Решение № 2-6 от 29.02.2012 Приволжского районного суда (Ивановская область)

                                                                                    Приволжский районный суд Ивановской области                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                      Информация предоставлена Интернет–порталом ГАС «Правосудие» (www.sudrf.ru)                                                                   Вернуться назад                                                                                           

                                    Приволжский районный суд Ивановской области — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

                        Дело № 2 – 6/2012

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

29 февраля 2012 г. г. Приволжск

Приволжский районный суд Ивановской области

в составе:

председательствующего судьи Цветковой Л.Р.

при секретаре Шевчук И.В.

с участием представителя истцов ФИО14

рассмотрев в открытом судебном заседании 29 февраля 2012г. гражданское дело по иску ФИО11, ФИО12 к ФИО8 о признании права на долю в праве собственности на дом по встречному иску ФИО8 о признании наследника недостойным и признании права собственности на долю в праве собственности на дом.

У С Т А Н О В И Л :

  ФИО7, ФИО12 обратились в суд с иском к ФИО8 о признании права собственности на долю в праве собственности на дом. ФИО8 обратилась с встречным иском к ФИО12 о признании наследника недостойным и к ФИО7 и ФИО12 о признании права собственности на долю в праве собственности на дом.

В обоснование иска ФИО7 и ФИО12 пояснили, что им принадлежит по 29/300 долей в праве собственности на дом № по . Собственниками этого имущества они стали в порядке наследования после ФИО3, умершей ДД.ММ.ГГГГ Дом состоит из двух половин, вторая половина дома принадлежит ФИО25 и ФИО15, им принадлежит по 71/100 долей в праве собственности на дом.

Половиной дома, часть которого по наследству перешла им владели в равных долях ФИО2 и ее дочери ФИО3 и ФИО4. В правоустанавливающих документах на дом имя ФИО4 записано неправильно – ФИО9.

ФИО2 в 1961 г. уехала из дома на постоянное место жительства в г. Горький. Больше в доме она постоянно не проживала, приезжала только в летнее время на несколько недель, чтобы навестить свою дочь – ФИО3

ФИО4 в 1956г. выехала из дома в г. Москву на учебу, потом постоянно проживала в г. Тольятти, более в доме она не проживала. Приезжала в г. Плес она очень редко на непродолжительное время для отдыха.

ФИО3 всю свою жизнь проживала в доме № , содержала дом в надлежащем состоянии, пользовалась земельным участком при доме, который был предоставлен в пользование только ФИО3. ФИО3 за счет собственных средств неоднократно делала косметический ремонт своей половины дома, за свой счет произвела газификацию дома, ФИО3 уплачивала все связанные с владением дома обязательные платежи.

ФИО2 и ФИО4 с момента их выезда из дома им не пользовались, средств на содержание дома не выделяли, какого-либо интереса в пользовании домом не высказывали. Фактически они были согласны, что домом пользуется ФИО3 После смерти матери ФИО2 фактически во владение её долей дома вступила только ФИО3, которая проживала в указанном доме, т.е. фактически приняла открывшееся после смерти матери наследство, хотя своих прав на наследство и не оформила. А они приняли в установленном законом порядке наследство, открывшееся после смерти ФИО3

Поскольку ФИО3 открыто, добросовестно и непрерывно владела своей половиной дома как собственной более 20 лет. Она приобрела право собственности на это имущество, а после смерти ФИО3 право собственности на это имущество перешло к истцам, в связи с этим они просят признать за ними в равных долях право собственности на долю в праве собственности на дом, которая ранее принадлежала ФИО2 и ФИО4, т.е. за каждым признать право собственности на 29/300 долей в праве собственности на дом № .

Ответчик ФИО8 исковые требования не признала и пояснила, что ни ФИО2, ни ФИО4 от своего имущества не отказывались, Они действительно не проживали в указанном доме, так как имели другое постоянное место жительства, но всегда интересовались своим имуществом, сами приезжали в свой дом на отдых, привозили своих детей. ФИО4 регулярно платила налоги на имущество, налоговые платежи присылали ей по месту ее жительства в г. Тольятти. Сам факт длительного пользования имуществом, имеющего собственников, не может являться основанием для приобретения имущества по приобретательной давности, если собственники не отказывались от своей собственности. Ни ФИО2, ни ФИО4 от права собственности на дом никогда не отказывались. ФИО12 является недостойным наследником ФИО3, поскольку он длительное время злостно уклонялся от содержания наследодателя. ФИО12 не общался с ФИО3 многие годы, запрещал членам своей семьи общаться с ФИО3, что не могло не сказаться на состоянии здоровья ФИО3 ФИО12 подал в суд исковое заявление о признании права собственности на имущество, которое ему не принадлежит, и это заявление направлено на неправомерное увеличение его доли в наследственном имуществе. В связи с этим ФИО8 просит признать недействительным свидетельство о праве на наследство выданное ФИО12, и признать ФИО12 недостойным наследником ФИО3 Кроме того ФИО8 заявлено встречное исковое требование о признании за ней как за наследником ФИО4 права собственности на принадлежащее наследодателю имущество. Ее мать ФИО4 умерла ДД.ММ.ГГГГ Она является ее наследником 1-й очереди и приняла наследство в установленном законом порядке. При жизни ФИО4 принадлежало следующее имущество 29/300 долей в праве собственности на дом № , и 29/600 долей в праве собственности на этот же дом, перешедшие к ФИО4 по наследству после смерти матери ФИО2 ФИО4 после смерти матери продолжала пользоваться наследственным имуществом, т.е. фактически приняла его, своих наследственных прав она не оформила, но между ней и ФИО3 никогда не возникало споров по поводу наследственного имущества. ФИО4 периодически продолжала приезжать в дом в летний период времени, отправляла туда своих детей, что подтверждает, что она не отказывалась от своей доли в наследственном имуществе. ФИО4 регулярно участвовала в расходах своей сестры ФИО3 по содержанию дома. В документах подтверждающих право собственности ФИО4 на дом неправильно указано имя собственника – ФИО5. Дочерью ФИО2 была ФИО4, что ответчиками не оспаривается, она просит установить, что 29/300 долей в праве собственности на дом принадлежали ее матери ФИО4 и признать за ней как за наследником право собственности на 87/600 долей в праве собственности на дом № .

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

ФИО7 и ФИО12 встречные исковые требования не признали и пояснили, что ФИО12 не препятствовал членам своей семьи в общении с ФИО3. Между ним и ФИО3 могли возникать конфликты, но к разрыву отношений они не приводили. Он по мере возможности помогал своей бабушке. Она никогда не требовала с него предоставления содержания, никогда не обращалась в суд с иском о взыскании с него средств на свое содержание. Если бы она хотела, то лишила бы его наследственных прав, но она не сделала этого. Никаких действий, направленных на увеличение доли в наследственном имуществе, ФИО12 не совершал. Обращение в суд за разрешением спора о праве собственности не является незаконным действием, направленным на увеличение доли в наследственном имуществе. ФИО12 и ФИО7 признают, что доля в праве собственности на дом, зарегистрированная за ФИО5, фактически принадлежит ФИО4 – родной сестре ФИО3 ФИО4 уехала из г. Плеса примерно в 1955г. и более интереса к своей собственности в г. Плесе не проявляла. Она приезжала только в летнее время на непродолжительные периоды для отдыха. Фактически она отказалась от своего права собственности. Следовательно, это имущество не может быть включено в состав наследства, открывшегося после ее смерти. Они просят ФИО8 в иске отказать.

Выслушав стороны, изучив материалы дела, выслушав показания свидетелей, суд приходит к следующему:

Решением Приволжского районного суда от 19 января 2007г. по делу по иску ФИО6 к ФИО3, ФИО9 и администрации Приволжского муниципального района о сохранении перепланировки жилого помещения и определении долей в праве собственности на жилой дом (л.д. 82-83) установлено, что ФИО6 принадлежит 71/100 доля в праве собственности на жилой дом № . В мотивировочной части решения суда указано, что другим участникам долевой собственности на указанный дом принадлежит 23/100 долей в праве собственности на дом. ФИО3 принимала участие в рассмотрении этого гражданского дела и пояснила, что до перепланировки половина дома №  принадлежала ее матери ФИО2, сестре ФИО4 и ей в равных долях. ФИО2 умерла в 1968г. и ее наследство официально не оформлено.

Наличие равных долей ФИО2, ФИО3 и ФИО4 подтверждается выпиской из реестра объектов капитального строительства (л.д. 7).

Решением Приволжского районного суда от 4 мая 2011г. по делу по иску ФИО7 и ФИО12 к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы №4 по Ивановской области о включении недвижимого имущества в состав наследства было установлено, что ФИО3 принадлежало 29/300 долей в праве собственности на жилой дом №

Следовательно, учитывая, что доли ФИО3, ФИО2, ФИО4 равные, каждой из них принадлежало по 29/300 долей в праве собственности на дом №

ФИО2 умерла ДД.ММ.ГГГГ в . Свои права на открывшееся после ее смерти наследство никто не оформил, что сторонами не оспаривается и подтверждается документами, в соответствии с которым доля в праве собственности на дом до настоящего времени зарегистрирована за ФИО2 (л.д. 7).

В соответствии со ст. 546 ГК РСФСР для приобретения наследства наследник должен его принять. Признается, что наследник принял наследство, когда он фактически вступил во владение наследственным имуществом, или когда он подал нотариальному органу по месту открытия наследства заявление о принятии наследства. Указанные действия должны быть совершены в течение шести месяцев со дня открытия наследства. Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства.

Судом обозревалась домовая книга по дому № на  (ныне , которая подтверждает, что ФИО4 14 сентября 1956 выбыла в г. Москву (запись №17 в домовой книге) Более никаких свидетельств о пребывании ее в г. Плесе нет. ФИО8 не приводит доказательств принятия ФИО4 наследства, открывшегося после смерти ФИО2, в течение шести месяцев с 10 января 1968г. Она не подавала заявление в нотариальную контору и не вступила в фактическое обладание имуществом в течение шести месяцев после смерти матери. Ее непродолжительные визиты в г. Плес не могут подтверждать принятие ею наследства, открывшегося после смерти матери, поскольку отсутствуют доказательства, что она приезжала в г. Плес с целью вступить во владение наследственным имуществом в течение шести месяцев после смерти матери. Налоговые платежи ФИО4 платила за свою долю в общем имуществе.

ФИО3 согласно записям в домовой книге постоянно проживала в доме с 18 марта 1954 г. (записи №№ 5, 30) Последняя запись в домовой книге произведена 4 апреля 2004г. Сторонами не оспаривается, что ФИО3 проживала постоянно в указанном доме до наступления смерти, т.е. она приняла наследство, открывшееся после смерти ее матери путем фактического вступления в обладание наследственным имуществом.

Свидетели ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО23 ФИО19, ФИО20 показали, что ФИО4 никогда не отказывалась от своей части наследства после смерти матери ФИО2, но каких-либо доказательств, свидетельствующих о совершении ФИО4 действий, направленных на принятие наследства в течение шести месяцев после смерти своей матери суду не представлено. Отсутствие отказа от наследства не является доказательством принятия наследства.

При таких обстоятельствах отсутствуют основания для признания за ФИО8 права собственности в порядке наследования после смерти матери ФИО4 на 29/600 долей в праве собственности на жилой дом № по  перешедших ФИО4 в порядке наследования после смерти матери ФИО2, поскольку отсутствуют доказательства принятия ФИО4 наследства.

Требования ФИО12 и ФИО7 о признании за ними права собственности на долю в общем имуществе, ранее принадлежащую ФИО2 подлежит удовлетворению, поскольку они в установленном законом порядке приняли наследство, открывшееся после смерти ФИО3 (л.д. 9, 10). ФИО3 приняла наследство, открывшееся после смерти своей матери ФИО2 в соответствии со ст. 546 ГК РСФСР путем вступления в фактическое обладание наследственным имуществом, что подтверждается записями в домовой книге и не оспаривается сторонами. В соответствии с ч. 3 ст. 218 ГК РФ в случае смерти гражданина право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом. ФИО12 и ФИО7 наследники ФИО3 по закону.

Требования ФИО8 о включении в состав наследства и о признании права собственности на 29/300 долей в праве собственности на дом № в г. Плесе ранее по документам принадлежащим ФИО9 являются обоснованными и подлежат удовлетворению по следующим основаниям:

ДД.ММ.ГГГГ в  Самарской области умерла ФИО4 ДД.ММ.ГГГГ года рождения, уроженка г. Плеса Ивановской области (л.д.78). Согласно сообщению нотариальной палаты Самарской области (л.д. 26,79, 103, 117) наследником ФИО4 является ФИО8.

ФИО8 приходится дочерью ФИО4 ( л.д. 80, 117).

Собственником 29/300 долей в праве собственности на дом числится ФИО9. ФИО12 и ФИО7 не оспаривают, что ФИО9 и ФИО4 одно лицо. Это также подтверждается показаниями свидетелей ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО23 (л.д. 159-164). Доли в праве собственности на дом ФИО2, ФИО3 и ФИО9 приобрели на основании одного свидетельства о наследовании от ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 44) т.е. все они являлись наследодателю наследниками одной очереди. Свидетельством о праве на наследство подтверждается, что наследство после смерти ФИО10 приняли его жена ФИО2 и две дочери ФИО3 и ФИО9. ФИО4 приходилась дочерью ФИО10 и ФИО2, что подтверждается свидетельством о рождении (л.д. 84). При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что в свидетельстве о праве на наследство (л.д. 81) допущена ошибка.

Доводы представителя ФИО7 и ФИО12 о том, что требование об установлении принадлежности доли в доме по документам принадлежащей ФИО9 – ФИО4 должно рассматриваться в порядке особого производства путем предъявления в суд требования об установлении факта принадлежности правоустанавливающего документа, являются безосновательными. В соответствии с ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства. Поскольку в данном случае судом рассматривается спор о праве собственности на жилой дом, отсутствуют основания для рассмотрения требования ФИО8 в порядке особого производства.

Наследство после смерти отца ФИО10 приняла его дочь ФИО4, следовательно, 29/300 долей в праве собственности на дом №  принадлежат, ФИО4. Представленные суду документы подтверждают, что от своей доли в праве собственности на дом №  ФИО4 не отказывалась. Она уплачивала налоговые платежи (л.д. 21, 24, 25, 63, 64, 88-92, 102) Свидетели ФИО21, ФИО22 (л.д. 70-72) показали, что ФИО4 приезжала в г. Плес, навестить свою сестру. Реализовать свое право собственности ФИО4 могла только лишь путем визитов в г. Плес Ивановской области, поскольку она постоянно проживала в другом регионе РФ. ФИО12 и ФИО7 не оспаривают, что ФИО4 приезжала в г. Плес на отдых. Свидетель ФИО16 показала, что ФИО4 регулярно участвовала в расходах по содержанию своего дома в г. Плесе (л.д.159). Свидетели ФИО16, ФИО8, ФИО23 показали, что ФИО4 считала дом №  своим родным домом, не хотела совершать каких-либо действий по отчуждению своей доли в праве собственности на дом и не отказывалась от своего права собственности. (л.д. 159-164). Свидетель ФИО19 показала, что ФИО3 рассказывала ей, что дом №  принадлежит ей и ее сестре ФИО4

Требования ФИО12 и ФИО7 о признании права собственности за ними на долю в общем имуществе, ранее принадлежавшую ФИО4 удовлетворению не подлежит. Суд счел доказанным, что ФИО4 не отказывалась от своего права участника долевой собственности на дом №

Требование ФИО8 о признании ФИО12 недостойным наследником и отстранении его от наследования удовлетворению не подлежат по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 1117 ГК РФ не наследуют ни по закону, ни по завещанию граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали либо пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо способствовали или пытались способствовать увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

Истец ФИО8 полагает, что обращение ФИО12 в суд с требованием о признании права собственности на долю в доме является противоправным действием, способствующим увеличению его доли в наследственном имуществе.

Обращение в суд является законной процедурой, гарантированной ст. 45 и 46 Конституции РФ. Обращение с иском в суд не может рассматриваться как умышленное противоправное действие, направленное против наследодателя, кого-либо из наследников, способствующее увеличению его доли в наследственном имуществе. Каких-либо других умышленных противоправных действий совершенных ФИО12 и направленных против наследодателя, либо кого-либо из наследников, подтвержденных судебными решениями, истец не приводит. И доказательства совершения таких действий ФИО12 отсутствуют.

В соответствии с ч. 2 ст. 1117 ГК РФ по требованию заинтересованного лица суд отстраняет от наследования по закону граждан, злостно уклонявшихся от выполнения лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя.

Свидетели ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО23, ФИО20, ФИО19 показали, что примерно за пять лет до смерти ФИО3 между ней и ее внуком ФИО12 произошел конфликт, приведший к полному разрыву отношений между ними. После этого ФИО12 прекратил общение со своей бабушкой, уклонялся от предоставления ей материального содержания, не разрешал членам своей семьи общаться с ФИО3, все это не могло не сказаться на состоянии здоровья ФИО3 Все свидетели также указывают об отсутствии судебных решений о взыскании с ФИО12 средств на содержание бабушки ФИО3 и об уклонении ФИО12 от исполнения судебных решений.

Свидетель ФИО24 пояснила, что по просьбе родственников ФИО3 из г. Тольятти она как медицинская сестра ухаживала за ФИО3 до ее смерти, с ФИО3 проживал ее сын ФИО7 и ее часто навещали ее родственники из г. Тольятти, ФИО12 она у ФИО3 не видела, разговоров о нем не заходило.

ФИО12 пояснил, что он по мере возможности оказывал помощь своей бабушке, отрицает существование между ними конфликта, который привел к полному разрыву отношений.

Свидетели ФИО15, ФИО25, владельцы второй половины дома №  пояснили, что между ФИО3 и ее внуком ФИО12 были всегда очень хорошие отношения, он со своей семьей приезжал к ней летом в гости в г. Плес, она ездила к ним в гости в Москву. Свидетель ФИО22 – супруга ФИО12 пояснила, что между ФИО3 и ее мужем ФИО12 были хорошие отношения, они никогда не препятствовали ФИО3 в общении с их дочерью . Свидетель ФИО26, ФИО21 дали аналогичные показания (л.д. 71-72). Свидетель ФИО27 от дачи показаний отказалась (л.д.98).

Таким образом, показания свидетелей о разрыве отношений между ФИО3 и ее внуком ФИО12, об уклонении ФИО12 от участия в содержании бабушки носят крайне противоречивый характер.

Судом направлялось судебное поручение в Центральный районный суд г. Тольятти о допросе свидетелей ФИО28 и ФИО29 (л.д. 141), при этом в тексте определения в результате технической ошибки отсутствует требование о допросе в качестве свидетеля ФИО29, в результате этой ошибки ФИО29 в Центральный суд г. Тольятти не вызывался. Судебное поручение о допросе в качестве свидетеля ФИО28 возвращено в суд без исполнения, в связи с неявкой в суд свидетеля по повторному вызову (л.д. 153-156).

Судом собрано достаточно доказательств отсутствия судебных постановлений о взыскании с ФИО12 средств на содержание его бабушки ФИО3 в соответствии со ст. 95 СК РФ. Ряд свидетелей прямо подтверждают, что такого решения не могло быть. Кроме того ст. 95 СК РФ устанавливает, что нетрудоспособные нуждающиеся в помощи дедушка и бабушка в случае невозможности получения содержания от своих совершеннолетних трудоспособных детей или от супруга (бывшего супруга) имеют право требовать в судебном порядке получения алиментов от своих трудоспособных совершеннолетних внуков, обладающих необходимыми для этого средствами. ФИО3 имела трудоспособного совершеннолетнего сына ФИО7, который оказывал ей необходимую помощь, что не оспаривается сторонами и подтверждается свидетелями.

Суд приходит к выводу об отсутствии необходимости направления повторного судебного поручения о допросе свидетелей в Центральный районный суд г. Тольятти, поскольку считает достаточным имеющихся в деле свидетельских показаний, практически все свидетели допрошены по инициативе ФИО8 их показания соответствуют друг другу, нет оснований полагать, что свидетели ФИО28 и ФИО29 могут дать показания, имеющие решающее значения для решения суда по настоящему гражданскому делу. Направление повторного судебного поручения приведет к необоснованному затягиванию производства по делу.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума Верховного суда от 1 июля 1966 г. №6 «О судебной практике по делам о наследовании» злостное уклонение от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя должно быть подтверждено приговором суда либо материалами гражданского дела о взыскании алиментов или другими представленными доказательствами, подтверждающими злостный характер уклонения от исполнения обязанностей по содержанию наследодателя.

Каких-либо вступивших в законную силу судебных постановлений, подтверждающих злостное уклонение ФИО12 от содержания своей бабушки ФИО3 суду не представлено.

С ФИО3 до ее смерти постоянно проживал трудоспособный совершеннолетний сын ФИО7, на котором в соответствии со ст. 87 СК РФ лежала обязанность по содержанию нетрудоспособного родителя, и который от своей обязанности, как показали свидетели, не уклонялся.

При таких обстоятельствах отсутствуют основания для признания ФИО12 недостойным наследником ФИО3 и для признания недействительным свидетельства о праве на наследство по закону от ДД.ММ.ГГГГ выданного на имя ФИО12 в порядке наследования после смерти ФИО3.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194 — 199 ГПК РФ,

Р Е Ш И Л:

Исковые требования ФИО11. ФИО12 удовлетворить частично. Признать за ФИО11 право на 29/600 долей в праве собственности на дом № . Признать за ФИО12 право собственности на 29/600 долей в праве собственности на дом № . В иске ФИО12 и ФИО11 о признании за ними права собственности на 29/300 долей в праве собственности на дом № по  ранее принадлежащих ФИО5 отказать.

Встречные исковые требования ФИО8 удовлетворить частично. Отказать ФИО8 в удовлетворении исковых требований о признании ФИО12 недостойным наследником ФИО3. Установить что 29/300 долей в праве собственности на дом №  по документам принадлежащие ФИО5 фактически принадлежат ФИО4 ДД.ММ.ГГГГ года рождения уроженке , умершей ДД.ММ.ГГГГ в . Признать за ФИО8 право собственности на 29/300 долей в праве собственности на дом №  в порядке наследования после смерти матери ФИО4.

Решение может быть обжаловано в апелляционном порядке в Ивановский областной суд через Приволжский районный суд в течение одного месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Председательствующий: / /