и (или) указанного им третьего лица (лиц).

Согласно п. 1 ст. 1110 ГК РФ, при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил настоящего Кодекса не следует иное.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Как следует из материалов дела, ФИО8&lt,дата&gt, г.р. состоял в браке с ФИО14&lt,дата&gt, г.р.

ФИО8 и ФИО14 в браке имели сына ФИО10&lt,дата&gt, г.р. и дочь ФИО15&lt,дата&gt, г.р., которой на момент рассмотрения дела фамилия изменена на ФИО3 в связи с вступлением в брак.

ФИО10 был заключен брак с ФИО16, который &lt,дата&gt, расторгнут.

ФИО10 и ФИО16 от брака имеют сына ФИО2&lt,дата&gt, года рождения, что подтверждается копией свидетельства о рождении II-ГО от &lt,дата&gt,.

ФИО14 умерла &lt,дата&gt,, что подтверждается записью в поквартирной карточке по спорной квартире.

ФИО10 умер &lt,дата&gt,, что подтверждается копией свидетельства о смерти I-ГО от &lt,дата&gt,, выданного отделом ЗАГС по городскому округу &lt,адрес&gt, управления ЗАГС &lt,адрес&gt, РФ, актовая запись о смерти .

К имуществу ФИО10 нотариусом ФИО22 заведено наследственное дело .

ФИО2&lt,дата&gt, обратился к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО10 Согласно указанному заявлению, наследниками ФИО10 по закону являются: ФИО2 (сын), ФИО8 (отец). Других наследников не имеется.

ФИО8&lt,дата&gt, представил заявление об отказе от причитающейся ему доли наследства после смерти сына ФИО10 в пользу ФИО2

Согласно материалам наследственного дела, в наследственную массу ФИО10 вошли: комната в квартире по адресу: &lt,адрес&gt, общей площадью 10,2 кв.м., кадастровый , кадастровая стоимость 355208,98 руб., автомобиль марки «», модификация (тип) транспортного средства легковой, 2005 года выпуска, стоимость согласно акту оценки, ООО » от &lt,дата&gt,&lt,дата&gt,00 руб., права по договору аренды земельного участка с кадастровым номером по адресу: &lt,адрес&gt,, категория земель: земли населенных пунктов, разрешенное использование: для строительства индивидуального жилого дома, кадастровая стоимость земельного участка (на дату смерти наследодателя) составила 230860 руб., права на денежные средства, внесенные в денежный вклад, хранящийся в » с причитающимися процентами, на 2 счетах.

ФИО2&lt,дата&gt, выданы свидетельства о праве на наследство по закону после смерти ФИО10 на указанное имущество.

Между ФИО8 (даритель) и ФИО3 (одаряемая) &lt,дата&gt, заключен договор дарения, по условиям которого даритель подарил, а одаряемая приняла в целом 2-комнатную квартиру, расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,, общей площадью 41,4 кв.м., инв. № I-1793, лит. А. Даримая квартира принадлежит дарителю на основании договора о приватизации жилищного фонда от &lt,дата&gt, и свидетельства о праве на наследство по закону, выданного нотариусом ФИО6, реестровый от &lt,дата&gt,. Одаряемая указанную квартиру в дар от дарителя принимает с благодарностью. Даримая квартира передается по настоящему договору без передаточного акта. Одаряемая осуществляет за свой счет эксплуатацию и ремонт приобретаемого имущества, а также участвует соразмерно с занимаемой площадью в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом всей квартиры. В результате настоящего договора и с момента государственной регистрации права одаряемая приобретает право собственности на указанную квартиру, после чего принимает на себя обязанности по уплате налогов на недвижимость. Одаряемая приходится дочерью дарителю. Дарителем сохраняется право проживания, о чем одаряемая знает и не возражает.

ФИО8 и ФИО3&lt,дата&gt, обратились в Управление Росреестра по Костромской области с заявлениями о государственной регистрации перехода права собственности по договору дарения от &lt,дата&gt, на квартиру, расположенную по адресу: &lt,адрес&gt,. Заявления приняты специалистом ФИО17

Действовавший по состоянию на &lt,дата&gt, Административный регламент Росреестра по предоставлению государственной услуги по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденный приказом Минэкономразвития России от &lt,дата&gt, N 789, согласно п. п. 208-209, предусматривал получение сотрудником, ответственным за прием документов, от заявителя в ходе личного приема заявления о предоставлении государственной услуги и прилагаемых необходимых для предоставления государственной услуги документов, предъявление заявителем документа, удостоверяющего личность, проверку сотрудником, ответственным за прием документов, срока действия документа и соответствие данных документа, удостоверяющего личность, данным, указанным в заявлении о предоставлении государственной услуги и прилагаемых необходимых документах.

Переход права собственности по договору дарения зарегистрирован в ЕГРН &lt,дата&gt,, номер государственной регистрации права 44-44/001-44/001/015/2016-3181/2.

ФИО10 умер &lt,дата&gt,.

К имуществу ФИО8 нотариусом ФИО6 заведено наследственное дело .

ФИО3&lt,дата&gt, обратилась к нотариусу с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО8, указав, что наследниками ФИО8 по закону являются: ФИО3 (дочь), ФИО10 (сын) умер &lt,дата&gt,, его сын ФИО2 Других наследников не имеется.

ФИО2&lt,дата&gt, обратился к нотариусу ФИО6 с заявлением о принятии наследства после смерти ФИО8

Согласно материалам наследственного дела, в наследственную массу ФИО8 вошли: земельный участок по адресу: &lt,адрес&gt,, права на денежные средства, внесенные в денежные вклады, хранящиеся в .

Оспаривая договор дарения квартиры, истец полагает, что на момент заключения договора ФИО8 в силу своего психического и физического состояния не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

В целях проверки данных доводов определением суда от &lt,дата&gt, назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертизы, проведение которой поручено ОГБУЗ «Костромская областная психиатрическая больница».

Согласно заключению комиссии экспертов ОГБУЗ «Костромская областная психиатрическая больница» от &lt,дата&gt,, ФИО8 при жизни и на момент совершения сделки по дарению квартиры ФИО3 от &lt,дата&gt, обнаруживал признаки психического расстройства в форме органического расстройства личности сосудистого генеза (F07.09 по МКБ-10). На это указывают данные амнеза о длительно наблюдавшихся у него подъемах артериального давления в диапазоне от 150/90 до 190/100 мм.рт.ст., по поводу чего он наблюдался терапевтом с 2003 года по поводу гипертонической болезни 2 стадии, а затем 3 стадии, перенес инфаркт и преходящий инсульт (транзиторную ишемическую атаку) в 2014 году. Наблюдался терапевтом и неврологом ОГБУЗ «ОБКО» с жалобами на головокружение, при ходьбе головные боли, слабость, шум в ушах и голове с диагнозом: «Дисциркуляторная энцефалопатия, атеросклеротический церебросклероз, вестибуло-атактические нарушения, когнитивно-мнестическое снижение», а также по поводу чего он проходил стационарное лечение в ОГБУЗ «Областной госпиталь для ветеранов войн» за период с 2007 по 2015 годы с диагнозом: «Гипертоническая болезнь II-III стадия. Хроническая ишемия мозга II стадия. Вестибуло-атактические, когнитивные нарушения». Анализ материалов гражданского дела и медицинской документации показывает, что на момент заключения договора дарения от &lt,дата&gt,ФИО8 мог понимать значение своих действий и руководить ими. Так, согласно медицинской документации за период, максимально приближенный ко времени заключения договора дарения, у ФИО8 не прослеживается выраженных нарушений поведения, когнитивной (познавательной), интеллектуально-мнестической сферы, критических способностей, которые явились бы основанием для обращения либо направления к психиатру, оказания психиатрической помощи, что также нашло свое отражение в показаниях независимых свидетелей по делу (Свидетель №1, ФИО18, ФИО19). Психическое состояние ФИО8 в интересующий суд период времени определялось церебрастенической симптоматикой, легким когнитивным снижением, неврологической микросимптоматикой.

Суд не находит оснований не согласиться с выводами экспертной комиссии, поскольку эксперты обладают необходимой квалификацией, предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, в ходе экспертизы исследован значительный объем медицинских документов ФИО8 и проанализированы материалы дела.

Выводы экспертов согласуются с показаниями допрошенных в рамках рассмотрения дела свидетелей – соседей ФИО8Свидетель №1, ФИО18, ФИО19, из которых следует, что признаков психического расстройства ФИО8 не имел, до 2018 года регулярно ходил гулять, здоровался и разговаривал с соседями. С ФИО19 поддерживал дружеские отношения, она помогала осуществлять за ним уход до его смерти. ФИО19 и ФИО18ФИО8 сообщал о своем решении подарить квартиру дочери, поскольку после смерти сына отказался от наследства в пользу внука. Дочь ухаживала за отцом до его смерти, приезжала ежедневно, забирала его мыть, переезжать к дочери ФИО8 не желал. Внук навещал деда 1-2 раза в месяц, привозил родниковую воду в 5-литровых канистрах.

При изложенных обстоятельствах суд не находит оснований полагать, что на момент заключения спорного договора дарения ФИО8 не отдавал отчета своим действиям и не мог руководить ими. Каких-либо доказательств в пользу подобного факта материалы дела не содержат.

Свидетельские показания ФИО16 о безучастном поведении ФИО8 за день до похорон ФИО10 и в день похорон суд не находит подтверждающими нарушение волеизъявления ФИО8, поскольку за исключением приведенных 2 дней, когда индивидуальные особенности поведения ФИО8 могли быть обусловлены событием смерти сына, данный свидетель ФИО8 не видела и не общалась с ним с 2009 года.

В целях проверки доводов иска о выполнении подписи в договоре дарения не ФИО8, а иным лицом, определением суда от &lt,дата&gt, назначена судебная почерковедческая экспертиза, проведение которой определением суда от &lt,дата&gt, поручено эксперту ФИО1

В заключении от &lt,дата&gt, эксперт ФИО1 указал, что почерк, которым выполнена исследуемая подпись, выработанный, однако определить степень выработанности точно не удалось из-за наличия выраженных признаков сниженной координации движений 1 и 2 групп, простоты строения букв и связей между ними, а также краткости исследуемой, выполненной по типу записи, подписи. Перечисленные в исследовании признаки могут свидетельствовать о выполнении подписи под влиянием каких-то сбивающих факторов (необычная поза исполнителя, необычное состояние, подражание и т.п.). Установлены совпадения таких общих признаков, как: транскрипция, размер, наклон, а также следующих частных признаков: сложность движений при выполнении – букв «с» и «е» — уменьшена за счет выполнения по типу вертикальных строчных штрихов, форма движений при выполнении – нижнего экстремального участка буквы «у» — угловая, протяженность движения при выполнении – надстрочного элемента буквы «В» — уменьшена по вертикали и горизонтали, относительное размещение движений при выполнении – букв Г» и «у» — на расстоянии более ширины двухэлементной буквы, точки начала буквы «у» — под точкой окончания горизонтального элемента буквы «Г», оснований первых элементов букв «Г» и «У» — выше оснований последующих элементов подписи. Наряду с совпадениями установлены различи таких общих признаков, как: размещение подписи относительно линии линовки, а именно – нижней экстремальной точки подстрочного элемента буквы «у» в исследуемой подписи – выше строчных элементов подписи, а в образцах – на и ниже линии линовки, координация движений 1 группы при выполнении элементов букв «Г» и «у» в образцах – снижена за счет неточностей при выполнении точек начал, что выразилось в наличии дополнительных рефлекторных штрихов, при их отсутствии в исследуемой подписи, а также следующих частных признаков: направление движений при выполнении строчного элемента буквы «в» в исследуемой подписи – правоокружная, а в образцах подписей – левоокружная, форма движений при выполнении заключительной части (основания) первого элемента буквы «Г» в исследуемой подписи – прямолинейная (горизонтально), а в образцах подписей (при наличии) – дуговая, петлевая. При оценке результатов сравнительного исследования установлено, что ни совпадающие, ни различающиеся признаки по объему и значимости не образуют совокупности, достаточной для положительного или отрицательного вывода. Выявить большее количество идентификационных признаков не удалось из-за малого объема содержащейся в выполненной по типу краткой записи подписи графической информации, обусловленного ее краткостью (три буквы и три строчных штриха) и простотой строения. Поэтому установить, кем, ФИО8 или иным лицом выполнена подпись от имени ФИО8 в договоре дарения от &lt,дата&gt, не представляется возможным, по причинам, изложенным в синтезирующей части заключения.

Будучи допрошенным в судебном заседании, эксперт ФИО1 поддержал выводы заключения. Пояснил, что исследование проводилось только в отношении подписи в рамках экспертного задания. При этом оснований для выхода за рамки экспертного задания и исследования почерка в части расшифровки подписи он не усмотрел ввиду отсутствия сопоставимых по времени исполнения образцов почерка ФИО8 Имеющиеся образцы почерка несопоставимы, поскольку в возрасте ФИО8 имеет место снижение двигательного письменного навыка. Экспертный вывод в отношении исследуемой подписи не может быть сформирован ввиду ее краткости.

Суд находит заключение эксперта ФИО1, в том числе в части вывода о невозможности достоверного установления факта выполнения подписи в исследуемом документе ФИО8 или иным лицом экспертным путем, обоснованным и подлежащим использованию в качестве доказательства по делу. В заключении экспертом приведены использованные методики и подробно мотивирована невозможность категоричного вывода.

Определением суда 08.09.2022 ходатайство представителя истца о назначении по делу дополнительной экспертизы оставлено без удовлетворения ввиду отсутствия оснований к ее проведению.

При этом суд учитывает, что в силу ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 настоящего Кодекса.

Исследовав представленные по делу доказательства в их совокупности и взаимосвязи, суд полагает не опровергнутым стороной ответчика заключение и подписание спорного договора дарения дарителем ФИО8 в соответствии с его волеизъявлением.

Несмотря на отсутствие вывода по результатам почерковедческой экспертизы, наличие отличающихся признаков подписи по сравнению со свободными образцами, заключение и подписание договора именно ФИО8 подтверждается пояснениями ответчика, заявлением ФИО8 о регистрации перехода прав по договору, принятым сотрудником Росреестра после проверки личности заявителя, показаниями свидетелей ФИО19 и ФИО18, которым о сделке было известно со слов ФИО8

Доводы иска об обратном основаны на предположениях и какими-либо конкретными обстоятельствами и доказательствами не обоснованы.

Оценив содержание оспариваемого договора дарения, признаков мнимой или притворной сделки суд не усматривает.

Содержание договора соответствует положениям ст. 572 ГК РФ. Условие о сохранении права проживания дарителя в квартире не является встречным предоставлением и не влечет недействительности договора.

Какие-либо обязательства одаряемого, которые позволяли бы квалифицировать данный договор как ренту или договор пожизненного содержания с иждивением, спорный договор не предусматривает.

То обстоятельство, что ответчик, являясь дочерью дарителя, фактически осуществляла за ним уход при отсутствии таких обязательств в договоре, о мнимости или притворности сделки не свидетельствует.

Договор заключен в надлежащей форме, переход права собственности на квартиру зарегистрирован в ЕГРН.

То обстоятельство, что ответчик не проживала в квартире после ее приобретения в собственность, не свидетельствует о том, что договор не исполнялся, поскольку собственник вправе использовать имущество по своему усмотрению, не обязан проживать в квартире.

При изложенных обстоятельствах оснований к удовлетворению исковых требований Гусева ФИО28. не имеется.

Согласно ч. 1 ст. 98 ГПК РФ, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела (ч. 1 ст. 88 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 94 ГПК РФ к издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся суммы, подлежащие выплате экспертам.

На основании определения Свердловского районного суда г.Костромы от 16.09.2021 по гражданскому делу № 2-951/2022 (2-3215/2021) была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза. Производство экспертизы было поручено ОГБУЗ «Костромская областная психиатрическая больница». Оплата экспертизы возложена на истца ФИО2 ОГБУЗ «Костромская областная психиатрическая больница» проведена смертная судебно-психиатрическая эксперта, заключение экспертов представлено в суд и использовано в качестве оказательства при вынесении решения по делу. Стоимость судебной экспертизы составляет 14500 руб., что подтверждается актом об оказании услуг и счетом от &lt,дата&gt,, на момент вынесения решения оплата экспертизы не произведена.

Определениями Свердловского районного суда г.Костромы от 22.03.2022 и 29.07.2022 по делу была назначена судебная почерковедческая экспертиза. Производство экспертизы поручено эксперту ФИО1 Оплата экспертизы возложена на истца ФИО2 Экспертом ФИО1 проведена судебная почерковедческая экспертиза, заключение эксперта представлено в суд. Стоимость экспертизы составляет 6000 рублей, на момент вынесения решения экспертизы не оплачена.

В соответствии с требованиями ст. 98 ГПК РФ данные расходы подлежат взысканию с истца в пользу ОГБУЗ «Костромская областная психиатрическая больница» и ФИО1 соответственно.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования Гусева ФИО29 к Киреевой ФИО30 о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки и включении квартиры в состав наследства оставить без удовлетворения.

Взыскать с Гусева ФИО31 в пользу областного государственного бюджетного учреждения «Костромская областная психиатрическая больница» в счет оплаты судебной посмертной психиатрической экспертизы 14500 (четырнадцать тысяч пятьсот) рублей.

Взыскать с Гусева ФИО32 в пользу ФИО1 в счет оплаты судебной почерковедческой экспертизы 6000 (шесть тысяч) рублей.

Решение может быть обжаловано в Костромской областной суд через Свердловский районный суд города Костромы в течение месяца со дня изготовления в окончательной форме.

Судья О.Д. Тележкина

Мотивированное решение изготовлено 15.09.2022.