Решение № 2-6019/18 от 10.08.2018 Сургутского городского суда (Ханты-Мансийский автономный округ-Югра)

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

10 августа 2018 года г. Сургут

Сургутский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа-Югры в составе:

председательствующего судьи Хуруджи В.Н.,

при секретаре Шулаковой Т.А.,

с участием представителя истца Усатова С.И., ответчика Лупандина О.А., рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Сургутского городского суда гражданское дело № 2-6019/2018 по иску Котилевской Валентины Ивановны к Лупандину Олегу Анатольевичу о восстановлении пропущенного срока для вступления в наследство по завещанию, признании недействительными свидетельства о праве собственности по закону на земельные участки, транспортные средства, денежные средства, обязании выдать свидетельство о праве собственности по завещанию, признании недействительными записи в свидетельствах о праве собственности,

установил:

Истец Котилевская В.И. обратилась в суд с вышеуказанным иском к Лупандину О.А..

Свои требования мотивирует тем, что с 1985 года является супругой ФИО2, ДД.ММ.ГГГГ года рождения. 20.10.2007 года ФИО2, после продолжительной болезни умер. Истец все это время проживала совместно с супругом ФИО2 по адресу: &lt,адрес&gt,. При жизни, ФИО2, сообщил ей о том, что он составил завещание на все имущество на ее имя, но она тогда этому значения не придала. А когда ФИО2 тяжело заболел, о завещании не переспрашивала и документа (завещания) этого никогда не видела. Однако, она знала о наличии его имущества, видела и знала их местонахождение и что среди этого имущества было и совместно нажитое имущество, это было движимое и недвижимое имущество, денежные сбережения, собственником которых по документам являлся ФИО2 У ФИО2 было двое взрослых сыновей, от первого брака, которые проживали отдельно от них. В период болезни, уходом и лечением занималась, исключительно, она сама. Кроме того, на похоронах, ни один из сыновей не присутствовал, и организацией похорон занималась она одна, причем сыновей о смерти супруга она оповестила посредством телефонного звонка. После смерти ФИО2, истец, предполагая, что имеется завещание, якобы оставленное ее супругом, стала искать выше указанный документ, но не найдя завещание, она в установленный законом срок для принятия наследства обратилась с заявлением о принятии наследства к нотариусу. В этот же период, с заявлением о принятии наследства к нотариусу, обратился один из сыновей — Лупандин Олег Анатольевич. Нотариус в установленный законом срок выдала свидетельства о праве на наследство по закону на 1/2 доли имущества на имя Лупандина О.А. На основании выданного свидетельства о праве на наследство по закону Лупандин О.А. зарегистрировал свое право на свою долю. Истец по настоящее время, за свидетельством о праве на наследство по закону к нотариусу не обращалась, пологая найти завещание. Таким образом, истец фактически является лицом, вступившим в наследство по закону, но не оформившим свое наследственное право. С решением нотариуса в выдаче Лупандину О.А. свидетельств о праве на наследство по закону на ? долю всего имущества, оставшегося после смерти наследодателя не согласна, так как нотариус не учла требований п. 1 ст. 34 СК РФ (совместная собственность супругов) в которой указано, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. Истец в поисках возможного наличия завещания на свое имя, с запросом обратилась в Нотариальную палату ХМАО-Югры, откуда 22.09.2011 года был получен ответ об отсутствии в реестре регистрации указанного документа, что оказалось не достоверной информацией, так как в последствии при ревизии и пересмотре архивных документов истец нашла завещание ФИО2 от 21.09.1992 года. Вследствие всего вышесказанного, истец, физически не смогла своевременно вступить в наследство по завещанию. Содержание завещания предполагает собой то, что супруг ей завещал все свое имущество, какое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, в чем таковое не заключалось и где бы оно не находилось. Истец, после того как нашла завещание, обратилась к нотариусу, где открыто было наследственное дело., Предоставив оригинал завещания, истец, обратилась с заявлением о получении свидетельства о праве на наследство по завещанию, на что в выдаче такого свидетельства нотариус отказала, мотивируя тем, что ранее на имущество умершего ФИО2 выдавалось свидетельство о праве на наследство по закону на ? долю его сыну Лупандину О.А.. Более того, Лупандин О.А. по наследуемому имуществу уже провел регистрационные действия, тем самым сменив правообладателя на имущество. Нотариусом было предложено разрешить данный вопрос только в судебном порядке. Учитывая все вышеизложенное, и что завещание от 21.09.1992 года, зарегистрированного в реестре за оформлено и зарегистрировано должным образом и предполагает единственного наследника, считает, необходимым удовлетворить требования в полном объеме, и дать возможность вступить в наследство по завещанию.

Истец просит суд восстановить пропущенный срок обращения в суд для вступления в наследство по завещанию от 21.09.1992 года, зарегистрированного в реестре за , признать недействительными все свидетельства о праве на наследство по закону на 1/2 долю выданные на имя Лупандина Олега Анатольевича на следующее имущество: земельный участок, общей площадью 1500 м2, расположенный по адресу: &lt,адрес&gt,, земельный участок, общей площадью 980 м2, расположенный по адресу: &lt,адрес&gt,, транспортное средство &lt,данные изъяты&gt,, ДД.ММ.ГГГГ выпуска, государственный номер , VIN , транспортное средство &lt,данные изъяты&gt,, ДД.ММ.ГГГГ выпуска, государственный номер VIN отсутствует, денежные средства, в размере 67819 рублей 39 копеек, хранящиеся на счету открытом в Сургутском отделении 5940/057 ПАО «Сбербанк», денежные средства, в размере 855 рублей 54 копейки, хранящиеся на счету открытом в Белгородском отделении 8592/018 ПАО «Сбербанк», обязать нотариуса Капралову С.Д. выдать свидетельство о праве на наследство по завещанию, открывшееся после смерти ФИО2 от 20.10 2007 года, признать недействительными записи в свидетельствах о праве собственности на ? доли земельных участков оформленные на имя Лупандина О.А., зарегистрированные в реестре Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по ХМАО-Югре.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:
8 (499) 938-53-89 (Москва и МО)
8 (812) 467-95-35 (Санкт-Петербург и ЛО)
8 (800) 302-76-91 (Регионы РФ)

Истец в суд не явилась, о времени и месте судебного заседания извещена надлежащим образом, ходатайствовала о рассмотрении дела в свое отсутствие.

Представитель истца в судебном заседании заявленные требования поддержал согласно доводам, изложенным в исковом заявлении.

Ответчик в судебном заседании предъявленные требования не признал полностью, представил письменные возражения, согласно которых не признание иска обосновывает следующим.

Завещание от 21.09.1992 года, составленное ФИО2, согласно которому он все свое имущество завещает супруге Котилевской В.И., до истечения срока принятия наследования после смерти ФИО2, Котилевская В.И. нотариусу не представила. Нотариусом был произведен раздел имущества по закону в виде земельных участков и денежных вкладов, ответчику как наследнику по закону были выданы свидетельства о праве на наследство по закону, с чем Котилевская В.И. была согласна, что исключает возможность принятия ею наследства, причитающегося по другим основаниям, по истечении срока принятия наследства. Ссылка истицы на то, что она, зная о существовании составленного в ее пользу завещания, но не могла его найти, поэтому не представила завещание своевременно, не могут служить основанием для удовлетворения ее исковых требований, поскольку закон связывает открытие наследства со смертью гражданина, а не с датой проведенной наследником по закону Котилевской В.И. ревизии и пересмотром своих архивных документов. Кроме того, завещание было составлено более 15 лет назад завещателем, который приходится истцу супругом, брак заключен в 1985 году. Истица сообщила, что все это время проживала совместно с супругом. При жизни ФИО2 сообщил, что составил завещание на все имущество на ее имя. Таким образом, Котилевской В.И. до истечения этого срока было достоверно известно о наличии оснований для принятия наследства по завещанию, более того, все это время завещание хранилось у нее. Ссылка истицы на то, что зная о существовании составленного в ее пользу завещания, не обратилась в нотариальную контору своевременно в поисках завещания, не может служить основанием для удовлетворения ее исковых требований, поскольку закон связывает открытие наследства со смертью гражданина, а не с осведомленностью наследника по закону о завещании в его пользу конкретного имущества. Истица умышленно умолчала о факте прекращения ведения совместного хозяйства, прекращении брачных отношений с ФИО2 с июня 1992 года. Между ответчиком и отцом, ФИО2, при его жизни были теплые, доверительные отношения, отец непосредственно после составления завещания сообщил ответчику, что под давлением со стороны истца составил завещание, чтобы получить развод без суда. Истец оказывала моральное, психическое воздействие на отца, желая получить завещание в обмен на согласие расторгнуть брак. Также отец сказал о том, что завещание будет недействительным, так как он умышленно изменил в нем свою подпись. Кроме того, часть имущества, являющегося предметом спора не является совместно нажитым, поскольку было приобретено Лупандиным О.А. в период, когда он не состоял в браке с истцом. Принимая во внимание, что истец без уважительных причин пропустила срок для принятия наследства по завещанию после смерти ФИО2, отсутствуют законные основания для удовлетворении исковых требований.

Третьи лица нотариус нотариального округа город Сургут ХМАО-Югры, представители ОГИБДД УМВД России по г. Сургуту и Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по ХМАО-Югре в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом, от представителя Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по ХМАО-Югре поступил отзыв на исковое заявление, согласно которого последний просит рассмотреть дело в отсутствие представителя поскольку исковые требования не затрагивают прав управления.

Дело рассмотрено в отсутствие истца и представителей третьих лиц в соответствии со ст. 167 ГПК РФ.

Заслушав пояснения представителя истца и ответчика, исследовав и оценив в совокупности представленные доказательства, суд полагает, что требования Котилевской В.И. не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ст. 35 Конституции РФ право наследования гарантируется. Это право включает в себя как право наследодателя распорядиться своим имуществом на случай смерти, так и право наследников по закону и по завещанию на его получение.

В соответствии со статьями 1111, 1112, 1113 и 1114 Гражданского кодекса Российской Федерации наследование осуществляется по завещанию и по закону. Наследство открывается со смертью гражданина. Днем открытия наследства является день смерти гражданина. В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В силу пункта 1 статьи 1119 Гражданского кодекса Российской Федерации завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, любым образом определить доли наследников в наследстве, лишить наследства одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения, а в случаях, предусмотренных названным Кодексом, включить в завещание иные распоряжения.

Пунктом 1 статье 1121 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что завещатель может совершить завещание в пользу одного или нескольких лиц (статья 1116), как входящих, так и не входящих в круг наследников по закону.

В соответствии с положением абз.2 п. 2 ст. 1152 Гражданского кодекса РФ при призвании наследника к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и в результате открытия наследства и тому подобное) наследник может принять наследство, причитающееся ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям.

В соответствии с положением п. 35 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 № 9 О судебной практике по делам о наследовании принятие наследства, причитающегося наследнику только по одному из оснований, исключает возможность принятия наследства, причитающегося ему по другим основаниям, по истечении срока принятия наследства (статья 1154 Гражданского кодекса РФ), если наследник до истечения этого срока знал или должен был знать о наличии таких оснований.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 40 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 9 от 29 мая 2012 г. О судебной практике по делам о наследовании, требования о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство могут быть удовлетворены лишь при доказанности совокупности следующих обстоятельств: а) наследник не знал и не должен был знать об открытии наследства или пропустил указанный срок по другим уважительным причинам. К числу таких причин следует относить обстоятельства, связанные с личностью истца, которые позволяют признать уважительными причины пропуска срока исковой давности: тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п. (статья 205 ГК РФ), если они препятствовали принятию наследником наследства в течение всего срока, установленного для этого законом. Не являются уважительными такие обстоятельства, как кратковременное расстройство здоровья, незнание гражданско-правовых норм о сроках и порядке принятия наследства, отсутствие сведений о составе наследственного имущества и т.п., б) обращение в суд наследника, пропустившего срок принятия наследства, с требованием о его восстановлении последовало в течение шести месяцев после отпадения причин пропуска этого срока. Указанный шестимесячный срок, установленный для обращения в суд с данным требованием, не подлежит восстановлению, и наследник, пропустивший его, лишается права на восстановление срока принятия наследства.

Исходя из изложенного, а также из положений ст. 56 ГПК РФ следует, что бремя доказывания наличия уважительных причин пропуска срока для принятия наследства после смерти наследодателя лежит на лице, обратившемся с требованиями о восстановлении данного срока.

В судебном заседании установлено, что 12.04.1985 года ФИО2 и Котилевская В.И. заключили брак, что подтверждается копией свидетельства о заключении брака от 12.04.1985 года.

21.09.1992 года ФИО2 составил завещание, согласно которого все свое имуществ, какое ко дню его смерти окажется ему принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось, и где бы оно не находилось завещал Котилевской В.И. Данное завещание зарегистрировано в реестре за и удостоверено государственным нотариусом Соловьевой Е.А.

25.06.1993 года ФИО2 и Котилевская В.И. расторгли брак, что подтверждается копией свидетельства о расторжении брака от ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно сведениям в паспортах транспортных средств, свидетельствах о регистрации ТС и сообщениях РЭО ГИБДД по г.Сургуту ФИО2 с 01.06.1993 года по настоящее время принадлежит транспортное средство &lt,данные изъяты&gt,, государственный регистрационный знак и с 08.06.1999 года по настоящее время – транспортное средство &lt,данные изъяты&gt,, государственный регистрационный знак .

Кроме того, на основании постановления главы администрации &lt,адрес&gt, от 25.02.1994 года ФИО2 приобрел право собственности на земельный участок, расположенный по адресу: &lt,адрес&gt,, общей площадью 1500 кв.м., что подтверждается свидетельством о праве собственности на землю .

Распоряжением главы Администрации города Сургута от 28.01.1994 года в собственность ФИО2 был предоставлен земельный участок площадью 980 кв.м., расположенный по адресу: &lt,адрес&gt,.

01.08.1996 года ФИО2 и Котилевская В.И. вновь заключили брак.

20.10.2007 года ФИО2 умер, что подтверждается копией свидетельства о смерти от 23.10.2007 года.

На день смерти, он проживал совместно с истцом по адресу: &lt,адрес&gt,, о чем свидетельствует справка от 12.02.2018 года, выданная ООО УК «ДЕЗ Центрального жилого района».

После смерти ФИО2 нотариусом Капраловой С.Д. к его имуществу было заведено наследственное дело .

С заявлениями о принятии наследства по закону обратились истец Котилевская В.И. – супруга ФИО2 и ответчик Лупандин О.А. – сын ФИО2

31.01.2008 года нотариус направляла нотариусам города Сургута, в том числе, нотариусу ФИО8, запросы о наличии завещания от имени ФИО2, сведения об удостоверении, отмене, изменении завещания отсутствуют.

27.01.2011 года нотариусом ФИО7 также направлялся аналогичный запрос в Нотариальную палату ХМАО-Югры, на который поступил ответ об отсутствии сведений о наличии завещания ФИО2

В 2014 году ответчику Лупандину О.А. нотариусом были выданы свидетельства о праве на наследство по закону на ? долю на земельные участки, расположенные по адресам: &lt,адрес&gt, и &lt,адрес&gt,, а также права требования выплаты денежных средств со всеми процентами в банковских вкладах в ПАО Сбербанк.

22 февраля 2018 года истец обращалась к нотариусу Капраловой С.Д. с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство на все имущество ФИО2 по завещанию по причине того, что ранее указанное завещание не предоставлялось, в связи с тем, что о наличии завещания истец узнала в июле 2017 года, обнаружив его в документах наследодателя. На что нотариус сообщила, что свидетельство о праве на наследство по завещанию выдано быть не может, поскольку свидетельство о праве на наследство по закону на ? долю имущества выдано ответчику – Лупандину О.А., на основании чего произошла смена правообладателя на имущество.

В настоящее время право на ? долю в праве собственности на земельные участки, расположенные по адресам: &lt,адрес&gt, и &lt,адрес&gt, зарегистрированы в ЕГРН на имя ответчика Лупандина О.А., что подтверждается выписками из ЕГРН.

При этом, заявитель и ее представитель, ответчик не оспаривают тот факт, что о наличии завещания сторонам было известно.

Проанализировав представленные сторонами доказательства, суд пришел к выводу о том, что осведомленность истца о месте нахождения завещания, совершенного в ее пользу наследодателем, однако не обращения с ним, а обращение за наследство по другим основаниям не может быть отнесена к числу вышеприведенных причин, влекущих удовлетворение требований о восстановлении срока принятия наследства и признании прав истца на него, поскольку при обращении за наследство лицу принадлежит право на выбор способа защиты наследственным прав. Кроме того представленное суда завещание, к нотариусу не предъявлялось и последний был лишен проверить его законность и в том числе на действительность, поскольку после его регистрации(если таковое имело место) наследодатель в любой момент имел возможность отмены завещания.

Данное обстоятельство не связано ни с личностью истца, которое позволяло бы признать уважительными причины пропуска срока исковой давности, ни с его осведомленностью о времени открытия наследства.

Завещание составлено более 25 лет назад завещателем, который находился в родственных отношениях с истцом и подписал его по предложению истца, что не оспаривается стороной истца. Наследство открылось 20.10.2007 года, вместе с тем, истец владея завещанием каких-либо мер для его предъявления в разумный срок после его истечения не предприняла, заинтересованности в приобретении спорного имущества не проявляла.

Разрешая спор, суд, оценив представленные сторонами доказательства в соответствии с требованиями статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями ст. ст. 1118 — 1120, 1152 — 1155 Гражданского кодекса Российской Федерации пришел к выводу об отсутствии оснований для восстановления истцу срока для принятия наследства по завещанию.

Принимая во внимание изложенное, не подлежат удовлетворению и производные требования истца о признании недействительными свидетельства о праве собственности по закону, обязании выдать свидетельство о праве собственности по завещанию, признании недействительными записи в свидетельствах о праве собственности.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 88-98, 194-199 ГПК РФ, суд

решил:

В удовлетворении исковых требований Котилевской Валентины Ивановны к Лупандину Олегу Анатольевичу о восстановлении пропущенного срока для вступления в наследство по завещанию, признании недействительными свидетельства о праве собственности по закону на земельные участки, транспортные средства, денежные средства, обязании выдать свидетельство о праве собственности по завещанию, признании недействительными записи в свидетельствах о праве собственности, отказать.

Настоящее решение может быть обжаловано в судебную коллегию по гражданским делам суда Ханты-мансийского автономного округа — Югры через Сургутский городской суд в течении месяца со дня изготовления решения суда в окончательной форме.

Председательствующий судья В.Н. Хуруджи

Копия верна: В.Н.Хуруджи